Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Из МВД в правозащитники

Генерал-майор МВД Татьяна Москалькова стала новым омбудсменом

Андрей Винокуров, Александр Братерский, Елизавета Маетная 22.04.2016, 12:44
Татьяна Москалькова ТАСС
Татьяна Москалькова

Госдума утвердила генерал-майора МВД, депутата от «Справедливой России» Татьяну Москалькову на должность уполномоченного по правам человека. «Правозащитная тема стала активно использоваться западными и американскими структурами в качестве оружия шантажа, спекуляций, угроз, попыток дестабилизировать и оказать давление на Россию», — сказала Москалькова в Госдуме, пообещав защищать соотечественников за рубежом, подняв престиж уполномоченного на мировой уровень.

То, что именно Москалькова станет уполномоченным по правам человека, не вызывало сомнений ни у кого. Ее кандидатура была согласована с «Единой Россией», которая предпочла никого на пост омбудсмена не выдвигать. Однако формально к началу рассмотрения данного вопроса у нее было пять оппонентов.

КПРФ хотела видеть на этой должности первого заместителя комитета по образованию Олега Смолина. ЛДПР внесла на пост целых трех кандидатов: депутатов Ивана Сухарева и Антона Морозова, а также сенатора Сергея Калашникова. В качестве самовыдвиженца претендовать на позицию уполномоченного по защите прав человека попыталась и еще один депутат от ЛДПР — Маргарита Свергунова.

На сайте Госдумы Татьяна Москалькова сфотографирована в форме, однако на заседание ГД она пришла в черном костюме.

В своем выступлении она сразу объяснила, что рассматривает позицию уполномоченного как «одно из звеньев единой комплексной правоохранительной системы». После чего рассказала, что одной из своих основных задач видит защиту прав россиян и всей России за рубежом. «Нужно поднимать уровень уполномоченного по правам человека с точки престижа на мировом уровне! Нужно найти механизмы противодействия использованию прав человека как площадки для конфликта интересов и нападок на Россию», — сказала Москалькова. В ее выступлении также звучали такие слова, как «шантаж» и «угроза».

«Мы знаем, сколько неправды звучало вокруг Крыма и Украины. Важно, чтобы уполномоченный по правам человека мог защитить не просто одного человека, но и систему ценностей в России», — завершила она свое выступление.

Несколько кандидатов взяли самоотвод, а Свергунова не набрала достаточно голосов, чтобы даже участвовать в голосовании как кандидат на пост уполномоченного. В итоге борьба должна была вестись только между Калашниковым, Смолиным и Москальковой.

Представитель единороссов, глава комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин нашел добрые слова о каждом из этих претендентов и отрицал предрешенность выбора.

Выступающий от фракции КПРФ Сергей Решульский также начал с похвалы Смолину, но потом практически переадресовал их Москальковой: «Но разве не таких же слов заслуживает Татьяна Николаевна Москалькова?»

А Сергей Миронов даже открыл тайну названия докторской диссертации Москальковой по философии — «Культура противодействия злу в работе правоохранительных органов», добавив, что в этой работе она дошла до «вершин философского осмысления».

Единственным недовольным оказался Владимир Жириновский. Он был возмущен, что омбудсменом станет бывший работник милиции, добавив, что единороссы поддерживают кандидата, который недавно предлагал «послать к черту» их правительство. «Вы ни в одном парламенте мира такое не увидите», — сказал Жириновский.

В голосовании предсказуемо победила Москалькова. За нее проголосовали 323 депутата. Против были только 11, а воздержался — один. Два других кандидата не набрали и половины голосов всех парламентариев. Смолин получил 97 голосов, а Калашников — 140.

Карьерный офицер МВД, Татьяна Москалькова в ведомстве занималась в основном юридической работой. В середине 1970-х она лишь отчасти пересекалась с деятельностью, которую можно назвать правозащитной. В 1974 году она работала в должности консультанта в отделе по вопросам помилования при президиуме Верховного совета РСФСР.

Как следует из декларации на сайте Госдумы, Москалькова заработала в 2015 году 12,2 млн рублей, у нее в собственности квартира (85 квадратных метров), жилой дом (254 квадратных метра) и три участка под ИЖС, есть и четвертый участок в совместной собственности.

Большинство опрошенных экспертов, знающих Москалькову, с теплотой говорят о ее человеческих качествах, замечая при этом, что для роли уполномоченного она вряд ли подходит. «Человек она хороший, но многие ее законодательные инициативы не говорят о ее приверженности к правозащитной тематике. У нее не правозащитные мозги», — говорит юрист и правозащитник Елена Лукьянова.

По ее мнению, «генеральское звание и правозащитная деятельность несовместимы». Лукьянова признается, что пыталась отговорить Москалькову от этой должности. Правозащитники, кстати, на месте Эллы Памфиловой, ушедшей в ЦИК, хотели видеть своего коллегу, члена президентского Совета по правам человека (СПЧ) Андрея Бабушкина. Также обсуждались кандидатуры и прежнего омбудсмена Владимира Лукина, и уполномоченного по правам детей Павла Астахова, и представителя правительства в высших судах Михаила Барщевского, но дальше разговоров дело не пошло.

Мария Каннабих из Общественной палаты РФ, зампред рабочей группы по взаимодействию с ОНК, говорит, что Москалькова была «настоящим генералом в хорошем смысле». «Она очень организованный, твердый, работоспособный и порядочный человек, — поясняет Каннабих. —

Несколько раз мы с ней ездили в разные колонии, при проверках она очень придирчива и дотошна, так что с такой работой Татьяна Николаевна хорошо знакома и, думаю, с новыми обязанностями она точно справится».

В 1999 году Москалькова выдвигалась в Госдуму от партии «Яблоко», однако в Думу не попала. «Яблоко», кстати, выступило против того, чтобы Москалькова заняла пост главного правозащитника страны. В заявлении партия ссылается на законодательные инициативы Москальковой — она голосовала за так называемый антисиротский закон Димы Яковлева, за ограничение распространения информации о нетрадиционных отношениях и за закон об оскорблении чувств верующих. «Человек, ущемляющий права меньшинств, не может быть правозащитником, основная функция которого — защищать эти меньшинства», — говорится в заявлении «Яблока».

Известно, что после истории с попыткой выступления в храме Христа Спасителя группы Pussy Riot Москалькова выступила с инициативой ввести в Уголовный кодекс статью о «покушении на нравственность». К инициативе скептически отнеслись даже единороссы.

Правда, во время протестных акций в Госдуме в мае 2012 года Москалькова вместе со справедливороссами прикрепила на лацкан белую ленточку — символ оппозиционного движения. Экс-депутат от «Справедливой России» оппозиционный политик Геннадий Гудков говорит, что Москалькова способна признавать свои ошибки.

«Она могла отойти от своей жесткой милицейской позиции — у нее происходила трансформация взглядов», — говорит Гудков, замечая, что Москалькова «грамотный юрист». Он с симпатией относится к Москальковой и сетует, что та «зря связала свое имя с рядом запретительных инициатив». «Человек на этой должности «слуга двух господ». Я хотел бы надеяться, что она сможет, оставаясь частью этой системы, пойти против нее», — говорит Гудков. Один из сотрудников аппарата Госдумы, давно знакомый с Москальковой, рассказывает, что еще в начале ее политической карьеры был впечатлен тем, как она боролась против смертной казни: «Она говорила, что у нас не было никакого отдельного палача. Просто указывали на человека, которому это нужно сделать».

Наталья Таубина из фонда «Общественный вердикт» считает, что назначение экс-генерал-майора МВД на должность уполномоченного выглядит вполне логичным в свете всего происходящего сегодня в нашей стране.

«Кому как не выходцу из правоохранительных органов заниматься сегодня правами человека в ситуации, когда правоохранительная система получает все больше и больше полномочий — и по применению силы, и по вмешательству в частную жизнь граждан, — говорит Таубина. — Показательно, что в своем сегодняшнем выступлении госпожа Москалькова уже начала критиковать международную систему защиты прав человека, по сути, преподнося международную правозащитную работу как попытки «дестабилизировать и оказать давление на Россию».

А как же принципы универсальности прав человека, международные обязательства России гарантировать, уважать и соблюдать права человека в стране?

Неужели теперь требования международных органов в области прав человека, например в части обеспечить на практике запрет пыток в полиции, которые поддерживаются здесь российскими правозащитными организациями, защищающими жертв пыток, будут рассматриваться как попытка дестабилизировать ситуацию? Да, конечно, надо оказывать давление, но исключительно в целях обеспечения прав человека и обеспечения безопасности россиян и, соответственно, как раз в целях стабилизации и движения в сторону правового государства. Именно для этого нужен в стране уполномоченный по правам человека — для защиты прав и свобод граждан, а не для политических обличений из серии «кругом враги» и «у вас там ситуация не лучше».

Татьяна Москалькова, впрочем, — один из авторов законопроекта о зачете срока наказания «день в СИЗО за два в колонии», он прошел первое чтение, но пока не принят.

«Заключенные каждый раз, когда мы приходим, спрашивают об этом законе, когда его наконец примут, — говорит Зоя Светова из ОНК Москвы. —

Вообще хорошо бы, чтобы Москалькова, так же как Памфилова, занималась положением заключенных, ошибками судебной системы, то есть следила за делами, судебными процессами, где нарушаются права обвиняемых, занималась политзаключенными, поддерживала ходатайства об условно-досрочном освобождении от наказания (УДО). Так делал и Лукин, и Памфилова, которые помогали конкретным людям освободиться по закону.

Потому что система УДО у нас плохо работает и людей освобождают, когда им остается только месяц сидеть».

Другая важнейшая проблема — перелимит в следственных изоляторах. «В столичном женском СИЗО перелимит составляет почти 50%. В других СИЗО не лучше, — поясняет Светова. — Нужно бороться с тем, что суды редко применяют альтернативные меры наказания. И, конечно, надо сделать все возможное, чтобы ответы уполномоченного на жалобы граждан перестали быть просто отписками. Аппарат омбудсмена должен работать в плотной связке с правозащитными организациями и лидерами правозащитного сообщества, что и делала Памфилова, которая к ним всегда прислушивалась».

Кстати, по инициативе Москальковой в Москве была создана школа для девочек-кадетов. В одном из интервью она говорила, что полностью разделяет мнение о том, что «ценой одного замученного ребенка невозможно обустроить счастье всего мира».