Дума не знает, кого не желает

Депутаты поправят законопроект о нежелательных иностранных организациях

Думский комитет по конституционному законодательству рекомендовал принять во втором чтении законопроект о нежелательных иностранных организациях. Однако объяснить, какого рода структуры подпадают под понятие «нежелательные», парламентарии не смогли. По словам источника в руководстве Госдумы, речь идет только об НКО. Все зависит от трактовки законодателей и правоприменителей, в свою очередь считает эксперт.

Комитет по конституционному законодательству на своем заседании во вторник одобрил поправки к законопроекту о создании в России реестра нежелательных иностранных организаций. Второе чтение законопроекта состоится 15 мая.

Парламентарии предлагают по-новому прописать, деятельность какого рода организаций может быть признана нежелательной. Согласно трактовке, принятой в первом чтении, речь шла об «иностранных или международных организациях». Эта размытость формулировок вызвала серьезную критику экспертов. Большинство из них указывали на то, что под угрозой стать нежелательными находятся любые иностранные организации — как некоммерческие, так и коммерческие.

Ко второму чтению рекомендована иная формулировка: в реестр нежелательных парламентарии предлагают включать «иностранные или международные неправительственные организации», если они представляют угрозу основам конституционного строя, обороноспособности или безопасности государства.

Принятый изначально перечень оснований для включения в реестр, таким образом, сокращен: ранее речь шла о том, что структура может стать нежелательной еще и в связи с угрозой здоровью населения, нравственности, общественному порядку.

В ходе обсуждения поправок оппозиционный депутат Госдумы Дмитрий Гудков уточнил у председателя комитета Владимира Плигина, могут ли подпасть под действие закона коммерческие структуры. «Предмет очень точно описан в законе», — лаконично произнес единоросс. Аналогичным образом на соответствующий вопрос корреспондента «Газеты.Ru» ответил и зампред комитета Дмитрий Вяткин («Единая Россия»): «В законопроекте исчерпывающим образом описаны организации, на которые он будет распространяться».

Источник в руководстве комитета сказал «Газете.Ru», что у парламентариев нет четкого понимания, как именно на практике будет трактоваться закон.

Ранее один из авторов документа, Александр Тарнавский (СР), говорил «Газете.Ru», что бизнес-структуры под действие закона подпадут.

Доцент кафедры конституционного и муниципального права ВШЭ Светлана Васильева заявила «Газете.Ru», что, согласно международному публичному праву, коммерческие организации под действие закона подпадать не должны, однако все зависит от того, какую трактовку термина будут выбирать наши законодатели и правоприменители: «Это понятие [иностранные и международные неправительственные организации] может быть сформулировано узко, а может — и широко».

Узкая трактовка подразумевает, что закон коснется только некоммерческих организаций (а также, кстати, гипотетически может распространяться на такие межгосударственные образования, как ОПЕК и БРИКС). Если же трактовать закон широко, то под его действие могут подпасть и бизнес-структуры в лице транснациональных корпораций.

В целом, по словам Васильевой, термин «международные неправительственные организации» относится к категории международного права, и давать ему новое определение в российском праве довольно затруднительно.

Источник в руководстве Госдумы заявил «Газете.Ru», что «в соответствии со сложившейся правовой практикой под «неправительственными организациями», как правило, подразумеваются «некоммерческие»: «На Западе они называются НПО, у нас — НКО». Таким образом, констатирует собеседник «Газеты.Ru», объектом возможного преследования со стороны закона должны стать только международные некоммерческие структуры. В качестве дополнительного аргумента источник приводит тот факт, что вести реестр нежелательных организаций должен будет Минюст, под патронатом которого как раз и находятся НКО.

Распространять закон на коммерческие структуры или, допустим, международные рейтинговые агентства «не планируется», резюмирует собеседник «Газеты.Ru».

Сам факт необходимости принятия законопроекта о нежелательных иностранных организациях он объясняет так:

«Мы же понимаем, что вся «мягкая сила» Запада, которая использовалась во время «цветных революций», проводилась именно через НКО».

Согласно поправкам, решение о включении в реестр будет приниматься генеральным прокурором или его заместителями по согласованию с МИДом. Решение об исключении организации из перечня должно приниматься аналогичным образом. С момента признания организации нежелательной все ее финансовые операции будут заблокированы.

Также по сравнению с изначальным вариантом законопроекта ужесточаются санкции за осуществление «нежелательной деятельности».

Гражданам, вовлеченным в нее, будет грозить штраф от 5 тыс. до 15 тыс. руб., должностным лицам — от 20 тыс. до 50 тыс. руб., юридическим лицам — от 50 тыс. до 100 тыс. руб. По первоначальной задумке парламентариев, штраф грозил организаторам деятельности (20 тыс. руб.) и участникам (10 тыс.).

Уголовное наказание для организаторов «нежелательной деятельности» и граждан должно наступать в случае двукратного нарушения за год. Максимальное наказание в этом случае составляет лишение свободы на срок от двух до шести лет.