Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Крым проголосовал за «Единую что-то»

В Госсовете Крыма будут представлены «Единая Россия», ЛДПР и КПРФ

Андрей Кошик (Симферополь) 15.09.2014, 01:53
Исполняющий обязанности главы Республики Крым Сергей Аксенов во время голосования на избирательном... ИТАР-ТАСС
Исполняющий обязанности главы Республики Крым Сергей Аксенов во время голосования на избирательном участке в школе №10

Результаты экзит-полов в Крыму свидетельствуют о том, что в первый состав Госсовета республики попали три партии: «Единая Россия» получила 70,4% голосов, ЛДПР — 9,3%, КПРФ — 6,6% голосов крымчан. Явка на выборах оказалась заметно ниже, чем на мартовском референдуме. Эксперты считают эти выборы промежуточными: реальная ротация политических кадров, видимо, случится уже в следующем избирательном цикле.

Явка на выборах в Крыму составила порядка 60%. В мартовском референдуме о присоединении к России, напомним, приняли участие чуть более 83% жителей полуострова.

Член Общественной палаты Крыма Андрей Никифоров объясняет разницу в явке тем, что «референдум в марте был народным волеизъявлением, манифестацией выбора»: «Сейчас такой необходимости нет, люди совсем недавно напряглись, определились с вектором развития и не видят смысла голосовать вновь».

В то же время есть и другая проблема: в списках новых для крымчан российских партий оказалось немало людей, хорошо знакомых с украинских времен. И не всегда это знакомство было приятным.

«Регионы» пошли по миру

Крымский политический ландшафт в целом оказался близок к общероссийскому, за двумя важными исключениями: в Госсовет республики не попала «Справедливая Россия», а КПРФ уступила второе место ЛДПР. При этом за коммунистов крымчане отдали примерно тот же процент голосов, что и в украинские времена.

Опрошенные «Газетой.Ru» крымские политологи сходятся в том, что нынешний дизайн временный, а реальная политическая ротация произойдет уже в следующем электоральном цикле.

По оценке политолога Александра Форманчука, вошедшие на полуостров российские политические партии «не были готовы к использованию кадрового потенциала, которым Крым располагал».

Эту мысль развивает другой крымский аналитик Денис Батурин.

По его мнению, из-за краткого предвыборного периода системные российские партии, которым нужно было оперативное обеспечение своей узнаваемости, вынужденно привлекли в свои ряды крымских политиков прошлых лет.

«Размывание Партии регионов произошло практически по всем структурам, участвующим в выборах, — считает Батурин. — Партия регионов, как и «Единая Россия», состояла из самых разных персон и корпораций, которые в определенных ситуациях действуют по-разному. В Крыму произошло деление: бывшие партийцы пошли в «Единую Россию», а те, кто из-за элитной конкуренции не смог оказаться в списке партии власти, — в «Родину» и «Справедливую Россию».

В списках кандидатов всех крупных партий Александр Форманчук встретил «фактически все три состава Верховного совета Крыма»: «Полуостров оказался не готов к смене политических элит. Поэтому можно утверждать, что ротация у нас произойдет в следующем электоральном цикле — партиям просто некого будет выдвигать из «бывших».

Еще один крымский аналитик Владимир Джаралла считает, что ставка партий на политиков прошлого — «фундаментальная ошибка, и прежде всего на местном муниципальном уровне». «Например, на Южном берегу среди кандидатов были персонажи, ранее осужденные за преступное разбазаривание земель, санаториев, уничтожение парков. При этом нельзя недовольство против таких кандидатов отнести к определенной партии. Избирателям все равно, в какой партии состоят те, за кого они никогда не будут голосовать», — отметил он.

С другой стороны, радикально другой вариант — приглашение новых людей «с материка» — также себя не оправдывает.

Форманчук напоминает об ошибке КПРФ, которая выдвинула в Евпатории опытные кадры из центра России.

«Коммунисты из Курска оказались грамотными, хорошо говорили, — рассказывает политолог. — Но крымчане за четыре года пережили очередной итог кадровой интервенции в лице донецко-макеевских, поэтому выдвижение кандидатов из других регионов страны — заведомая ошибка». А вот кандидат от «Справедливой России» Николай Котляревский, кампанию против которого коммунисты строили на его якобы криминальном прошлом в 1990-е годы (сам он отвергает любые подозрения на этот счет. — «Газета.Ru»), наоборот, пользуется поддержкой земляков».

Член Общественной палаты Крыма Андрей Никифоров говорит, что на полуострове наблюдается острый дефицит политических кадров: «Если бы речь шла об одной или двух структурах, можно было бы говорить о тактическом просчете.

Но поскольку такие кандидаты во всех списках, понятно: откуда взять других политиков?»

Роль личности

В итоге едва ли не главным критерием выбора для крымчан стал фактор поддержки харизматичного лидера. Речь прежде всего идет о «Единой России» и Владимире Путине, с которым она здесь стойко ассоциируется. Форманчук уточнил, что, по данным исследований общественного мнения, уровень доверия к Путину на полуострове практически не меняется с марта, держась на 92%.

И он транслируется на «Единую Россию», которая воспринимается как партия Путина.

«Президент России поступил очень мудро, не осуществив кадровую интервенцию, — считает Форманчук. — Многие крымчане опасались и ждали, что после «крымской весны» здесь появятся люди из Кремля. В ходе этой кампании избиратель подтвердил доверие Аксенову (Сергей Аксенов, и.о. главы Крыма. — «Газета.Ru») и Константинову (Владимир Константинов, председатель Госсовета республики. — «Газета.Ru»)».

Интересно, что Константинов в 90-е создал фирму «Консоль», и местные политологи окрестили партию власти «Единой консолью». А одна из жительниц Крыма, спешившая прямо с избирательного участка на работу, сообщила корреспонденту «Газеты.Ru», что проголосовала «за Единую партию, ну как она там… «Единая» что-то, в общем».

Харизмой лидера объясняют крымские политологи и второе место партии ЛДПР.

«Уровень поддержки Жириновского в Крыму — порядка 64%, его сильно поддерживают в Симферополе», — объясняет Форманчук. При этом крымский либерал-демократ Сергей Шувайников особой известностью среди избирателей похвастаться не может.

Между тем громкий политический скандал, случившийся незадолго до выборов в Севастополе, который является отдельным субъектом, по мнению политологов, свидетельствует о том, как сложно выстраивается властная вертикаль на всем полуострове. Напомним, бывший «народный мэр» города Алексей Чалый, который идет первым номером в списке «Единой России» на выборах в горсовет, публично обвинил и.о. губернатора Сергея Меняйло, которого сам же и предложил президенту Путину, в предательстве.

Скандал в итоге удалось замять благодаря вмешательству Москвы, но не исключено, что он будет иметь продолжение уже после выборов.

«Можно ожидать серьезные взаимные обвинения уже после голосования», — считает Владимир Джарилла. Во всяком случае, сам Чалый заявил «Газете.Ru», что готов возглавить горсовет в случае победы. И как он будет взаимодействовать с губернатором, большой вопрос.

Данных о результатах голосования в Севастополе пока нет.

Несостоявшийся союз татар и либералов

Одна из главных интриг выборов — как проголосуют крымские татары.

Владимир Джарилла напоминает, что в украинские времена примерно 12% избирателей Крыма голосовали в пику основному выбору крымчан и основную массу среди протестников составляли как раз татары. «Например, следуя курсу Меджлиса, последние пять лет они голосовали за партию «Рух Украины» — в списке был один представитель этой партии, остальные из Меджлиса.

Из-за того что выборы проходят быстро, здесь не появились представители той оппозиции России, которая могла бы стать партнерами татар, например «Яблока» или кто-то еще из правых», — объяснил Владимир Джарилла.

С тем, что на голоса крымских татар могли бы рассчитывать российские либералы, согласен и Денис Батурин.

«Совершенно очевидно, что эти выборы прошли без реальной оппозиции, — уверен он. — Такие партии, как, например, «Яблоко», до Крыма не успели дойти. Можно предположить, что ее могли бы поддержать крымские татары, но для наведения мостов и договоренностей необходимо было больше времени».

В итоге, объясняет Джарилла, «крымские татары, скорее всего, не будут представлены, как раньше, плотной, единой, национальной группировкой»:

«Это серьезный удар с точки зрения идеологии, нужно заново выстраивать новую структуру в реалиях российской политической реальности».

В то же время, по оценке Александра Форманчука, в выборах приняло участие и до половины крымско-татарского населения, а это порядка 50 тыс. избирателей. «В местах компактного проживания крымских татар явка, естественно, окажется ниже — все на виду. Но есть регионы, где татары не побоялись заявить о позиции, отличной от Меджлиса. Например, сакский региональный Меджлис при поддержке имамов принял решение об участии в выборах, выдвинув порядка 150 кандидатов в депутаты. Есть кандидаты-татары и в Симферопольском районе, селе Почтовом», — перечисляет эксперт.

Непродуманный кадровый подбор по отношению к крымским татарам, по его оценке, серьезная ошибка «Единой России».

«В список партии власти включили несколько татар, не пользующихся доверием у соплеменников. Необходимо проводить ротацию среди крымских татар, более целенаправленно выдвигая их на государственные должности. Потенциал у них точно есть», — подытожил политолог.