На том же месте, в тот же день

Сергею Мохнаткину предъявлено обвинение в нападении на сотрудника полиции

Политическому активисту, общественному защитнику по «болотному делу» Сергею Мохнаткину в четверг предъявлено обвинение в нападении на сотрудника полиции. Инцидент произошел 31 декабря 2013 года — ровно через четыре года после того, как ему было предъявлено аналогичное обвинение в схожих обстоятельствах во время акции «Стратегии-31» на Триумфальной площади.

Очередной конфликт Сергея Мохнаткина и правоохранительных органов случился 31 декабря 2013 года во время проведения акции «Стратегии-31» на Триумфальной площади. По версии следствия, оппозиционер оказал активное сопротивление при задержании «и при этом нанес телесные повреждения полковнику и сотруднице Второго оперативного полка столичного Главка МВД», отметила пресс-служба столичной полиции в своем релизе.

Представители гражданского движения «Стратегия-31» устраивают бессрочные акции протеста в защиту 31-й статьи Конституции, гарантирующей «право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».

3 января Тверской суд Москвы арестовал Мохнаткина на три месяца.

Решение в четверг огласила судья Елена Сташина, которая уже выносила приговоры политическим активистам.

В частности, после акции на Триумфальной площади в 2002 году она приговорила двух нацболов к двум годам колонии-поселения. «Потом Сташина [...] судила нацболов еще и еще, да, впрочем, не только нацболов, — вспоминает в своем блоге Максим Громов, осужденный Еленой Сташиной на пять лет за захват Минздрава в 2004 году. — Дали год условно Армену Беньяминову, вывесившему красный флаг над Госдумой, якобы за «надругательство» над российским флагом. Кирилла Ананьева, который после захвата нацболами Минздрава вскрыл себе вены возле ОВД «Тверское» и залил кровью стены ОВД, осудили за «вандализм» (!) и приговорили к исправработам. В общем, послужной список [...] был уже внушительным, когда подошла моя очередь. Поэтому, когда сообщили, что судить нас будет Сташина, я разработал стратегию поведения в суде».

После прибытия в СИЗО-2 «Бутырка» Мохнаткин отказался проходить дактилоскопирование, за что был помещен в карцер на пять суток. Правозащитница Анна Каретникова объяснила ему, что дактилоскопия — обязательная процедура при поступлении в СИЗО, как и обыск, и фотографирование.

Мохнаткин признал свою неправоту, но взыскание с него при этом не сняли.

По версии участников акции 31 декабря прошлого года и адвокатов, избиты были не полицейский полковник и сотрудница без определенного звания, а, наоборот, Сергей Мохнаткин. Анна Каретникова предполагает, что истина где-то посередине.

«Сотрудник, с которым он сцепился, я с ним пересекалась несколько раз, он, по моему субъективному оценочному мнению, довольно зловредный и вполне себе может быть склонен к провокациям, — написала она в блоге. — А Сергея Мохнаткина многие из нас знают лично, к чему он там склонен. Если и полицию, и активистов устраивает формат давно изжившей, на мой взгляд, акции на Триумфальной, то и ничего удивительно, что кто-то там кому-то наконец надавал по морде. В довольно щадящем, как я поняла, режиме.

Разница только в том, что Шорин (потерпевший полицейский. — Газета.Ru) потом пошел себе замечательно домой, а Мохнаткина Сташина на два месяца закрыла.

И такая ситуация меня совершенно не устраивает, потому что мне непонятно, почему с погонами руками махать можно, а без погон — нельзя».

Стоит отметить, что для Мохнаткина это уже второе уголовное дело, возбужденное по обвинению в нападении на сотрудника полиции. Ровно четыре года назад, 31 декабря 2009 года, на Триумфальной площади он так экспрессивно заступился за женщину, которую тащили полицейские, что суд расценил это как нападение на сотрудника полиции.

Тогда активист был осужден на 2,5 года колонии-поселения и в апреле 2012 года, за четыре месяца до окончания срока, был помилован президентом Дмитрием Медведевым.

«Предыдущая судимость была снята с него после помилования, — напомнил «Газете.Ru» адвокат Дмитрий Аграновский. — Так что он чист, как будто это первый раз. Но огромная разница в том, что четыре года назад у него была вторая часть (ст. 318. Применение насилия по отношению по отношению к представителям власти), а сейчас первая, предполагающая наказание до пяти лет лишения свободы... Сейчас перспективы неопределенные, но не обязательно все будет плохо. Насколько я знаю материалы, неправомерные действия были сначала применены к нему, а уже затем им. Но у нас установка, что представители правоохранительных органов всегда правы. Есть за что побороться, и если будет нужна помощь в Европейском суде, то и я, и Карина Москаленко (один из адвокатов Михаила Ходорковского в ЕС. — «Газета.Ru») готовы ему помочь. Я не разделяю высокомерие некоторых граждан по отношению к Мохнаткину. Мне его по-человечески жалко, и он был очень полезен на процессе по «болотному делу».