Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Правительство подтянуло гайки

Власти решили ужесточить наказание по «экстремистским» статьям УК в связи с ожидаемым ростом протестных настроений после осенних выборов

Екатерина Винокурова 24.06.2013, 01:02
Митя Алешковский/ИТАР-ТАСС

Правительство за подписью премьера Дмитрия Медведева внесло в Госдуму проект поправок, ужесточающих уголовную ответственность по «экстремистским» статьям УК. В пояснительной записке власти пугают общественность ростом количества экстремистских преступлений, однако о неправомерной правоприменительной практике этой статьи предпочитают умалчивать. Эксперты считают, что инициатива вызвана опасениями Кремля в связи с возможной эскалацией протестных настроений после осенних региональных выборов.

Правительство предлагает усилить ответственность за преступления, совершенные по «экстремистским» статьям Уголовного кодекса РФ. Соответствующий законопроект поступил в выходные в Госдуму от имени правительства Дмитрия Медведева.

В частности, Белый дом хочет повысить уголовную ответственность по статьям 282 УК «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» в части первой «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации» и части второй «Те же деяния, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, лицом с использованием своего служебного положения, организованной группой».

Наказание по этой статье (в части 1) в настоящее время — штраф от 100 до 300 тысяч рублей, принудительные работы на срок до 2 лет или лишение свободы на срок до 2 лет.

Правительство предлагает карать за подобные действия штрафом от 300 до 500 тысяч рублей, принудительными работами на срок до 4 лет и лишением свободы на такой же срок.

Кроме того, предложено ужесточить наказание по статье 282.1 «Организация экстремистского сообщества» — ее нарушители будут караться штрафом от 200 до 500 тысяч рублей (сейчас до 200 тысяч), лишением свободы на срок до 6 лет, принудительными работами на срок до 5 лет (сейчас в обоих случаях до 4 лет работ или тюрьмы). За участие в экстремистском сообществе будут наказывать штрафом до 100 тысяч вместо нынешних 40 тысяч рублей, принудительными работами на срок до 3 лет, лишением свободы на срок до 4 лет (вместо нынешних 2 лет). Что касается

людей, организовавших экстремистское сообщество с использованием своего служебного положения, то им может грозить до 7 лет лишения свободы (сейчас до 6 лет), принудительные работы на срок до 5 лет или штраф от 300 до 700 тысяч рублей (сейчас от 100 до 300 тысяч).

Статья 282.2 «Организация деятельности экстремистской организации» также ужесточается. Нарушителю грозит штраф до 500 тысяч рублей (вместо нынешнего от 100 до 300 тысяч), принудительные работы до 5 лет (сейчас 3 года) или лишение свободы до 6 лет (сейчас до 3 лет). Участникам подобных незаконных общественных или религиозных организаций грозит штраф до 300 тысяч рублей (вместо 200 тысяч), принудительные работы до 3 лет или срок заключения до 4 лет (сейчас до 2 лет работ или тюрьмы, соответственно).

Публично призывать «к осуществлению экстремистской деятельности» (статья 280 УК) также становится более опасно: срок лишения свободы за это увеличивается с 3 до 4 лет.

В пояснительной записке к законопроекту депутатов пугают ростом преступлений экстремистской направленности.

«Деструктивные процессы, происходящие в настоящее время как в мире в целом, так и на территории России, возникая в форме экстремистских проявлений, в случае недостаточного государственного реагирования быстро трансформируются в свою наиболее опасную форму — активные преступные действия террористического характера, — гласит пояснительная записка к законопроекту. — Борьба с преступлениями экстремистского характера является одной из приоритетных задач государства на данном этапе».

Особую опасность экстремизма и катастрофический рост числа подобных преступлений, вследствие которого надо незамедлительно принять закон репрессивного характера, увеличивающий ответственность за них, правительство подтверждает статистикой.

Согласно ей, по данным судебного департамента при Верховном суде, в судах первой инстанции в 2010 году рассматривались 183 дела о преступлениях экстремистского характера, в 2011 году — 217 дел, а только за половину прошлого года --144.

С другой стороны, если проанализировать данные все того же Верховного суда, экстремизм отнюдь не является самой большой проблемой в деле борьбы с уголовными правонарушениями, о чем авторы законопроекта предпочитают не говорить. Так, например, по данным все той же статистики Верховного суда, в 2011 году было рассмотрено 12 млн 700 дел судами общей юрисдикции, из них 1 млн 70 тысяч — уголовных. Почти половина граждан, которым был вынесен обвинительный приговор, были осуждены за преступления против собственности — их число составило 369 тысяч. Также 11 тысяч человек были осуждены за убийства, 230 лиц – за преступления террористической направленности, 329 – за преступления экстремистской направленности.

Впрочем авторы законопроекта статистику, отражающую реальный размер «экстремистского» сегмента в общей массе преступлений, не приводят, равно как и полностью игнорируют заявления правозащитников о том, что

в нынешнем виде статья 282 Уголовного кодекса крайне размыта и по ней осужденными нередко оказываются оппозиционные активисты, а не религиозные экстремисты.

Так, в мае 2013 года правозащитный центр «Сова» опубликовал доклад, посвященный неправомерному правоприменению «экстремистских» статей, в котором содержится серьезная критика нынешней редакции УК и ее использования на практике правоохранительными органами и судами.

«Существующее антиэкстремистское законодательство не учитывает разницу между опасными проявлениями нетерпимости, аморальным поведением и нестандартным мировоззрением. Это создает казусы правоприменения, переходящие в стойкие злоупотребления», — писали руководители «Совы» в комментарии к докладу, опубликованному «Газетой.Ru».

В частности, в комментарии приводится такой казусный пример использования статьи 282 УК. В августе 2012 года прокуратура Усть-Коксинского района Республики Алтай вынесла предостережение о недопустимости нарушения закона о противодействии экстремистской деятельности в адрес организатора этнофестиваля «Дети Солнца», традиционно проводимого неподалеку от села Чендек. Как заявила прокуратура,

в листовках фестиваля содержались экстремистские высказывания, например утверждение, будто «существует три типа людей, одни рождены от луны – злобные люди, вторые от земли – обыватели, третьи от солнца – от таких мир становится светлее…

Сейчас происходит смена времен, детей солнца рождается все больше, дети луны уходят на убыль… Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что люди, собравшиеся на проведение этнофестиваля, относят себя к категории «дети солнца» и, по сути, причисляют своих представителей к исключительной по отношению к другим категориям людей касте… По факту имеет место пропаганда исключительности, превосходства одного типа людей над другими».

«Разумеется, предостережение было вынесено неправомерно, ведь при всем желании «детей солнца, луны и земли» нельзя было счесть социальными, национальными или религиозными группами из-за отсутствия каких-либо признаков, по которым можно было бы осуществить их верификацию, — отмечали эксперты. — Чаще других, с точки зрения правоохранительных органов, в защите нуждаются такие социальные группы, как представители власти и самих правоохранительных органов. В термины возбуждения социальной ненависти регулярно переводится и идеологическое противостояние между антифа и неонацистами. От необоснованного преследования по обвинению в возбуждении ненависти часто страдают гражданские и политические активисты (об этом можно прочесть подробнее в соответствующем разделе доклада). Но политически мотивированными делами проблема отнюдь не исчерпывается. В 2012 году власти боролись с ненавистью в отношении самых разных социальных групп: кроме упомянутых выше среди них оказались, например, рок-музыканты и психиатры» (полностью доклад можно прочесть на сайте информационно-аналитического центра «Сова»).

Эксперты «Газеты.Ru» относятся к внесенному законопроекту крайне негативно, отмечая, что он, с одной стороны, способствует нивелированию «либерального образа» правительства Медведева, с другой стороны, отвечает государственному тренду на ужесточение законодательства в области политических свобод.

«Продолжение тренда на закручивание гаек не решает никаких проблем, еще больше усиливает пропасть между властью и обществом и лишь стимулирует рост радикальных настроений. Градус эмоционального неприятия деятельности власти при такой политике будет и дальше расти

и рано или поздно даст кумулятивный эффект. В результате внутренние страхи власти превращаются в самосбывающееся пророчество», – сказал «Газете.Ru» руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев.

Правительство пытается репрессивными мерами подстраховать власть в случае, если осенние региональные выборы, в том числе выборы мэра Москвы, приведут к эскалации протестных настроений, отмечает депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев.

«Статья 282 политическая, как мы понимаем. У нее три составляющих, самая опасная — социальная рознь. Любую акцию протеста на социальные темы можно под нее подвести. А впереди горячая осень...

Законопроект вносит правительство, а не Кремль, чтобы никто чистеньким не был, а то слишком много «либеральных» поклонников у правительства», — отметил Пономарев в беседе с «Газетой.Ru».

«Ужесточение 282-й статьи — одна из мер в длинном списке действий, характеризующих период политической реакции, в котором мы находимся. Протестные акции пугают Кремль. Людей будут запугивать. Вот в эти дни мы читаем про протесты на Хопре. Кремлевская пресса уже подает дело так, что это «националисты напали на лагерь геологов», — говорит политолог Александр Морозов.

«Теперь будут аресты, изъятие литературы, и люди подпадут под статью об экстремизме. А сроки увеличивают. При этом никаких инструментов, кроме полицейских, у Кремля нет. Думаю, что этот законопроект — очередная ошибка. Нагнетание полицейщины ничего не даст

даже в краткосрочной перспективе. Это как раз показывают события на Хопре. Люди взбунтовались, хотя и знают уже по «болотному делу», что справедливого суда не будет. Путин собирается провести свой третий срок, имея по тюрьмам политических заключенных», — резюмирует политолог Александр Морозов.

Стоит отметить, что, когда Медведев был президентом, он вносил в Уголовные кодекс за своей подписью поправки, направленные на разгрузку тюрем и СИЗО, а не на увеличение их «населения», в частности проект либерализации УК, по которому по ряду составов экономических преступлений был отменен нижний предел наказания. В эти выходные «экстремистские» поправки были внесены в Госдуму именно за подписью Медведева.

«Законопроектом и пояснительной запиской к нему предлагается значительно увеличить все виды наказаний по националистической 282-й статье Уголовного кодекса РФ. Так, например, максимальный срок лишения свободы предлагается увеличить до 7 лет. При этом сама формулировка диспозиции статьи 282-й не меняется, что оставляет широкое поле для правоохранительных органов по признанию тех или иных действий экстремистскими, — сказал «Газете.Ru» адвокат Владислав Кочерин, партнер Московской коллегии адвокатов «Легис групп». — Полагаю, что законодателю сначала следовало бы устранить правовые пробелы в виде весьма расплывчатой формулировки 282-й статьи и в формировании единой правоприменительной практики, прежде чем поднимать вопрос об усилении ответственности за такие действия».