«По суду мне наверняка бы дали реальный срок»

Эколог Сурен Газарян подал документы о предоставлении политического убежища в одной из европейских стран



Эколог Сурен Газарян попросил политического убежища в одной из стран Европы

Эколог Сурен Газарян попросил политического убежища в одной из стран Европы

Татьяна Кузнецова/РИА «Новости»
Эколог и член Координационного совета оппозиции Сурен Газарян попросил политического убежища в одной из европейских стран. Газярян рассказал «Газете.Ru» о том, что он принял такое решение из-за неизбежного тюремного заключения: в отношении уже приговоренного к условному сроку эколога возбуждено второе уголовное дело.

Эколог Сурен Газарян, входящий в Координационный совет оппозиции, попросил политическое убежище в одной из европейских стран. В августе 2012 года в отношении Газаряна было возбуждено дело по ст. 119 УК (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью): по версии следствия, эколог угрожал нескольким охранникам частного объекта в Геленджике. Оппозиционеры утверждают, что там находится так называемая «дача Путина».

На прошлой неделе Газарян со ссылкой на своего адвоката написал в Twitter, что объявлен в федеральный розыск. Следственный комитет подтвердил эту информацию только в пятницу.

«По решению прокурора в порядке исключения это дело было передано для расследования в Следственный комитет. В настоящее время расследование дела приостановлено в связи с розыском подозреваемого», — цитирует РИА «Новости» официального представителя СК по Краснодарскому краю Ивана Сенгерова.

В июне этого года Сурен Газарян уже был приговорен к трем годам лишения свободы условно «за нанесение надписей оскорбительного характера» на забор дачи губернатора Краснодарского края Александра Ткачева.

В пятницу стало известно, что Газарян подал документы о предоставлении политического убежища в одной из европейских стран. Он объяснил «Газета.Ru», что вынужден был уехать из России из-за неизбежного тюремного заключения. «По суду мне наверняка бы дали реальный срок, потому что условный срок есть, а это уже второе дело против меня», — подчеркнул оппозиционер.

«В тюрьме оставаться смысла нет никакого, учитывая, какие у нас тюрьмы. При всем своем уважении к тем, кто этот путь выбирает, я не нашел причин, по которым стоило бы оставаться. Находиться в тюрьме и быть заложником — это будет тяжело для близких», — объяснил свою мотивацию Газарян.

Он добавил, что из правозащитной практики знает, как обстоят дела в российских колониях. «Это просто несколько лет потерянных в жизни. Кому это нужно?» — подытожил эколог.

По его словам, в получении статуса политического беженца ему помогает международная правозащитная организация Human Right Watch. На ее сайте в пятницу появилось заявление в поддержку экологических активистов Сурена Газаряна и Евгения Витишко, также осужденного по делу о надписи на заборе дачи Ткачева.

Оппозиционер пообещал, что скоро назовет страну, в которой он подал документы на получение политического убежища и вида на жительство. «Тут долго не скроешься, это маленькая страна. Меня попросили до завтра интригу сохранить», — сообщил эколог.

Газарян намерен продолжить активно участвовать в работе КС оппозиции. «В любом случае мне приходилось делать это дистанционно. Так я был заперт в Краснодаре, а так буду в другом месте находиться», — сказал оппозиционер.

Другому экологическому активисту Евгению Витишко, приговоренному к условному сроку, суд в начале декабря ввел дополнительные ограничения: об этом «Газете.Ru» рассказала его адвокат Марина Дубровина, также защищавшая и Газаряна по делу о даче Ткачева.

«Витишко уведомлял уголовно-исполнительную инспекцию как кандидат в депутаты (на выборах в Краснодарском крае – «Газета.Ru»), когда его не будет дома. Первый раз они пришли к нему домой в ночь с 14 на 15 октября, когда подводились итоги голосования. В итоге они (инспекторы – «Газета.Ru») «нашли» его в администрации Туапсе. В администрации, а не в борделе! Второй раз то же самое повторилось на выборах в Крымский район», — сообщила Дубровина. Суд постановил 7 декабря ввести дополнительные ограничения для Витишко: дважды в месяц отмечаться в уголовной инспекции, уведомлять о любых перемещениях.

«Теперь любое невыполнение этих ограничений может повлечь за собой изменение меры пресечения: это будет трактоваться как неоднократные нарушения», — опасается адвокат.

Она убеждена, что действия властей направлены на то, чтобы остановить деятельность экологических активистов, и второе дело против Газаряна связано именно с этим. «Он якобы угрожал убийством трем хорошо вооруженным охранникам. Он потом объяснял, что инстинктивно схватил камень и предупредил их: «Не подходите!» А потом просто выкинул его. Не оказывал никакого сопротивления, ни к кому не прикасался», — рассказала Дубровина.

За последние полгода целый ряд российских оппозиционеров попросили убежище в Европе. Опасаясь преследований по «болотному делу», активист «Другой России» Александр Долматов попросил политического убежища в Нидерландах, Анастасия Рыбаченко из «Солидарности» — в Эстонии, гей-активист Алексей Кисилев — в Испании. На Украине подали документы о предоставлении статуса беженцев другоросс Алексей Девятов, его супруга журналистка Дженни Курпен и активист «Солидарности» Михаил Маглов. Еще один российский оппозиционер – Леонид Развозжаев, обвиняемый в подготовке к массовым беспорядкам, тоже начал оформление статуса беженца в Киеве, но был похищен неизвестными около офиса УВКБ (Управление верховного комиссара по делам беженцев — «Газета.Ru»).

Убежище предоставлялось не только политическим активистам. Так, Эстония предоставила статус беженца осужденному за экстремизм блогеру из Сыктывкара Савве Терентьеву и карельскому блогеру Максиму Ефимову, критиковавшему РПЦ. Учитывая политику Эстонии в отношении беженцев из России, можно предположить, что Газарян попросил убежища именно в этой стране.