Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кремль подвесит удальцов

«Газета.Ru» выяснила, как власти собираются использовать «дело Удальцова» для усиления раскола несистемной оппозиции

Светлана Бочарова, Алексей Зайцев 19.10.2012, 20:38
РИА «Новости»

«Газета.Ru» проанализировала обстоятельства «дела Удальцова» и выяснила, почему его отпустили под подписку о невыезде, а его помощника арестовали, каковы перспективы обвинения и чего добиваются власти, заводя на лидеров оппозиции дела по тяжким уголовным статьям.

Таких не берут в изолятор

Координатор оппозиционного «Левого фронта» Сергей Удальцов счастливо избежал ареста по уголовному делу о приготовлении к организации массовых беспорядков, возбужденному Следственным комитетом по мотивам фильма «Анатомия протеста-2», показанного по НТВ 5 октября. Удальцову и его соратникам Константину Лебедеву и Леониду Развозжаеву грозят неприятности из-за кадров скрытой съемки, которые стали основой для фильма. На видео люди, похожие на фигурантов уголовного дела, говорят о политике с человеком, похожим на соратника президента Грузии Михаила Саакашвили Гиви Таргамадзе. Закадровый голос НТВ утверждает, что Удальцов и соратники получают от Таргамадзе инструкции о захвате власти в России, а последний обещает финансирование этих мероприятий. Без закадровых комментариев из видео эти факты понять невозможно.

В отличие от Удальцова его соратник Лебедев в четверг был арестован Басманным судом на два месяца. СК трактует разговор из фильма «Анатомия-2» как приготовление к организации массовых беспорядков в Калининграде, Владивостоке, Москве и других крупных городах, следует из материалов дела, обнародованных в суде о мере пресечения Лебедеву. Развозжаев в пятницу был объявлен в федеральный розыск.

Сразу после ареста Лебедева недружественные Удальцову оппозиционные активисты начали распространять в блогосфере ссылки на кадры опроса Удальцова по поводу «Анатомии протеста-2» в Следственном комитете, которые показал Первый канал. На этом фрагменте Удальцов говорит, что некие «местные бизнесмены», с которыми он, Лебедев и Развозжаев встречались в Минске, были знакомыми Лебедева.

Для недружественных Удальцову оппозиционеров данное видео стало уликой, подтверждающей, что тот дал показания на Лебедева, и объясняющей, почему Лебедев арестован, а Удальцов — нет.

Глава правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков призвал не торопиться с выводами: «Наше общественное мнение скоро на расправу. Но в таких делах торопиться с выводами не стоит: пройдет несколько месяцев, и это дело будет выглядеть совсем не так, как сейчас».

Удальцов убежден, что реальная причина ареста Лебедева другая: его и Лебедева показания идентичны, сказал он «Газете.Ru»

«Это действительно знакомые Лебедева, и сам Лебедев дает такие же показания. Мы даем идентичные показания, потому что это правда. Конечно, ни о какой сдаче кого-то речи быть не может, это вообще для меня неприемлемо», — сказал оппозиционер.

«Элемент предательства» со стороны кого-либо из фигурантов этого дела «исключен на данном этапе» тем, что у всех фигурантов дела один и тот же адвокат — Виолетта Волкова, пояснил Удальцов. «Все прекрасно осведомлены, кто какие дает показания», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

Арестовав Лебедева и отпустив Удальцова, власти пытаются стравить фигурантов дела, не сомневается Удальцов.

«Чтобы сказать Лебедеву: видишь, Удальцов вышел на свободу, он тебя продал. Ты признайся во всем, что было и чего не было, мы тебя простим, а Удальцова накажем. То есть попытаются сыграть на элементарных человеческих эмоциях», — поясняет оппозиционер смысл действий власти.

«Мы давали показания обо всех встречах в течение минувшего лета: в каких регионах какие дискуссионные лагеря я посещал. Все это в открытом доступе в интернете и так есть. В том числе был я и в Белоруссии. А они выдергивают из многих встреч одну, говоря, что это мы встречались со шпионами. Хотя какие шпионы — мы встречались с бизнесменами, паспорта не спрашивали, национальности их мы не знаем. Так что идет абсолютное передергивание фактов», — рассказал Удальцов о ходе того опроса в КС.

«Чистой разводкой, направленной на стравливание людей друг с другом» считает арест Лебедева и депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев.

По его мнению, Лебедев был выбран после того, как следствие проанализировало его биографию: в начале 2000-х годов нынешний оппозиционер был пресс-секретарем прокремлевского молодежного движения «Идущие вместе».

«Он несколько раз переходил из одной организации в другую, и у них, по-видимому, есть иллюзии, что это человек, на которого можно влиять и с которым возможны какие-нибудь сделки», — заметил Пономарев.

Видимо, СК хочет получить обличающие Удальцова показания у Лебедева, предположил Чиков: «Нет никаких сомнений в том, что следователи сделают ему выгодное предложение, когда тот будет в следственном изоляторе».

Удальцов не единственный лидер оппозиции, который, невзирая на серьезные обвинения властей, остается на свободе. В июле Следственный комитет предъявил обвинение в организации растраты чужого имущества в особо крупном размере ( ч. 3 ст. 33 и ч. 4 ст. 160 УК, до 10 лет лишения свободы) другому оппозиционному политику — Алексею Навальному. Как и в случае с Удальцовым, общественность ждала ареста оппозиционера, но его спокойно отпустили под подписку о невыезде.

А с рядовыми гражданскими активистами власти подчеркнуто не церемонятся: 12 фигурантов так называемого болотного дела оказались под арестом за перевернутые биотуалеты или куски асфальта, брошенные в сторону сотрудников ОМОНа на митинге 6 мая.

Навальный не стал говорить с «Газетой.Ru» о том, почему власти осторожны с лидерами оппозиции и подчеркнуто жестоки с рядовыми демонстрантами. Адвокат Удальцова Волкова сказала, что ей неизвестны мотивы следствия, отпустившего ее подзащитного.

Удальцов заявил «Газете.Ru», что ему тактика властей «предельно понятна»:

«Эта тактика стара как мир: они опасаются, что если арестуют меня, Навального или других узнаваемых людей, это может стать катализатором новых протестов. Будет общественный резонанс, начнутся акции протеста, международные кампании поддержки, и небезосновательно они этого боятся».

Тем же объясняется и отсутствие арестов лидеров оппозиции по «болотному делу», считает Удальцов: «Сидят люди не очень известные — резонанса меньше».

Отсутствие резонанса по поводу арестов рядовых активистов на руку властям, отмечает Удальцов. «Дела возбуждают, людей сажают, отчитываются перед начальством, а лидеров «подвешивают» в таком состоянии. Подписка о невыезде — это, конечно, ты наполовину свободен, наполовину нет. Поехать никуда не можешь, постоянный контроль соответствующих органов. Они могут уже законно наблюдать, прослушивать. Они и так это делают, а теперь они могут делать это законно», — пояснил собеседник «Газеты.Ru».

Вдобавок человек, давший подписку о невыезде, психологически готов к тому, что в любой момент он может быть арестован. «В любой момент к тебе придут и скажут: с вещами на выход», — сказал Удальцов.

В подвешенном состоянии можно держать людей довольно долго: по закону следствие может длиться до полутора лет, напомнил собеседник «Газеты.Ru».

Власти преследуют цель ограничить активность лидеров оппозиции: «Чтобы мы тихо сидели, занимались своими делами, а там уж они посмотрят — может, нас арестовать, может, спустить дело на тормозах».

Подписка о невыезде — действительно большая проблема, подтвердил либеральный оппозиционер Илья Яшин.

Навальный, будучи под подпиской, пытался съездить по приглашению «Газпрома» в один из российских регионов для проведения независимого аудита, но получил отказ от следователя, рассказал Яшин.

«В этом смысле все понятно, но, с другой стороны, (освобождение оппозиционеров под подписку о невыезде) защищает власть от обвинений в репрессиях», — резюмировал собеседник «Газеты.Ru».

Впрочем, лидеров оппозиции в какой-то мере защищает их известность, отметил Яшин.

Арестованные рядовые активисты нуждаются в большей поддержке: «по факту они взяты в заложники», констатировал собеседник «Газеты.Ru».

Оппозиционных лидеров не арестовывают, чтобы «посеять разлад в стане оппозиции по линии лидеры — активисты», согласен сопредседатель партии РПР-ПАРНАС Борис Немцов.

«Путин понимает, что арест лидеров оппозиции — это преодоление некоторого рубежа, после которого он будет окончательно записан в нерукопожатные диктаторы типа (президента Белоруссии Александра) Лукашенко», — заметил Немцов.

По мнению Пономарева, власти «в принципе хотят разложить оппозицию на недоговороспособную и договороспособную. Первую — в тюрьму, а со второй продолжать вести какие-то разборки и разводки».

Не избираются такие никогда

Стратегическая цель обвинений в адрес оппозиционных лидеров — лишить их возможности заниматься легальной политикой, считает Яшин.

Политик напомнил, что осужденные по тяжким и особо тяжким статьям навсегда лишаются права куда-либо баллотироваться.

Это правда. Такая поправка была внесена в закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан» 2 мая 2012 года , за четыре дня до столкновений на Болотной площади — и начала действовать 1 июня 2012 года.

В п. 3.2 ст. 4 закона говорится, что «не имеют права быть избранными граждане РФ, осужденные когда-либо к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений». Даже экстремистам для возобновления пассивного избирательного права достаточно дождаться погашения судимости.

И Удальцову, и Навальному вменяются тяжкие статьи УК — они предусматривают срок наказания до 10 лет лишения свободы.

Видео невидимо

Уголовное дело против Удальцова, Развозжаева и Лебедева возбуждено по ч. 1 ст. 212 и ч. 1 ст. 30 Уголовного кодекса. Ч. 1 ст. 212 УК (организация массовых беспорядков) предполагает наказание от четырех до 10 лет, ч. 1 ст. 30 УК раскрывает понятие приготовления к преступлению — «приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления».

Во второй части статьи 30 говорится, что уголовной ответственности подлежит только приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению. Статья 212 относится к числу тяжких, это значит, что за приготовление к организации массовых беспорядков полагается уголовная ответственность. Согласно ч. 2 ст. 66 УК, наказание за приготовление к преступлению «не может превышать половины максимального срока».

Таким образом, максимальное наказание, которое грозит Удальцову и его соратникам в данный момент, — 5 лет заключения.

Если дело дойдет до суда и обвинительного приговора, лично у Удальцова не будет смягчающего обстоятельства как у осужденного впервые. В этом году он уже привлекался к уголовной ответственности по обвинению в избиении активистки движения «Молодая гвардия «Единой России» в Ульяновске, получив 240 часов обязательных работ (позже работы были заменены штрафом, но судимость осталась).

Ч. 1 ст. 212 УК, по которой могут быть обвинены Удальцов и его соратники, выведена из-под подсудности присяжных, указал адвокат Дмитрий Аграновский. Власти вели бы себя осторожнее, если обвиняемые по такой статье могли попросить суда присяжных, считает собеседник «Газеты.Ru».

По статье 212 обвиняются также 18 фигурантов так называемого болотного дела — участники согласованного с властями московского митинга на Болотной площади 6 мая, завершившегося столкновениями с полицией. Правозащитники и адвокаты настаивают на том, что события на Болотной площади не были массовыми беспорядками, и требуют освободить арестованных.

«Дело Удальцова» отличилось нетипичным порядком действий властей: кадры скрытой съемки с участием Удальцова вначале были показаны на НТВ (5 октября в фильме «Анатомия протеста-2»), и только затем Следственный комитет начал допрашивать, обыскивать и задерживать оппозиционеров. В блогосфере последовательность действий власти уже сравнили с негативными публикациями в газете «Правда» в советские времена, предварявшими неприятности для их героев. Аграновский также объясняет это тем, что фильм просто послужил формальным поводом для следственных действий.

«Это игры, мы же играем в демократическое государство, что вроде как дело возбуждено по сигналу прессы. Хотя совершенно очевидно, что пресса, правоохранительные органы и исполнительные органы составляют единую систему у нас», — объяснил Аграновский.

Очередность действий властей в этом деле, очевидно, продиктована публичностью Удальцова и необходимостью подготовить общественное мнение к тому, что впоследствии он будет задержан, допрошен, обыскан и посажен, предположил Чиков. «Безусловно, мы не знаем, какая игра ведется между госорганами. Очевидно, что некое добро в Следственном комитете на посадку Удальцова было получено, очевидно, что спецоперацию проводил не он (СК) — у него нет таких полномочий. Соответственно, как минимум два ведомства были задействованы — ФСБ и СК. Мы можем только предполагать, что была еще какая-то причина, но мне кажется более правильным ответ лежащий на поверхности: надо было подготовить общественное мнение, надо было слить компромат. А с точки зрения уголовного процесса, будет он показан по телевизору, не будет — значения никакого не имеет», — пояснил Чиков. Легализация видео, показанного по НТВ, для следствия не проблема, уверен он. Случаи, когда правоохранительные органы проводят выемки материалов в СМИ или направляют запросы для получения материалов, не редки, напомнил правозащитник: «Постановлением о выемке или ответом на запрос с последующим осмотром материала они легализуют его в качестве вещественного доказательства. Можно и дополнительно легализовать этот материал допросами членов съемочной группы».

«При этом я не сомневаюсь, и они не скрывают (это следует из пресс-релиза СК), что это видео получено по результатам оперативно-разыскной деятельности или какой-то иной разведывательной деятельности спецслужб», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

Соответственно, если эти мероприятия были оформлены как результат оперативно-разыскной деятельности (а наверняка это было оформлено так), а если и не были, то это будет сделано задним числом и подкопаться к ним будет невозможно, считает правозащитник. Если скрытая съемка, как говорит СК, велась в Минске, значит, эти действия регламентировались белорусским законодательством об оперативно-разыскной деятельности. Даже если это законодательство требует получения разрешения суда на скрытое наблюдение, то «белорусские товарищи наверняка не подкачают и такое судебное решение будет сделано», резюмировал собеседник «Газеты.Ru».

В суде по мере пресечения Лебедеву представитель НТВ заявил, что диск с видео был получен сотрудником телекомпании на улице от человека грузинской внешности. Это вовсе не исключает того, что у следствия есть результаты оперативно-разыскной деятельности, сказал Чиков, добавив, что человеком, передавшим НТВ диск с видео, мог быть оперативником.

Единственное, что стало ясно после суда по мере пресечения Лебедева: видео не было снято ни НТВ, ни «людьми с улицы». «Видео снял кто-то другой, а НТВ — лишь способ его реализации», — пояснил Чиков.

Удальцов считает, что против него и его соратников была проведена «какая-то комбинация»: «Спецслужбы белорусские задействованы, грузинские, российские — откуда все эти записи были получены, как они их скомпилировали? В суде над Лебедевым мы услышали, что (к сотрудникам НТВ) подошел на улице человек грузинской внешности и передал диск, — понимаете, до чего дошло, это же смешно! Я допускаю, что идет какая-то разводка, что они намонтировали что-то: где-то, может быть, мы, где-то не мы, какие-то разговоры — технические средства позволяют сделать что угодно».

Исходника, с которого монтировалось видео для НТВ, Удальцов, по его словам, еще не видел: «Я думаю, что его и не будет, потому что это добыто какими-то окольными путями».

Сторонники Удальцова указали еще на одну странность этого дела: видео было показано на НТВ не сразу после записи, а примерно через четыре месяца.

«Безусловно, это (трансляция видео) не могло произойти сразу после съемки, потому что это чисто бюрократически невозможно было сделать», — пояснил Чиков. Кроме того, по его мнению, после событий на Болотной площади 6 мая, а может, и еще раньше, за Удальцовым и другими оппозиционерами наверняка велось плотное наблюдение.

«У Удальцова был тогда обыск (11 июня), и он был под плотным наблюдением, отслеживали каждый его шаг. Но, видимо, июньская встреча с грузинами, если она действительно была, была самым главным или самым ярким событием для тех, кто осуществлял оперативные мероприятия в его отношении», — предположил Чиков.

Обнародовать информацию о встрече Удальцова с грузинскими политиками сразу же было бы неверно с точки зрения следствия: они должны были посмотреть, что еще он будет делать. Кроме того, люди, принимавшие решение о сроках обнародования записи встречи, также могли руководствоваться законами пиара, не исключил правозащитник: «Формировать общественное мнение в июле и августе менее эффективно, чем формировать его в октябре». А главное, нужно было получить политическую волю на возбуждение уголовного дела в отношении Удальцова. «Это все тоже требует различных согласований, заходов в какие-то кабинеты, докладов, размышлений, обсуждений и т. д.», — сказал собеседник «Газеты.Ru»

Оценить перспективы Удальцова в этом деле Чиков не взялся. Лишь отметил, что «в целом дела в нашей стране возбуждаются не для того, чтобы их потом прекращать, а для того, чтобы их потом отправлять в суд и получать там обвинительный приговор». «Говоря об Удальцове, вообще нет никаких сомнений в том, что эта общая следственно-судебная практика дополняется политической волей. Очевидно, что СК получал высочайшее соизволение на уголовное преследование Удальцова, а если они его получили, то они постараются довести дело до обвинительного приговора. И, вне всякого сомнения, в случае с Удальцовым никакой приговор, кроме реального лишения свободы, власти не устроит», — уверен Чиков.

Судьба «дела Удальцова» зависела от решения властей о мере пресечения. «Оно покажет степень решимости власти в ее стремлении раздавить оппозицию», — говорил «Газете.Ru» адвокат Дмитрий Аграновский в момент, когда Удальцов находился на допросе в Следственном комитете после многочасового обыска в среду. В отличие от многих Аграновский ожидал, что Удальцова не арестуют.

«Дело Удальцова» будет тянуться долго, «при необходимости его можно будет подогреть», заметил адвокат.

По наблюдениям Чикова, подготовка общественности к посадке Удальцова началась около месяца назад: тогда участились негативные упоминания об Удальцове на федеральных телеканалах: «Более того, для меня было очевидно, что история «болотного дела» должна была завершиться уголовным преследованием в отношении кого-то из организаторов». По мнению собеседника «Газеты.Ru», власти выбирали будущего обвиняемого на протяжении всего лета. Выбор был между Удальцовым, Навальным и Яшиным.

«Я полагаю, Яшина, с одной стороны, не за что, с другой — за него вступилась Ксения Собчак. Навального они просто испугались. Так методом исключения получился Удальцов», — пояснил Чиков.

Правозащитник не исключает, что Удальцову могут добавить и эпизод из «болотного дела»: ходят разговоры, что показания на него дал фигурант этого дела Максим Лузянин (он признал вину в участии в массовых беспорядках и будет осужден в особом порядке, дело уже передано в суд).