Лукин не видел беспорядков

События на Болотной площади 6 мая не были массовыми беспорядками, считает уполномоченный по правам человека

,
Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин заявил, что события 6 мая на Болотной площади в Москве не были массовыми беспорядками. К такому же выводу пришли и другие российские правозащитники. Суды обычно деталями пренебрегают, но слово Лукина может повлиять на следствие и даже на суд, не исключает адвокат.

Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин спустя почти два месяца отреагировал на уголовное дело по факту массовых беспорядков на Болотной площади в Москве 6 мая.

«Как бы ни относились мы к событиям, развернувшимся 6 мая 2012 года на Болотной площади, мой долг состоит в том, чтобы засвидетельствовать: они не были массовыми беспорядками», — говорится в заявлении, опубликованном на сайте омбудсмена.

Лукин напомнил, что уголовное дело по факту столкновений митинговавших с полицией 6 мая было возбуждено по статье о призывах к массовым беспорядкам (ч. 3 ст. 212 УК РФ), однако его сразу же переквалифицировали на статью «участие в массовых беспорядках» (часть 2 ст. 212 УК РФ).

При этом дело «об участии в массовых беспорядках» предполагает, что сам факт массовых беспорядков установлен», — указал Лукин.

«Иными словами, что… на Болотной площади… были зафиксированы случаи насилия в отношении гражданских лиц; погромов; поджогов; уничтожения имущества; применения огнестрельного оружия, взрывчатых веществ; вооруженного сопротивления представителям власти», — перечисляет омбудсмен.

Ничего соответствующего определению массовых беспорядков, данному в законе, ни сам Лукин, ни его сотрудники, присутствовавшие на месте событий, не наблюдали, сказано в заявлении уполномоченного.

В статье 212 УК РФ определение массовых беспорядков менее четкое: под массовыми беспорядками понимаются «беспорядки, сопровождающиеся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти».

В настоящее время по делу о массовых беспорядках 6 мая обвиняемыми проходят 13 человек, 12 из них арестованы, один находится в статусе подозреваемого.

Лукин проводит прямую аналогию между «болотным делом» и делом о разгоне митинга 19 декабря 2010 года в Минске.

Белорусским оппозиционерам тоже вменили статью о массовых беспорядках (ст. 293 УК Белоруссии), среди обвиняемых были двое россиян, которым, напомнил Лукин, он пытался помочь. Омбудсмен не сомневался, что россиян оправдают, так как «уголовное законодательство Белоруссии, практически повторяющее в этой части статью 212 УК РФ, предусматривает предъявление таких обвинений только лицам, непосредственно причастным к актам насилия над личностью, поджогам, уничтожению имущества и вооруженному сопротивлению представителям власти», написано в заявлении уполномоченного по правам человека.

«Выяснилось, однако, что все… недооценили изобретательность белорусского правосудия, применившего к задержанным невиданный в современном праве принцип коллективной ответственности. Обвиняемые были признаны виновными в связи с нахождением среди митингующих, кто-то из которых, так и не установленный следствием, совершал противоправные действия», — напомнил уполномоченный. Оружием тогда были признаны транспаранты, флагштоки и все прочие подручные средства, применявшиеся демонстрантами при столкновении с сотрудниками правоохранительных органов. «Цель столь явной подмены понятий состояла в том, чтобы предъявить протестантам обвинение в вооруженном сопротивлении представителям власти, несмотря на то что квалифицирующие признаки этого противоправного деяния отсутствовали», — убежден правозащитник.

«По горячим следам белорусских событий казалось, что описанные выше методы станут для всех хорошим уроком того, как нельзя обращаться с законом. Тем досаднее, что нечто похожее как будто совершается сегодня в России, в ходе расследования действий участников и организаторов митинга на Болотной площади в г. Москве 6 мая 2012 года», — заявил уполномоченный.

Лукин не будет никуда направлять свое заявление — оно только размещено на сайте, сказали «Газете.Ru» в аппарате уполномоченного. Лукин не пытается вмешаться в ход следствия, а сможет ли это заявление повлиять на судьбы арестованных – станет ясно со временем, добавил собеседник «Газеты.Ru».

По мнению главы движения «За права человека» Льва Пономарева, заявление Лукина – важное событие. Выводы уполномоченного совпадают с выводами общественных слушаний, которые правозащитники провели в Сахаровском центре в Москве 28 июня. «Мы констатировали, что никаких массовых беспорядков не было», — сказал Пономарев. Лукина на слушания звали, но он не пришел, отметил правозащитник. «Хорошо, что отреагировал на наше заявление. Теперь я хотел бы услышать заявление председателя президентского совета по правам человека и хотел бы, чтобы слушания этого дела прошли в Общественной палате», — заметил Пономарев.

О планах Общественной палаты расследовать «болотное дело» ничего не сообщалось. Глава совета по правам человека Михаил Федотов в пятницу вечером был недоступен для комментариев.

Как считает адвокат Дмитрий Аграновский, заявление Лукина может повлиять на судебный процесс и приговор.

«Лукин представляет государственную структуру, то есть выражает и официальное мнение. При этом он это делает нечасто. Власть в России сложно назвать доброй и гуманной, но она умеет считать. Если негативные издержки будут слишком высоки, она может принять решение отпустить обвиняемых», — предположил адвокат.

Аграновский дважды участвовал в процессах по делам о массовых беспорядках — по делу о захвате нацболами администрации президента в декабре 2004 года и событиях на Манежной площади в декабре 2011 года. В тех случаях обвинению вообще не пришлось доказывать существование массовых беспорядков, отметил собеседник «Газеты.Ru»: «Обвинение никак не доказывало само участие в беспорядках. Были беспорядки — и все, состав преступления никак не объяснялся, а суд это вполне удовлетворяло», — пояснил Аграновский.