Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Надеемся, терактов и хулиганства не будет»

В Ингушетии пройдут первые в истории местные выборы

ИТАР-ТАСС
В Ингушетии в воскресенье будут выбирать депутатов муниципальных образований. Это произойдет впервые в истории республики. Правозащитники и оппозиция назвали выборы фарсом, но тут же рассорились из-за голосования в интернете.

В воскресенье в Ингушетии будут избраны 548 депутатов городских, районных и сельских муниципалитетов. Все кандидаты выдвинуты от партий. Кроме неразлучной четверки парламентских партий — «Единой России», «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР, — своих выдвиженцев на выборах представили только ингушские «яблочники». С ними связан и единственный на этих тихих выборах намек на предвыборный скандал.

Республиканский избирком не зарегистрировал большую часть кандидатов «Яблока».

По словам лидера местного отделения партии Дауда Гаракоева, из собранных партийцами в Назрани подписей более 75% были незаконно признаны недействительными. Впрочем, в избирательной комиссии Ингушетии на этот счет другое мнение. Председатель избиркома Мусса Евлоев уверен, что «яблочники» сами виноваты: «Они так поздно сдали необходимые документы, что у них оставалось всего два дня (по версии Гаракоева, четыре дня – «Газета.Ru») на сбор подписей». Точку зрения Евлоева подтвердил и суд. Там, где «Яблоко» до выборов допустили, например, в Малгобеке, партия рассчитывает на 25% голосов.

Помешать этому, по словам Гаракоева, могут фальсификации на выборах и масштабное использование властью административного ресурса. «На время кампании в Ингушетии были сформированы 5 бригад, которые изъездили всю республику. В их состав входили представители правительства, главы администраций района и представители четырех парламентских партий, и все вместе агитировали голосовать за эти партии. Это уже уголовщина!», — рассказал Гаракоев.

В «Единой России» все наветы оппозиционеров отвергают. «На всех этих встречах, где я лично был, присутствовали и местные лидеры «Яблока», а агитировали там не за партии, а за необходимость голосовать. У «Яблока» просто большие проблемы, причем по всей стране», — сказал новый секретарь политсовета местных «единоросов» депутат Мухтар Бузуртанов. В его рабочем кабинете в парламенте нет еще партийной символики или портретов лидеров страны, а только флажок «Боевого братства» и фотография его председателя Бориса Громова.

Ингушские избиратели не много знают об участии «яблочников» или их конкурентов в выборах. Никакой предвыборной агитации на улицах Назрани, Магаса или Карабулака нет.

По дороге из Назрани в Магас висит единственная растяжка «Единой России». «У местных отделений на рекламу просто нет денег. Мы просили помочь федеральные партии, но те отказались», — объясняет Евлоев. О выборах напоминают только пропагандистские плакаты избиркома: щиты с изображением школьников за партой и лозунгом «Голосуем за будущее». В «Яблоке» разносят листовки по домам, а в пятницу раздавали их выходящим из мечети после вечерней молитвы. Единороссы, по словам Бузуртанова, просто побывали в каждом населенном пункте страны и собираются получить не менее 70% в каждом из них.

По мнению Евлоева, выборы должны пройти спокойно. «Предыдущие кампании: выборы в Госдуму, местный парламент и президента России — прошли без терактов и даже хулиганства. Надеемся, что так же будет и сейчас», — сказал Евлоев. Тем не менее 8 октября в Карабулаке был уничтожен боевик, планировавший теракт на избирательном участке, а в пятницу на выезде из Магаса, прямо на дороге, взорвалась легковушка. Пока усиленных нарядов милиции на улицах не видно, но в воскресенье они будут охранять каждый из 127 участков в республике.

Ингушетия и Чечня оставались единственными регионами, в которых так и не провели, согласно реформе местного самоуправления 2003 года, муниципальные выборы.

Выборы не проводили из-за пограничных споров: Ингушетия отрицает вхождение Пригородного района в Северную Осетию, а Чечня – принадлежность Сунженского и Малгобекского районов Ингушетии. Проблемы решены так и не были, однако в ноябре 2008 года федеральные власти приняли специальный закон, обязавший чеченцев и ингушей провести выборы до конца октября этого года.

Сам факт принятия закона о местном самоуправлении и проведения выборов глава местного отделения «Мемориала» Тимур Акиев оценивает положительно. Правда, о «качестве подготовки выборов» правозащитник говорить отказывается: мол, мониторинг «Мемориал» не проводил, а с жалобами к нему никто не обращался. Остальные правозащитники и непартийная оппозиция открыто называют выборы фарсом.

«Выборы только по партийным спискам — это фарс, потому что нет конкуренции и борьбы за власть.

Я знаю, что в ряде сел на сходе спросили людей, кого включить в список, но в 99% нарисовали кого надо. Местное самоуправление очень важно, но, как поведут себя эти люди, непонятно», — считает директор правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов. «Из-за отсутствия агитации абсолютное большинство избирателей не знает, кто баллотируется в районе или селе», — говорит правозащитник.

По мнению единоросса Бузуртанова, выборы по партийным спискам все равно привлекают людей, так как кандидаты им «как правило, известны», равно как и их «отрицательные или положительные стороны». «Я не считаю, что отсутствие одномандатников (а они вышли бы для республики дороже) ущемляет права граждан. Мы показывали, по просьбе президента Евкурова, списки сельчанам, и они могли вносить свои корректировки», — говорит лидер местной «Единой России». — Не знаю, плохо или хорошо, но главное, что выборы мы сделали».

Муцольгов не агитирует за выборы, но и мешать их проводить не собирается. Он хочет со временем изменить закон так, чтобы по крайней мере половина депутатов избиралась как одномандатники. Лидер движения «Справедливая Ингушетия» Магомед Хазбиев выражает свои мысли жестче. «При такой системе к власти придут бандиты из «Единой России», а что от этой банды видели ингуши?» — негодует Хазбиев. Он сам хотел пойти на выборы, но не договорился с «Яблоком». «Вся молодежь была бы за нами, раздал бы до 20 тысяч членских билетов. Думаю, что как минимум 50% избирателей проголосовали бы за меня», — сказал оппозиционер.

И Муцольгов, и Хазбиев уверены, что выборы закончатся убедительной победой «Единой России», пройдет и часть кандидатов от других партий. Хазбиев прогнозирует официальную явку в 99%, хотя «на самом деле никто не пойдет на выборы». «Яблочник» Гаракоев считает, что реально придут на выборы максимум 20%, а глава избиркома и единоросс солидарны, что будет «нормальная явка».

Жители Назрани и Магаса особого энтузиазма перед выборами не испытывают. Администратор культурно-технического центра в Магасе, где есть звукозаписывающая студия и редкая электрогитара Fender, Саид на выборы пойдет, но голосовать будет против «Единой России». Магомед, который в Магасе играет с друзьями в карты на скамейке, собирается отдать голос единоросам — «просто так». Более бедные жители Назрани, когда слышат о выборах, переходят на мат.

Правозащитники и Хазбиев, которые могли бы объединить усилия накануне не нравящихся им выборов, наоборот крепко рассорились. Решающий удар по отношениям двух Магомедов нанес на первый взгляд невинный онлайн-опрос: «Кто достоин стать уполномоченным по правам человека в Ингушетии?».

Он проводится на сайте «Кавказского узла».

Один из соратников Хазбиева рассказал, что оппозиционер долгое время шел впереди с солидным отрывом, но однажды ночью прямо на его глазах рейтинг Муцольгова за две минуты вырос с 200 до 2000 голосов. «Я сначала попросил друзей и родственников не голосовать, но, когда выяснилось, какую кампанию развернул Хазбиев, мои волонтеры сами призвали всех поддержать меня», — объясняется Муцольгов. По его словам, его люди потом даже добавили Хазбиеву пару тысяч голосов, «чтобы тот не расстраивался», но у Хазбиева уверены, что счетчик на сайте накрутили, и очень обижены.

При этом Хазбиев не может стать омбудсменом по возрасту, а Муцольгов не хочет по принципиальным соображениям. К дню субботы за главу «Машра» отдали голоса 5095 человек, а Хазбиева поддержали 3723 человек. На сайте «Кавказского узла» сообщается, что «редакция не имеет технических возможностей влиять на процесс голосования».

Муцольгов обижается на Хазбиева еще за то, что тот обвинил правозащитников в бездействии и даже поддержке экс-президента Зязикова. «Я не позволю им повышать свой авторитет, чмыря народного кумира (Хазбиев имеет в виду себя – «Газета.Ru»). Я им голову оторву», — горячился Хазбиев.

В свою очередь глава «Машра» напоминает, что до гибели экс-владельца «Ингушетии.Ru» Магомеда Евлоева о Хазбиеве в Ингушетии никто не знал. «Он сам себя провозгласил правозащитником, а он пришел ниоткуда год назад. У него даже офиса нет! (Хазбиев действительно принимал «Газету.Ru» у себя дома, а Муцольгов в Карабулаке живет в соседнем с офисом «Машра» доме). В любом случае он просто не имеет права обливать грязью людей, которые десятки лет ведут правозащитную работу», — сказал Муцольгов.