«Мать нации»: как жила и погибла Елена Чаушеску

Исполнилось 100 лет со дня рождения первой леди социалистической Румынии

7 января исполняется 100 лет со дня рождения супруги румынского диктатора Николае Чаушеску Елены. Первая леди Румынии находилась в тени своего знаменитого супруга. Однако благодаря своим волевым качествам и железной хватке она стала практически вторым человеком в стране, исполняя роль «теневого президента», а также присваивала себе различные научные звания, имея лишь школьное образование. «Газета.Ru» — о первой леди социалистической Румынии.

Не красавица, но не лишенная харизмы Елена Петреску познакомилась с будущим лидером Румынии после его выхода из тюрьмы. Ее нельзя было назвать интеллектуалкой, она была рабочей прядильщицей, но активно интересовалась политикой.

После того, как Чаушеску встал во главе Румынии, Елена, которая, как преданная супруга, неотступно следовала за ним, стала приобретать все большую власть в государстве. Когда Чаушеску вспомнил, что в молодости супруга успела поработать на химическом заводе, ее сделали руководителем крупной химической лаборатории.

Впоследствии она возглавила Академию наук Румынии, и за ее подписью выходили многочисленные труды по химии. Например, такой: «Стереоспецифическая полимеризация изопрена»: «Этот текст будет интересен инженерам химикам, а также студентам по науке, которые изучают полимеры», — писалось в предисловии к книге. Книга была переиздана в 2013 году, что означает, что она по-прежнему обладает научной значимостью. Правда, писала ее не сама Чаушеску, так как ее знания по химии были на уровне школьной программы.

«Она считала себя блестящим ученым — родом из Румынии, практически Мари Кюри, — но Елена Чаушеску была просто малообразованным крестьянкой, которая лишь достигла власти, чтобы сфабриковать внушительный список научных знаний», — пишет о ней историк Майкл Фаркукар в книге «Искусство обмана».

Несмотря на то что она находилась на вершине власти, первая леди Румынии не скрывала своей зависти к другой успешной румынке — бухарестскому фармацевту Ане Аслан, которая создала известный не только в Румынии, но и за ее пределами препарат «геровитал». Это лекарство на основе новокаина работало не только как антидепрессант, оно даже использовалось как средство против преждевременного старения. Говорят, что, несмотря на нелюбовь к изобретательнице, мадам Чаушеску прибегала к лечению «геровиталом».

Как отмечает в своем исследовании, посвященном Елене Чаушеску, Анемари Сореску-Маринкович из Института балканских исследований Сербской Академии наук, Елена Чаушеску создавала резкий контраст по сравнению с супругами лидеров стран коммунистического блока: «Возможно, ни в одной другой тоталитарной системе культ главной женщины не достигал таких масштабов, как в Румынии.

Практически, у двух президентских супругов были две параллельные структуры поклонения…» — пишет автор, напоминая, что супругу президента Румынии называли «Матерью нации».

«Ее многочисленные многокрасочные портреты на самой дорогой меловой бумаге выставлялись в витринах магазинов вместо исчезнувших продуктов одежды и обуви, висели в официальных зданиях, в жилых домах, на больших уличных стендах и в местах большой посещаемости соотечественниками. Ну прямо «Мисс Вселенная», — иронизировал в своей книге «Чаушеску и Живков: Я их знал» работавший в те времена в Бухаресте советский журналист Николай Паниев.

Только официальное перечисление постов, которые занимала Чаушеску, занимало пару строчек: первый вице-премьер Правительства СРР, председатель Национального совета по науке и технике СРР, академик, президент Академии СРР.

Как писал в книге «Дезинформация. Тайная стратегия абсолютной власти» глава контрразведки Румынии Ион Михай Пачепа, Елена Чаушеску была буквально помешана на различных научных званиях.

Пачепа вспоминал, что во время визита в США Чаушеску потребовала, чтобы он получил для нее хоть какой-то титул, и он смог организовать присвоение ей звание почетного доктора Университета штата Иллинойс.

Критики считали ее хотя и властной, но достаточно примитивной женщиной. Так, издание The Washington Post приводит рассказ о том, как супруга румынского лидера была возмущена тем, что ей преподнесли статую Венеры Милосской, которую она назвала «голой бабой без рук».

Влияние супруги Чаушеску, которая в 1980 году заняла пост первого зампреда правительства страны, было столь велико, что именно ей было поручено стать во главе румынской ядерной программы. Исследования в этой сфере находились в зачаточном состоянии и велись тайно от СССР.

В 1989 году кажется, ничего не предвещало беды. Супруга Чаушеску все так же отчитывала ученых в Академии наук и читала письма, которые ей присылали ученые из других стран. В одном из них индийский профессор Университета Калькутты выражал восхищение работами автора в области «химии полимеров», а на Западе издали ее книгу «Наука и социальный прогресс». В газетах публиковались фотографии с надписью «Товарищ Елена Чаушеску — известный ученый и видный политический деятель».

«Всегда активная во время строительства нового общества, Елена Чаушеску боролась за основную истину: социализм и коммунизм не могут быть построены без людей с высокой интеллектуальной подготовкой», — пишет о Елене Чаушеску в 1989 году англоязычный журнал Romanian Review.

Это был юбилейный год для Елены Чаушеску, ей исполнилось 70 лет, и «Радио Свобода» в то время даже делало смелые предположения, что масштабное празднование дня рождения румынского лидера говорит о том, что «она, возможно, готовится к тому, чтобы сменить своего супруга».

Однако в декабре 1989 года в Румынии начались массовые выступления против режима Чаушеску. Все это произошло после подавления восстания в городе Тимишоара, где погибли 60 и были ранены 253 человека. Чета Чаушеску не придала значение происходящему и улетела с визитом в Иран. Однако они были вынуждены вернуться, чтобы увидеть бурлящий перед президентским дворцом Бухарест.

Из толпы выкрикивали проклятия в адрес Чаушеску и его жены Елены. Революционные события разворачивались стремительно — полиция и армия оказались парализованы, а часть высокопоставленных военных перешла на сторону восставших. «Чаушеску оторвался от реальности, а реальность была такой: условия жизни были тяжелейшими», — вспоминал в интервью «Газете.Ru» экс-президент Румынии Ион Илиеску.

Единственной возможностью для Чаушеску и его супруги Елены стало бегство на вертолете, который приземлился прямо на крышу дворца президента. Затем высаженный буквально в чистом поле Чаушеску с женой были подобраны случайным водителем, который привез их прямо в руки восставших. Супруги были арестованы, вскоре их ожидал скорый суд, который приговорил их к расстрелу. Оба держались мужественно и слушали приговор, держа друг друга за руки. «Я ни на один вопрос не буду отвечать», — сказала, обращаясь к руководству трибунала, Елена Чаушеску.

Произошедшее потрясло писателя Эдуарда Лимонова, который в то время жил в Париже и увидел репортаж о казни диктатора по французскому телевидению. «Затиснутые в угол между столами, невыспавшиеся, готовящиеся к смерти, застигнутые врасплох, они, однако, показали нам вживе действо, родственное лучшим трагедиям Эсхила или Софокла», — писал Лимонов в своей книге «Убийство часового».