Пенсионный советник

Так вот где он, Затерянный мир...

Рорайма: как пересечь три границы

Надежда Горчакова 17.02.2014, 09:49
Александр Горчаков

Недельный трек в Затерянный мир Конан-Дойля был, на самом деле, единственным мероприятием, ради которого мы заворачивали в Венесуэлу. И если бы только я знала по-испански чуть больше, чем «Es muy muy muy impresionante!», и если бы дыхание там, наверху, не перехватывало от восторга, я могла бы кричать об этом так, чтобы слышно было внизу. Но на этой необыкновенной вершине можно лишь глубоко молчать, поэтому и описание будет скорее техническим, чем лирическим.

Мы продолжаем публикацию путевых заметок о большом путешествии Александра и Надежды Горчаковых (предыдущие части смотрите здесь и здесь).

Александр Горчаков

Знакомый француз Клод помог нам с организацией этого приключения, потому что мы хотели необыкновенного: за гораздо меньшие деньги и меньшее время, чем стандартный тур, мы желали большего. «Нормальный» трек на Рорайму стоит в этом году 10 500 боливар, и включает доставку до Параитепуи (индейская деревня, место старта) и обратно, носильщиков, гида, еду и ее приготовление, снаряжение... Но у нас были свои спальники, палатка и кухня, свои сильные ноги и плечи — и требовалось лишь доехать и принять прописанный законом «довесок» в виде обязательного гида.

Александр Горчаков

Маршрут

Стандартный трек на Рорайму ходится за 6 неторопливых дней, с долгим сидением в лагерях и медленными ходками. За это время туристов успевают завести наверх, показать ближайшие достопримечательности (Jacuzzi и Ventana) и спустить вниз. Нам же хотелось размять мышцы после долгих переездов и добраться до противоположного конца Рораймы... затратив при этом то же количество времени.

В конечном итоге маршрут вышел шестидневным (если считать «чистые» дни, еще один мы потеряли из-за транспорта, но об этом позднее).

1 день — Santa-Elena de Uairen — Paraitepui — Kukenan Camp
2 день — Kukenan Camp - Base Camp — Hotel Basilio
3 день — Hotel Basilio — La Fossa — Triple Point — Cristal Valley — Hotel Coati (Brazil)
4 день — (отсидка полдня) — Hotel Coati — Lake Gladys — смотровая площадка почти на самом «носу» — Hotel Coati
5 день — Hotel Coati — Triple Point — La Fossa — Punto Mas Alto (самая высокая точка) — Jacuzzi — Base Camp — Military Camp
6 день — Military Camp — Paraitepui.

Александр Горчаков

Стоимость

Благодаря Клоду нам удалось сэкономить почти половину денег, потратив вместо 21 000 боливар всего 11 400. Самое удивительное, что при этом мы получили личного гида на двоих, а если бы нашли еще единомышленников — сумма за вычетом еды разложилась бы на количество участников.

Что сюда входило:
— Джип Клода 4х4 до Параитепуи — 3 000 боливар,
— Гид-абориген в Параитепуи — 800 Б в день, в сумме 5 600 (мы заплатили ему за 7 дней вместо 6 реальных, потому что он провел нас куда дальше, чем это предполагает стандартный трек),
— Еда на троих (6 дней + день запаса) — около 1600,
— Газ (4 баллона) — 640,
— Вход в нацпарк — 30 боливар с человека,
— Обратная дорога на попутке — 500 за двоих.

Александр Горчаков

Погода

Большую часть времени погода была хорошей — не всегда солнечной, но именно такой, какая требовалась. Лишь полдня наверху мы отсиделись из-за ливня, да один день в саванне был крайне жарким.

Тем не менее, снаряжение подбирали, исходя из погодной разницы на подходах и на плато. В рюкзаки поместились и солнцезащитный крем, и крем от puri-puri (местный аналог мошки), и теплый комплект спальников, и теплая одежда. Единственное, что не понадобилось, — взятые на крайний случай пуховые жилеты.

Александр Горчаков

Еда

Еду подбирали, следуя обычным горным привычкам: овсянка с черносливом/мюсли, сухмол и галеты с сыром на завтрак; печеньки с сыром и чернослив на обед; рис/чечевица, специи и галеты на ужин. Сухих овощей и мяса в Санта-Елене не найти, поэтому не на каждый день взяли маленькие баночки тунца и консервированных овощей. Чая нормального (черного или зеленого) здесь не водится в принципе, поэтому мы выбрали ромашку и липу, из которых первая была хороша, а вот вторая не заваривалась в принципе. Нам советовали взять сахар для гида, но в магазине мы его не нашли, а у него оказался свой.

Александр Горчаков

Александр Горчаков

Александр Горчаков

Детали

Газ для нашей горелки найти оказалось не просто, но возможно. Истратили от него половину.

Непременным условием нахождения на Рорайме является, гхм, особый способ справления нужд. Сашка называет это «издевательством над туристами», но гиды относятся к процессу совершенно серьезно. Дело в том, что во имя чистоты священной вершины правила предписывают складывать «шоколад», как его называл наш гид, в пакетик; присыпать сверху абсорбентом с названием CAL и... уносить с собой вниз. Волшебный порошок в магазинах Санта-Елены не нашелся, и гид обеспечил нас им уже на месте.

Александр Горчаков

Мини-отчет

Дорога до Параитепуи заняла около двух часов, еще с час или полтора мы потратили на месте, оплачивая сборы нацпарка, регистрируясь и знакомясь с гидом, которого нашел Клод. Как только последний уехал вниз, выяснилось замечательное обстоятельство: гид Augusto, с которым нам предстояло провести бок о бок почти неделю, ни фразы не мог сказать на английском. Это оказалось отличным экзаменом «на прочность» моего испанского, тем более, что я оставила в городе учебник и словарь. Забегая вперед, похвастаюсь, что испытание я выдержала, и это придало мне гораздо больше уверенности в себе.

Александр Горчаков

Впрочем, языковой барьер стал лишь первой из многих неожиданностей на пути к вершине. Вторая не замедлила появиться после того, как Augusto отослал нас вперед, пообещав выйти следом. Можете представить себе наше удивление, когда ни на первом холме, ни на пятом, ни даже на стоянке мы не могли углядеть на горизонте его силуэт. Палатку мы ставили в одиночестве, громко сожалея о том, что отдали ему часть еды и оплату.

К счастью, гиды других групп посоветовали не беспокоиться о его судьбе, а путь везде был очевиден (вплоть до вершины есть одна-единственная тропа, с которой сложно сбиться). Уже в темноте, рассчитав, как будем делить утреннюю овсянку на три приема пищи, мы заметили на склоне чей-то фонарик. Через некоторое время перед нами с звучным нетрезвым возгласом «Amigos!» появился и его обладатель. Пока я билась с незнакомыми испанскими словами, Сашка поворчал по-русски и отобрал у него часть ужинов.

Александр Горчаков

Наутро история повторилась: гид отпустил нас вперед, припозднившись в лагере, и появился только к полудню в Base Camp. Впрочем, на следующем участке пути («рампе» — основном наборе высоты) он догнал нас скорее, и больше мы не расставались в течение нескольких дней. Это было оправдано. Если вплоть до выхода на плато путь не представляет никаких сложностей, то наверху микрорельефу позавидует любой постановщик ориентирования, и без гида или хорошего трека гулять там бессмысленно.

Александр Горчаков

Стоянки наверху — это ниши в скалах, называемые «отелями». Вот сквозь облако до нас донеслись голоса, гид вынул половину содержимого рюкзака и взлетел вверх по склону, оставив нас дожидаться. «Где же твоя палатка, пемон?» — тихо удивлялся Сашка, прикидывая в уме, как мы будем размещаться в двушке втроем. «No tengo carpa! Нет у меня ее,» — с улыбкой сообщил вернувшийся Агусто и вдруг втиснулся в какую-то щель, в распорке поднялся метра на три и свернулся клубочком на скальной полочке.

Александр Горчаков

Александр Горчаков

Александр Горчаков

С рассветом холодный туман заполз в палатку, покрыв липкой влажностью все, что в ней было. Прятаться в спальник было бесполезно, сон прошел, и организм рвался в бой. Это как нельзя лучше соответствовало нашим планам, и за день мы добежали почти до конца плато, осмотрев все попутные «достопримечательности» — гигантскую дырку La Fossa, тройную границу Венесуэлы, Бразилии и Гайаны и Хрустальную долину, где каждый сантиметр поверхности покрыт друзами хрусталя — то вымытыми дождями, то с примесью розового, то целыми глыбами преграждающими тропку... Все эти места вызывали восхищение, но были знакомы нам по отчетам и рассказам. А хотелось перейти границы обычных впечатлений, заглянуть по ту сторону темной души Рораймы.

Александр Горчаков

Александр Горчаков

Александр Горчаков

Но пока мы послушно топали за Агусто, ничем не выдавая своих желаний. Камни сменялись камнями, за облаками плыли облака, вокруг царствовал мир черно-белых старинных гравюр... Когда порыв свежего ветра на мгновение раздул небесные кулисы, в глазам резко бросился непривычный цвет, и я остановилась в изумлении. За темно-серым выполаживанием открывалась зеленая долина; скромные, но сильные цветы покачивались на деревьях, среди них бежали смелые ручьи. Картину обрамляло белоснежное облако, прошитое стежками солнца. «Так вот где он, Затерянный мир...» — выдохнула я, не веря своим глазам. В ответ в глубине рощи лишь зажурчала птица.

Александр Горчаков

Если бы я была поэтом!.. Вы бы услышали в стихах тишину этого места, увидели бы строгую красоту и вдохнули бы свободу этих скал. Но я нема, и даже фото не передают всей полноты и магии дальнего конца Рораймы. Она призрачна и невесома, как облако, зацепившееся за вершину.

Впрочем, довольно лирики. Сами того не заметив, мы довольно быстро пришли к следующему «отелю», уже на территории Бразилии, и дали отдых ногам, оставив рюкзаки и прогуливаясь вокруг налегке.

Александр Горчаков

А ночью случился дождь. Он зарядил сплошным могучим потоком, и с потолка нашей пещеры низвергались громкие струи. На рассвете водяная пыль, сбитая в облако и плотно висящая в просветах грота, пообещала нам время на раздумья. Полдня другой конец долины лишь изредка показывался сквозь фату облаков и снова скрывался через несколько минут. Да что там, даже ближайшие деревья разглядеть удавалось не всегда.

Александр Горчаков

Александр Горчаков

К полудню, когда светлое пятно чуть задержалось, мы наскоро перекусили и тронулись в путь. Дождь зарядил с новой силой, но повернуть назад было уже немыслимо. Тогда гора решила, что упорство должно быть вознаграждено, и открывала ставни после каждого необходимого места: видовых площадок, мифического озера Глэдис, края плато, где на километр вниз под нашими ногами уходила отвесная стена. Лишь только мы ступили обратно на порог тенистого грота, небо затянуло, и грянули новые капли дождя. Видение скрылось.

Александр Горчаков

Александр Горчаков

Александр Горчаков

На другой день бежалось легко и быстро. С чувством благодарности судьбе за два дня на другом конце плато, мы вернулись обратно к его выходу, зашли по пути на высшую точку, искупались в ледяных «джакузи», пощипали ежевики, щелкая фотоаппаратом над крутым обрывом, и слетели вниз до базового лагеря. Тот был переполнен, и уже в сумерках мы встали в пустынном Military Camp.

Александр Горчаков

Остаток пути пришелся на жаркий день 25-го. Саванна без капельки воды выжигала калеными лучами тонкое чувство невесомости, захваченное на вершине. Дотопав в ритме ММБ (Московский Марш-бросок — Газета.Ru) до Параитепуи, мы встретили там нетрезвый народ, хрипло орущих петухов и отсутствие машин до Санта-Елены.

Александр Горчаков

Александр Горчаков

Еще через пару часов, удостоверившись в том, что сегодня Рорайма нас не отпустит, мы отошли до ближайшей речки и заночевали неподалеку, с тем, чтобы наутро в попутке трястись по ухабистой дороге, окончательно расплескав из души спокойное очарование этой необычной горы.