Пенсионный советник

«Мы тверже стоим на ногах, хотя, к сожалению, ноги кривоваты»

Экономисты и инвесторы оценили кризисный прогноз Минэкономразвития

Ульяна Бисерова, Юлия Орлова 06.08.2012, 16:30
Выход из кризиса будет проводится без льгот для населения Reuters
Выход из кризиса будет проводится без льгот для населения

Экономисты и инвесторы считают вполне реальным кризисный прогноз Минэкономразвития — обвал цен на нефть до $60 за 1 баррель с курсом доллара на уровне 46 рублей. Причем такой сценарий может быть воплощен уже в ближайшее время. Бизнес тоже не исключает девальвации и разрабатывает защитные стратегии.

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики:

— Предложенные Минэкономразвития сценарии подтверждают, что российское правительство продолжает связывать экономическую ситуацию в стране лишь с состоянием мировой экономики, и прежде всего с уровнем цен на энергоресурсы. Таким образом, предпосылки возникновения нового кризиса вновь выносятся за пределы России.

Между тем в экономике страны существуют и собственные глубинные проблемы, которые обязательно нужно принимать во внимание при построении социально-экономической политики.

Принципиально важно создать среду, благоприятную для роста деловой активности. Лишь это способно поддерживать достаточно высокие темпы роста экономики страны в долгосрочной перспективе. Прошлый кризис России удалось преодолеть с относительно небольшими потерями исключительно за счет резервов, накопленных благодаря политике Алексея Кудрина в предшествовавшие исключительно благоприятные годы. А пока, сколько бы ни надували щеки российские власти, благоприятный инвестиционный и предпринимательский климат в стране так и не создан: постоянное закручивание гаек и создание обстановки, в которой большинство предпринимателей боится поднять голову, не способствует повышению деловой активности и притоку иностранного капитала. При таком подходе России и без нового витка мирового экономического кризиса не светит показать более выдающийся результат, чем среднегодовой прирост ВВП в пределах 1,5–2%.

Глеб Давидюк, партнер фонда iTech Capital:

— Если люди прогнозируют такого рода цифры, они прогнозируют и меры, которые вытянут экономику при этих цифрах. Отвечая на вопрос, страшно это или нет, нужно смотреть на меры, которые планируется принять. Эти меры будут регулировать экономику, что бы она не рухнула.

Сергей Улин, бывший вице-президент АЛРОСА:

— Сценарий тяжелый, но нет худа без добра. Убежден, что это заставит нас пересмотреть многое из того, что мы делаем сегодня.

Любой кризис — это очищение от наносного, малоэффективного, нереального и возвращение к истокам — реальной экономике. Безусловно, мы выживем: и не такие сложности страна и люди преодолевали.

Имею в виду не только лишения, но и те вызовы, на которые страна находила достойные ответы. Советую готовиться к непростым временам. Возможно, это и к лучшему: если мы не находим эффективных путей предотвратить кризис, сам кризис подскажет, как построить новую систему экономических отношений и, может, даже шире, не только экономических. В социальном плане будут самые большие сложности и трудности, особенно для тех категорий, кто сейчас социально не защищен. У кого достаточно финансовых ресурсов, будут испытывать сожаления по поводу утраченных средств, а те, у кого их нет, будут испытывать серьезные трудности. Социальная справедливость будет играть огромную роль.

Александр Малис, президент компании «Евросеть»:

— Вероятность разрастания проблем в мировой экономике в новый глобальный финансово-экономический кризис довольно высокая. При этом запас прочности отечественной экономики со времен последнего кризиса значительно снизился. Мы рассматриваем вероятность сильной девальвации рубля и возвращение к двузначной инфляции как один из возможных сценариев развития и сейчас готовим целый комплекс защитных мер.

Иван Анисимов, заместитель председателя правления Абсолют-банка:

— Негативный сценарий развития ситуации в экономике страны, разработанный Минэкономразвития, можно охарактеризовать как чрезмерно агрессивный. При этом, наверное, все же лучше переоценить серьезность степени риска, чем пребывать в розовых очках и надеяться на авось. Я рассматриваю этот сценарий скорее как некий стресс-тест, и он показывает, что, хотя и с серьезными повреждениями, экономика страны имеет все шансы выбраться из столь малоприятной ситуации.

Вероятность подобного развития событий оцениваю невысоко, но все же еще раз подчеркну, что совсем исключать подобное — такой вариант развития событий — нельзя. В экономическом плане Россия как была, так и остается сырьевой базой, причем не мировой, а скорее региональной.

С другой стороны, имеются весьма значительные золотовалютные резервы, экономическая жизнь гораздо более урегулированна, прозрачна и предсказуема, чем в 1998-м и даже в 2008 году. В целом мы гораздо тверже стоим на ногах, хотя, к сожалению, ноги кривоваты.

Михаил Хабаров, президент инвесткомпании А1 («Альфа-групп»):

— Мы достаточно пессимистично смотрим на развитие экономической ситуации в еврозоне, и в этой связи риски, стоящие перед российской экономикой, также можно оценить как достаточно высокие. Экономика страны по-прежнему сильно зависит от уровня мировых цен на энергоресурсы, и на фоне продолжающегося снижения цен на нефть состояние платежного баланса в значительной мере ухудшится. Однако российское правительство готово к кризисному сценарию лучше, чем в 2008 году: есть и достаточные резервы, и эффективные инструменты монетарной политики, и, что немаловажно, готовность оперативно принимать необходимые антикризисные меры по стабилизации ситуации.

И возможно, все это понадобится уже в ближайшее время.

На мой взгляд, при реализации описанного в «пессимистичном» варианте развития ситуации в экономике страны российское правительство сможет противостоять ударам кризиса, сохраняя социальные обязательства как минимум в течение ближайшего года.

Анатолий Милюков, первый вице-президент Газпромбанка:

— Непростая ситуация в экономике Китая, неготовность европейских политических лидеров принимать решительные меры по преодолению европейского долгового кризиса, которые достаточно сложно реализовать, учитывая «лоскутное одеяло» Евросоюза — разумеется, все это несет определенные риски и для российской экономики.

Ключевые решения сосредоточены в руках очень ограниченного круга политиков, которые пользуются общественной поддержкой и имеют карт-бланш.

Европейцы уже определились с приоритетами: стабильность и даже некоторый консерватизм — и политический, и экономический — ставятся выше темпов экономического роста и грандиозных достижений. И это поможет преодолеть долговой кризис с наименьшими потерями, без реальной угрозы дезинтеграции еврозоны. Что же касается вероятности разрастания экономического кризиса в Китае, то не стоит недооценивать возможности плановой экономики, особенно с учетом того, что деньги стремительно превращаются в бумагу.

В последнее время появляются апокалиптические сценарии развития мировой экономики, однако, на мой взгляд, ситуация не столь трагична.

Сейчас мы находимся примерно в середине долгового кризиса, который неизбежно следует за каждым крупным финансовым кризисом, и понадобится еще шесть-семь лет, чтобы рассосались проблемы экономического цикла, и еще некоторое время, чтобы люди успокоились и вновь начали потреблять, а также инвестировать накопления.

Ваган Амичба, экс-управляющий директор «Ренессанс Эдвайзерс»:

— Сейчас, как при нескольких заболеваниях одновременно, не знаешь, за что взяться в первую очередь, а что можно отложить. Происходящие события никто не проживал и не видел. Такие прогнозы давать рано. Даже смещение цен к $80 за баррель и меньше уже будет серьёзным ударом по стабильности рубля — бюджетные показатели не будут выполняться, мало не покажется никому.