Китай обойдет США на заправке

В течении ближайшего десятилетия Китай может потеснить США и стать крупнейшим импортером нефти

Reuters
В течении ближайшего десятилетия Китай может потеснить США и стать крупнейшим импортером нефти, приводит Bloomberg мнение опрошенных экспертов. Впрочем, Россия, как один из крупнейших поставщиков нефти на азиатский рынок, от этого только выиграет.

Уровень импорта нефти в Китае может сравняться с американским в период с июля 2014 года по январь 2020 года. К такому выводу на основании анализа динамики импорта обеих стран за последние пять лет пришли аналитики, опрошенные агентством Bloomberg.

Таким образом, в ближайшие 10 лет Китай может обогнать США и стать крупнейшим импортером нефти. Эти цифры превосходят прогноз Международного энергетического агентства (МЭА), которое считает, что Китай сможет импортировать аналогичное число углеводородов не ранее чем через 15 лет. Накануне МЭА объявило, что

КНР впервые в истории стал крупнейшим потребителем энергии, включая такие источники, как нефть, газ, уголь и атомная энергетика. Тем самым пальма первенства была отвоевана у США, которые более века ее удерживали.

В МЭА подсчитали, что в прошлом году в КНР было потреблено в общей сложности 2,252 млрд тонн нефтяного эквивалента, что примерно на 4% больше, чем в США, где расход энергии достиг 2,17 млрд тонн. Еще десять лет назад объемы энергопотребления в Китае составляли лишь половину от аналогичного показателя в США. По прогнозам главного экономиста МЭА Фатиха Бироля, в ближайшие 20 лет КНР будет платить за импорт нефти в среднем $600 млрд в год, или на $100 млрд больше, нежели США.

В Китае все данные МЭА по потреблению энергии назвали «не заслуживающими доверия». Так, согласно Госсударственному статистическому управлению КНР, в 2009 году объем энергопотребления в стране составил 2,132 млрд тонн в нефтяном эквиваленте. По словам представителя Государственного энергетического управления Китая, разница в цифрах МЭА и китайского госстата могла возникнуть из-за разных источников информации.

Тем не менее перспективы того, что Китай станет крупнейшим импортером в ближайшее десятилетие, весьма реалистичны, считают эксперты. «Несколько сложно указывать конкретный год, поскольку пока еще мировая экономика не до конца вышла из кризиса, но, в принципе, к 2020—2025 годам можно говорить, что Китай станет крупнейшим игроком данного рынка», — говорит эксперт Института энергетики и финансов Александр Курдин. При этом

Китай сыграл важную роль в выходе рынка нефти и нефтепродуктов из кризиса 2008—2009 годов, поскольку важен был спрос, а основным потребителем стал именно Китай.

В этот период КНР реализовала ряд стимулирующих мер, в частности, в автомобильной промышленности, что поддерживало внутреннее потребление. Кроме того, экономика Китая не так сильно была подвержена кризисному влиянию, как в других странах. Сейчас собственная добыча нефти Китая удовлетворяет менее 50% внутреннего потребления. Но в перспективе КНР станет активным игроком, причем не только как потребитель импортной нефти и нефтепродуктов. Власти Китая всячески пытаются сократить свои издержки на импорт нефти и нефтепродуктов, покупая, например, нефтяные активы.

Китай станет равнозначным с США потребителем нефти даже несмотря на то, что в ближайшие годы темпы роста импорта нефти замедлятся, соглашается ректор учебного центра «Финам» Ярослав Кабаков. По его мнению, это связано с тем, что по мере роста уровня жизни в Китае конкурентоспособность китайских товаров будет снижаться, соответственно, замедлятся темпы роста китайской промышленности и объемов перевозок в стране. Кроме того, правительство страны обеспокоено ростом импорта нефти, который ухудшает платежный баланс, поэтому власти способствуют внедрению энергосберегающих технологий. «В КНР низкая энергоэффективность и первое место по потреблению нефти связано с этим, — соглашается генеральный директор Contour Components Владимир Некрасов. — Рано или поздно начнется модернизация промышленности и снижение энергоемкости производства до уровня, близкого к США».

Китайское потребление энергоносителей составит конкуренцию странам Европы, а также государствам Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), прежде всего Индии, потребление которой также интенсивно растет. Главными бенефициарами этого растущего спроса станут Россия, страны Средней Азии и Ближнего Востока, являющиеся крупнейшими поставщиками нефти на эти рынки.

«Россия уже стратегически ориентирована на повышение спроса со стороны стран АТР, в частности, на его удовлетворение нацелены проекты ВСТО. Отчасти на данный рынок ориентированы проекты добычи нефти на Сахалине»,

— напоминает Кабаков.

Увеличение спроса со стороны стран АТР повышает актуальность и других проектов, в частности, проектов трубопроводов из республик Средней Азии и Ирана через Афганистан и Пакистан в Индию и к побережью. Но сложная военно-политическая обстановка в регионе в настоящее время затрудняет их реализацию. «Не стоит забывать, что Китай стремится увеличить поставки энергоносителей из Средней Азии, что снижает роль России в качестве транзитера среднеазиатской нефти в Европу и отчасти будет способствовать снижению дефицита нефти и ценового давления», — добавляет Кабаков. Поэтому существенного роста цен на нефть ожидать не стоит. Здесь также будет иметь значение и тот факт, что Китай имеет собственные запасы нефти. «Сейчас их добыча низкорентабельна ввиду высокого содержания парафина, который затрудняет транспортировку и переработку данной нефти. Но технологии не стоят на месте, а высокие цены на нефть будут стимулировать решение данной проблемы Китаем. Кроме того, растущее влияние и экономическое присутствие китайского капитала в Восточной и Южной Африке позволит ему форсировать разведку и введение в оборот запасов нефти в этом регионе», — объясняет Кабаков.