В дорогом вине много розницы

Наценка розничных сетей на импортное вино слишком высока и составляет 44–51%, подсчитали в ФАС

ktylerconk/flickr.com (CC BY 2.0)
В высоких ценах на импортное вино виноваты розничные сети: их наценка достигает 50%, подсчитали в ФАС. Ретейлеры признают, что вино — дорогой продукт, но надбавка на него не превышает 40%. За счет таких маржинальных товаров можно дешево продавать социальные продукты, оправдываются розничные сети.

Самую существенную часть в стоимости импортных вин составляет наценка розничных сетей – в среднем от 44% до 51%, подсчитала Федеральная антимонопольная служба (ФАС), проанализировав структуру ценообразования импортных вин. При этом чем выше цена, тем выше наценка: если на вина в средней ценовой категории (от 500 до 1500 рублей за бутылку) надбавка ретейлеров составляет в среднем 44%, то на вина дороже 3 тысяч рублей розничная надбавка достигает 51%.

ФАС заинтересовалась ценами на импортное вино еще в начале года. Тогда глава ведомства Игорь Артемьев возмущался тому, что

в России французское вино продается по 150 евро, хотя у себя на родине оно стоит 5 евро.

«Себестоимость логистики одной бутылки явно не может составлять 145 евро, — сказал чиновник. — Мы думаем, что импорт может быть значительно дешевле. Хотим посмотреть этот рынок на предмет, нет ли картельных соглашений и эксклюзивных сговоров».

Первые результаты расследования ФАС предъявила в среду, 30 июня. Так, закупочная цена у производителей колеблется от 13% для дешевых вин и до 22% для дорогих вин в конечной розничной цене. На наценку оптовика приходится 15–19% в конечной розничной цене, на выплаты оптовиков торговым сетям около 7%, затраты на логистику вина – 1–8%, другие расходы оптовых организаций – 1–5%.

Наценки на вино очень сильно зависят и от страны происхождения. Так,

на вина из Южной и Северной Америки, а также на болгарские, венгерские, германские и абхазские вина надбавка не превышает 30%, тогда как на вина большинства стран Европы она составляет более 45%.

«Мы пока не знаем, чем отличаются переговорные отношения между торговыми сетями и поставщиками из различных регионов. Нам потребуется прояснение мотивов и причин высоких розничных наценок на вина Старого Света», — заявил заместитель руководителя ФАС Александр Цыганов.

В ведомстве уверены, что высокая цена не формируется на рынке оптовой продажи, где нет монополии. «На рынке работает более 200 предприятий. И если одни уходят, то другие занимают их место. Из этого следует, что практика торговых сетей недостаточно объективна», — объяснил Цыганов. По его словам, у ретейлеров есть возможность снизить цены, ведь в период промоакций импортные вина стоят дешевле на 15%, то есть розничные сети опускают торговую наценку с 50% до 35%.

Ретейлеры признают, что вино – маржинальный продукт, но не соглашаются с цифрами ФАС. «Если импортное вино хорошо продается, то наценки минимальные.

На хиты продаж, например некоторые французские, испанские, аргентинские и чилийские вина, наценка составляла 5–10%. Есть вина, где надбавка достигает 40–45%, но никак не 50%. Не верю, что это массовые случаи»,

— говорит глава Ассоциации розничных сетей Илья Белоновский. Другие цифры приводит и директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя Вадим Дробиз: «Импортер зарабатывает, добавляя к цене 20–25%, оптовик – 20–25%, розница – около 30–35%».

Однако удешевить импортное вино невозможно. «Вино стоит дорого, но дешевле оно стоить не будет»,— подчеркивает Дробиз. По его словам, в прошлом году россияне выпили около 1 млрд бутылок вина, из них около 750 млн бутылок – российское вино, а оставшиеся 250 млн – импортное. В импортируемом товаре доля недорогого вина, которое стоит 130-200 рублей составляет 75%, а оставшиеся 25% - это бутылки вина дороже 200 рублей.

«В импортных винах до 200 рублей ничего удешевить невозможно, там все нормально. Получается, что ФАС сегодня бьется за дорогие вина, скажем так, вина для среднего класса»,

— объясняет Дробиз. «За счет продаж с высокой наценкой дорогих импортных вин, мы позволяем себе делать массовые скидки на социальные продукты. Гипотетически можно урезать наценки до 15–20%, но тогда не будет запаса по марже, чтобы дешево торговать хлебом, вином и окорочками», — говорит Белоновский.

Закон о торговле, вступивший в силу в начале года, не предусматривает регулирование наценок, за исключением списка социально значимых товаров, куда вино не входит. «Ничего сделать нельзя, можно лишь к совести взывать», — считает Дробиз. Однако антимонопольщики считают, что через этот закон можно будет опустить цены на вино. «Мы не можем снизить цену на импортное вино, но мы можем создать невыносимые условия для тех торговых сетей или других хозяйствующих субъектов, которые нарушают закон», — намекнул Цыганов.