Эйфман: балет в России — больше, чем балет

Хореограф Борис Эйфман рассказал об особой миссии балета в России, сообщает газета «Известия».

«Я не раз размышлял о том, почему балетное искусство во второй половине XIX века, когда прима-балерина получала жалованье на уровне министра, приобрело у нас такую популярность и стало привилегированным.

Реклама

Возможно, кто-то проницательный осознал, что публика, собирающаяся на спектаклях в зале императорского театра, представляет собой модель всего российского общества.

В партере сидит аристократия, чуть повыше, в бельэтаже, — приближенные к монаршей семье особы, в царской ложе — император. Выше на ярусах расположились мещане и разночинцы. Балет объединял эту общественную вертикаль эмоциональным порывом, красотой.

Примечательно, что члены царской семьи часто отмечали различные праздники на Театральной улице, где находилась балетная школа, пили чай с ее воспитанниками, знали поименно чуть ли не всех выпускников, не говоря уже о звездах. И не только потому, что были балетоманами.

Думаю, интуитивно они понимали: это искусство несет в себе интегрирующее начало. Кстати, оно успешно проявило себя в период «холодной войны», когда советские танцовщики растапливали лед сердец заокеанских зрителей. И сегодня магия балета может использоваться еще более эффективно для преодоления разногласий, антагонизма, отчуждения…

Балет нужен и старым, и малым. Он питает нас энергией. Я был хорошо знаком с недавно ушедшим Даниилом Александровичем Граниным. Когда у нас готовилась очередная премьера, я его с радостью приглашал. Даниил Александрович жил в Комарово, за городом, и после спектакля я спрашивал: «Вам, наверное, было тяжело добираться в театр?» А Гранин отвечал: «Борис Яковлевич, ваш балет продлевает мне жизнь», — рассказал Эйфман.