«Попытка всплыть»: Тодоренко покажет фильм о домашнем насилии

Регина Тодоренко снимет фильм о домашнем насилии

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Регина Тодоренко работает над фильмом о домашнем насилии, премьера которого должна состояться 1 мая. Блогерша и феминистка Александра Митрошина рассказала о том, что Тодоренко хотела привлечь ее к съемкам, однако за 10 минут до назначенной встречи все отменилось.

Опальная телеведущая Регина Тодоренко не выходит на связь со своими подписчиками c 26 апреля. Выяснилось, что знаменитость все эти дни работала над съемками фильма о домашнем насилии, чтобы подтвердить делом свои слова раскаяния и восстановить репутацию. Первой об этом рассказала блогерша и феминистка Александра Митрошина у себя в сторис. По словам девушки, к ней домой должна была приехать Тодоренко для съемок фильма, премьера которого запланирована эту пятницу, 1 мая. В следующем кадре сторис она опубликовала мнение подписчицы, которая пыталась предостеречь ее.

«Саша, за счет тебя она пытается всплыть из своего [положения] — стала прикидываться заинтересованной в этой теме. На самом деле ее мнение и рассуждения выслушивали два часа — она не оговорилась. Не позволяй использовать тебя», — написала пользовательница Instagram.

Митрошина на это ответила, что, во-первых, она верит в искреннее осознание Региной этой проблемы. «Во-вторых, ее медийность поможет в борьбе с домашним насилием вне зависимости от мотивов съемок. Я считаю, что в этом ее нужно поддержать», — заключила она.

Позже активистка написала, что продюсер фильма связался с ней за 10 минут до начала съемок и, не объясняя причин, сообщил об отмене встречи.

«В любом случае инициатива классная», — написала Митрошина.

По сообщениям СМИ, звезда шоу «Орел и Решка» намерена развернуть масштабную кампанию, чтобы вернуть себе репутацию. Напомним, телеведущая понесла огромные убытки после своего необдуманного высказывания о жертвах домашнего насилия. В видеоинтервью изданию PeopleTalk молодая мать и супруга когда-то популярного певца Влада Топалова допустила, что те могут сами провоцировать агрессию в свой адрес.

Сразу после этого на Тодоренко обрушился гнев общественности. Свое возмущение и недоумение высказали многие ее коллеги, знакомые и рядовые граждане. Однако, вероятно, самым чувствительным оказался бойкот рекламодателей. Компании, с которыми у блогерши были многомиллионные контракты, одна за другой стали отказываться от сотрудничества. Знаменитость лишилась не только гонораров, но и финансирования ее YouTube-шоу.

Примечательно, что опале подверглась только Тодоренко, тогда как ее супруг, не раз публично высказывавший сексистские и бодишейминговые умозаключения и находившийся с ней рядом в том злополучном интервью, остался практически незамеченным в этой истории.

Однако среди его подписчиков в Instagram прозвучало мнение о том, что Регина «такая же жертва домашнего насилия, только в мишуре и без синяков». Под публикациями Топалова, в которых он философствует о «женском и мужском предназначении», ему часто указывают на то, что карьера его супруги сложилась гораздо успешнее его собственной и не очень вписывается в рамки его «влажных фантазий» о патриархальном укладе в семье.

Одной из немногих, кто выступил в защиту Тодоренко, оказалась журналистка Ксения Собчак. В своем заявлении экс-кандидатка в президенты России подчеркнула, что она с юных лет не выносила травлю и несправедливость.

«Считаю своим долгом заступиться за человека, который ошибся, но на которого сейчас развернулась настоящая травля. Регина Тодоренко уже сто раз извинилась за свои слова, но этого мало. Ведь вопрос не в словах, не правда ли?» — написала Собчак, добавив, что, по ее мнению, история набрала такие обороты исключительно из-за того, что для «толпы» нет большей радости, чем уничтожить очередную знаменитость.

«Я против домашнего насилия, против виктимшейминга (видимо, имелся в виду виктимблейминг — «Газета.Ru») и рассуждений в духе «она сама виновата», но я также против «диктатуры толерантности». Когда любое неосторожное или глупое слово становится стартом травли. Все либеральные, феминистские, элгэбэтэшные и прочие ценности ценны до тех пор, пока мы просвещаем, возмущаемся, отстаиваем их, но даем всем право на ошибку и право на извинение. Если права такого нет, то грош цена этим ценностям», — написала она.