Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Не важно, сколько человек пришло на фильм. Важно, какими они вышли из зала»

Елена Ямпольская формулирует программную повестку в области национальной культуры



Елена Ямпольская

Елена Ямпольская

Выходящая на очередной драматургический виток президентская избирательная кампания в России странным образом оставляет за полями предвыборных действий кандидатов один из ключевых вопросов – культурную политику. Свежий выпуск программы Михаила Швыдкого «Агора» на канале «Культура» стал попыткой восполнить этот стратегический пробел.

Если бы не законы жанра и необходимость заполнить эфирное пространство, этот выпуск «Агоры» можно было бы без особого смыслового ущерба сократить до прозвучавшего в самом финале выступления депутата Госдумы Елены Ямпольской:

«Я считаю, что конечной целью любой гуманитарной деятельности является человек.

Не показатель, не цифра, а человек. И государство заинтересовано именно в этом. Не в количестве фильмов и бокс-офисах. Неважно, сколько человек пришло на фильм. Важно, какими они из зала вышли. Они стали лучше за эти два часа или стали хуже – вот что важно на самом деле».

Тем не менее, дискуссия в студии представляла интерес как яркое проявление глубочайшего онтологического кризиса в среде тех, от кого общество вправе ожидать системного понимания проблемы и адекватных идей. Поэтому неудивительно, что смысловой камертон программы был задан отнюдь не деятелями науки и искусства, а представителем действующей власти.

Елена Ямпольская открыла обсуждение, сломав стереотипное представление об отечественном парламентарии неожиданной апелляцией к душе человека:

«Это книги и фильмы можно оцифровывать, человека в цифру не переведёшь.

У него болит душа, и он ждёт, что культура даст отклик на эту боль, - заявила Ямпольская.- У нас проблема в том, что сейчас практически нет художников, которые способны чужую боль ощущать как свою. Есть те, кто расчёсывает болевые точки, чтоб они, как язвы, эффектно смотрелись. Есть те, кто притупляет их самыми примитивными средствами. Общество сейчас ждет, что культура повернётся к нему лицом».

Возможно, ошибкой ведущего было то, что он не задал гостям систему терминологических координат, в которой термин «культура» (от латинского «culto» - возделывать) означает цивилизацию в самом широком смысле её проявлений включая бытовой уклад, искусство, армию, медицину, образование и науку.

В результате представитель научного и образовательного сегментов культуры – декан экономического факультета МГУ Александр Аузан – не просто не внял призыву повернуться к культуре лицом, но и фактически возложил на культуру всю полноту ответственности за экономическое состояние общества, которое, как он выразился, «деятелям культуры надо лечить долго и деликатно». Оказывается, человека, который отвечает за выпуск специалистов экономики будущего, не устраивают «определённые характеристики» страны, которая в XX веке «сделала Спутник, космический корабль, атомную станцию, такую бомбу, сякую бомбу, но не сделала конкурентноспособный автомобиль, телевизор, холодильник и персональный компьютер».

Не исключено, что автор и ведущий «Агоры» Михаил Швыдкой сознательно пригласил в студию программы этого представителя ведущего научно-образовательного учреждения страны, чтобы продемонстрировать зрителю уровень его компетентности, явно недостаточный для глобальных обобщений в области культурной политики.

Даже неискушённому в экономических вопросах зрителю очевиден пример «незамеченного» господином Аузаном китайского прорыва, которого ныне ведущая экономика мира достигла, не прибегая ни к «долгому деликатному лечению», ни к грубому взлому культурного национального кода. Что же до неспособности нашего народа производить конкурентные автомобили, а также бытовую и оргтехнику, то создаётся впечатление, что экономист перепутал свою страну с какой-то нищей африканской республикой.

На эти заклинания в стиле гайдаровской экономики депутат Ямпольская отреагировала жестко: «90-е годы, начало двухтысячных показали, что когда из русского человека пытаются сделать буржуа, он перестаёт быть русским, а впоследствии перестаёт быть человеком. Это очень опасная история – идти против национального характера».

Свой характер и отношение к позиции декана экономического факультета МГУ продемонстрировала и другая гостья программы – депутат Госдумы Елена Драпеко: «Вы хотите, чтобы мы вам граждан поменяли, сознание граждан?» Она поддержала свою коллегу и в вопросе ответственности искусства перед обществом: «Все люди ждут от искусства – покажите нам модель счастья. Какое оно – устройство государства. Как я должен себя вести среди людей и в семье, чтобы я был счастлив. И мы – деятели искусства – мы производим эти самые модели. Вот это – наша работа».

На фоне проявленного в студии «Агоры» представителями действующей власти глубинного понимания системообразующей роли искусства, размышления деятелей культуры откровенно разочаровало.

Писательница Алиса Ганиева поделилась откровением: «Я пишу для себя, для таких как я, я пишу то, что интересно было бы прочитать мне самой. И если уж отделять зёрна от плевел, есть массовое искусство, создаваемое для масс, и понятно, что там заложена определённая доля манипулятивности. То, что называется высоким искусством, не вписывается ни в какую экономическую модель».

С таким уровнем представления об объективной действительности, действительно, остаётся писать только для себя. Не исключаю, что Михаил Швыдкой пригласил эту писательницу, чтобы продемонстрировать, насколько современное искусство оторвалось от отечественной историко культурной реальности.

Знаменитый киношедевр Ивана Пырьева «Свинарка и пастух» вышел на экраны с первыми залпами Великой Отечественной.

И уже в первые месяцы проката – в условиях военного времени – стал одним из самых кассовых. Он не только формировал образ счастливого будущего, мобилизовывал своего массового зрителя на борьбу, но и задавал модели и формулы поведения в многонациональной стране. Печально, но сейчас образ горского пастуха, влюблённого в девушку с русского Севера, работающую со свиньями, на фоне нынешних ментальных разломов выглядит не как образ будущего, а, напротив, вызывает фантомную боль по утраченному единству.

Но реакция Елены Ямпольской задаёт чёткую систему смысловых ориентиров на уникальный опыт прошлого: «Искусство, которое нам осталось в наследство от Советского Союза - то культурное наследие, которое мы бесконечно эксплуатируем, повторяем, пересматриваем, перепеваем. Я вообще не понимаю, из чего бы состояла повестка нашего телевидения в праздники, если бы ему не досталось всё это в наследство от Советского Союза. Оно было одновременно и высоким и абсолютно массовым. Оно было понятно практически любому человеку от дворника до академика, и именно оно превращало отдельных людей в народ».

Ещё один представитель культурного ландшафта академик, бывший руководитель ИНИОН РАН Юрий Пивоваров.

В его представлении Козьма Минин сформировал освободительное ополчение, продав нижегородцев в рабство, а Александр Невский одержал победу на Неве, вероломно напав превосходящими силами на малочисленный пограничный отряд шведов. Возможно, по авторскому замыслу ведущего «Агоры», скандально известному деятелю академической науки предстояло – для повышения зрительского внимания – стать причиной студийного скандала.

Но даже с такой вероятной миссией Пивоваров не справился, заявив невнятное: «…Не надо ничего ожидать от искусства. Когда я слышу государственная концепция или политика в отношении культуры – мне сразу становится страшно. Просто потому что культура – это что-то такое органическое, развивается как жизнь. Культура – это тексты, это краска, это звуки, и они вряд ли могут влиять на душу человеческую».

В ответ последовала отповедь Елены Ямпольской — настолько жёсткая и аргументированная, что она явно не оставила у оппонентов ни малейшего желания окончательно падать в глазах зрителя, затевая спор о бесспорном для большинства: «В чём мы катастрофически потеряли за последние 20-25 лет – это во вкусе, конечно. Более того, очень много продукта рассчитано специально на дурновкусие, воспитывает его. Надо воспитывать долгих людей. Есть понятие долгих и коротких денег. Когда много коротких денег в экономике – это показатель кризиса. Кризис - когда много «коротких» людей, заточенных на год, на два – сейчас урвать, убежать. Нам дальше надо думать».

При этом Ямпольская, не получив в студии «Агоры» серьёзных оппонентов, выводит дискуссию за рамки телеэфира и оппонирует сложившейся государственной социокультурной модели, заявляя, что даже эксплуатируя советское наследие, она действует некомпетентно и обесценивает его неуважительным отношением.

«История с похоронами Владимира Яковлевича Шаинского – я воспринимаю это как личную боль. Эта беготня между кладбищами – мол, не достоин - формально не народный артист СССР. Но то, что Шаинскому недодали при жизни, это не значит, что ему надо недодать и после смерти. А его песни пели мы, поют дети, будут петь внуки. И петь им больше нечего», - заявила Елена Ямпольская.

Очевидно, что, в отличие от деградации, развитие требует совместных усилий государства и общества. И нет ни малейшего сомнения в том, что депутат Госдумы, Елена Ямпольская всё более отчётливо берёт на себя миссию формулирования культурной стратегии действующей власти на предстоящий президентский срок. А государство таким образом подаёт сигнал о готовности критично анализировать свои упущения в этой сфере и об осознанной необходимости широкой конструктивной дискуссии: «Я думаю, - заявила Ямпольская, - что культуре и обществу сейчас необходим диалог. Не тот диалог, когда все кричат друг на друга и сыплются тонны словесной шелухи, как это обычно происходит, а диалог с умением слышать, слушать, находить общие болевые точки и вместе искать решение. Я уверена, что модератором такого диалога в нашей стране может выступить только государство».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.