Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Следствие ведет Дапкунайте

Как снимают сериал «Мост» с Дапкунайте и Пореченковым

__is_photorep_included10956830: 1

Чеховская драма на фоне замысловатых убийств и Ингеборга Дапкунайте в роли эстонского следователя-социопата — телеканал НТВ пытается адаптировать высокорейтинговый скандинавский сериал «Мост» под отечественные реалии. «Газета.Ru» рассказывает о том, что из этого может выйти.

Тишина на площадке: слышно, как хрустит костяшками звукооператор. Режиссер Максим Василенко с напряженным вниманием наблюдает за движением губ Ингеборги Дапкунайте. С выражением очаровательной растерянности — кажется, из всех российских актрис присущей только ей — она произносит текст на эстонском. Эстонский артист Гуидо Кангур помогает ей выговорить совершенно непроизносимую для литовки фразу. Ингеборга доигрывает сцену до конца и выходит из кабинета своего начальника, префекта эстонской полиции.

Реклама

«Стоп! Гуидо, а поцеловать?», — режиссер останавливает камеры и бежит на площадку.

В Санкт-Петербурге полным ходом идут съемки сериала «Мост» — адаптации одноименного шведско-датского проекта, по сюжету которого на Эресуннском мосту, соединяющем датскую столицу и шведский город Мальмё, обнаруживают тело женщины. А точнее — двух женщин:

верхняя часть принадлежит шведскому политику, нижняя — датской проститутке.

Шведская и датская полиция совместно расследуют преступление, и, как часто бывает в хороших детективах, убийца оказывается не маньяком-обывателем, а борцом за правду, желающим привлечь внимание к острым социальным проблемам.

В российской версии действие происходит на границе между Россией и Эстонией: нужный мост очень удачно нашелся между эстонской Нарвой и российским Ивангородом. За расследование, соответственно, берутся Максим Казанцев (Михаил Пореченков) — разбитной русский полицейский, и Инга Веермаа (Ингеборга Дапкунайте) — трудолюбивая эстонка-социопатка.

Кинокомпания «Вайт Медиа»

Можно предположить, что российский «Мост» — в отличие от множества провальных отечественных адаптаций — не станет слабой пародией на хорошо сбитый западный оригинал. Создатели сериала вообще не ставят себе цели воспроизвести все сильные стороны шведско-датской версии, переделав их на русский манер. Кстати, именно в этом ошиблись в США, когда попытались подогнать картинку своей версии под вкусы американского зрителя — перенесли место действия на границу Мексики и США, а роль главной героини (которая испытывает заметные трудности в общении с людьми) отдали не в меру чувственной Дайане Крюгер.

В итоге неторопливая северная драма не выдержала перемены климата и с треском провалилась.

Создатели российского «Моста» быстро поняли: успех скандинавских сериалов определяет не мастерство актеров или сценаристов, а особая магия, атмосфера, образ жизни и мышления, присущие северным европейцам. И несмотря на то, что погода в Петербурге едва ли лучше, чем в Копенгагене, копировать скандинавскую манеру снимать кино все равно бесполезно. Скорее всего,

в российской версии «Моста» не будет неторопливой скандинавской ритмики, зато психологизма человеческих отношений и внутренних драм — с избытком.

Отношения между героями Дапкунайте и Пореченкова — лучшее, что есть в этом сериале. Столкновение широкой русской души и неторопливой эстонской отстраненности непременно ведет к появлению в сюжете соответствующего юмора. И несмотря на то, что в реальной жизни русские шутки про эстонцев (и наоборот) давно перестали быть смешными,

«Мост» при правильной подаче мог бы стать вполне убедительным жестом примирения.

«В западных сериалах мне не хватает Чехова», — заявил журналистам Михаил Пореченков, имея в виду привычку российских зрителей сопереживать сложным конфликтным персонажам. Судя по всему, российский «Мост» изрядно добавил в оригинальный сценарий человеческой драматургии --

и наблюдать за тем, как Инга Веермаа и Максим Казанцев проходят путь от отчуждения к дружбе, зрителю будет куда интереснее, чем следить за развитием детективной линии.

Кинокомпания «Вайт Медиа»

Перед журналистами актеры не играют: они такие на самом деле. Ингеборга, женщина-оркестр, подвижная, быстрая — улыбается так, что в комнате, где только что снимали допрос, становится светло. Их отношения с Пореченковым нежно-братские: за десять минут пресс-брифинга он дважды целует Дапкунайте в плечо. «Я не устану повторять, что я не могла мечтать о лучшем партнере, чем Михаил. Я не могла себе представить, что…», — начинает Ингеборга. «Что русские бывают такими?», — заканчивает за нее Пореченков.

Между тем, роль Дапкунайте — самая сложная в сериале. Своей напряженной атмосферой шведско-датский «Мост» во многом обязан образу Саги Норен (ее играет София Хелин) — детективу отдела убийств полиции Мальмё.

Сага — та самая трудолюбивая социопатка: коллеги посмеиваются за ее спиной, пока она разглядывает расчлененные трупы с тем же энергично-влюбленным выражением лица, с каким это делал Бенедикт Камбербэтч в роли Шерлока.

Эти два героя вообще очень схожи в своем раздражающем обаянии, одна беда — асоциальные гении в кинематографе всем порядком поднадоели. Сыграть эту роль, не превратив ее в очередное клише, кажется, могла только Ингеборга Дапкунайте: сложно представить себе другую российскую актрису, которая могла бы сыграть одновременно красавицу и аутистку, не вызывая при этом жалости и не смущая излишней сексуальностью.

Ее Инга Веермаа сохраняет свою инопланетную отрешенность, но при этом является куда более близкой и понятной зрителю: она не сверхличность с впечатляющей работоспособностью, но женщина-загадка, которую русскому зрителю точно захочется разгадать.

Да и сам «Мост» останется загадкой до того момента, пока не появится на экранах (конкретной даты создатели российского сериала пока не называют). Первый сезон целиком снял Константин Статский, известный работой с сериалами «Как я стал русским», «Мажор» и «Агент особого назначения». Пока к выходу готовится первый сезон, над вторым сейчас работает Максим Василенко, в портфолио которого гораздо меньше крупных работ. Несмотря на кадровые перестановки, а также избитую всеми возможными способами тему полицейского расследования, у российского «Моста» есть неплохие шансы резко выделиться из тематической сетки канала НТВ. Так, зрители шведско-датской версии были довольны тем, что

убийца из первого сезона затрагивал острые социальные вопросы, взятые прямиком из реальности:

от неравенства людей перед законом до безразличия общества к умирающим от холода бездомным. Если в российском римейке «борец за правду» попробует привлечь внимание к проблемам коррупции, несменяемости власти или отсутствия свободы слова — сериал явно будет иметь успех.