Подписывайтесь на Газету.Ru в Telegram Публикуем там только самое важное и интересное!
Новые комментарии +

Следствие ведет Дапкунайте

Как снимают сериал «Мост» с Дапкунайте и Пореченковым

Чеховская драма на фоне замысловатых убийств и Ингеборга Дапкунайте в роли эстонского следователя-социопата — телеканал НТВ пытается адаптировать высокорейтинговый скандинавский сериал «Мост» под отечественные реалии. «Газета.Ru» рассказывает о том, что из этого может выйти.

Тишина на площадке: слышно, как хрустит костяшками звукооператор. Режиссер Максим Василенко с напряженным вниманием наблюдает за движением губ Ингеборги Дапкунайте. С выражением очаровательной растерянности — кажется, из всех российских актрис присущей только ей — она произносит текст на эстонском. Эстонский артист Гуидо Кангур помогает ей выговорить совершенно непроизносимую для литовки фразу. Ингеборга доигрывает сцену до конца и выходит из кабинета своего начальника, префекта эстонской полиции.

«Стоп! Гуидо, а поцеловать?», — режиссер останавливает камеры и бежит на площадку.

В Санкт-Петербурге полным ходом идут съемки сериала «Мост» — адаптации одноименного шведско-датского проекта, по сюжету которого на Эресуннском мосту, соединяющем датскую столицу и шведский город Мальмё, обнаруживают тело женщины. А точнее — двух женщин:

верхняя часть принадлежит шведскому политику, нижняя — датской проститутке.

Шведская и датская полиция совместно расследуют преступление, и, как часто бывает в хороших детективах, убийца оказывается не маньяком-обывателем, а борцом за правду, желающим привлечь внимание к острым социальным проблемам.

В российской версии действие происходит на границе между Россией и Эстонией: нужный мост очень удачно нашелся между эстонской Нарвой и российским Ивангородом. За расследование, соответственно, берутся Максим Казанцев (Михаил Пореченков) — разбитной русский полицейский, и Инга Веермаа (Ингеборга Дапкунайте) — трудолюбивая эстонка-социопатка.

Можно предположить, что российский «Мост» — в отличие от множества провальных отечественных адаптаций — не станет слабой пародией на хорошо сбитый западный оригинал. Создатели сериала вообще не ставят себе цели воспроизвести все сильные стороны шведско-датской версии, переделав их на русский манер. Кстати, именно в этом ошиблись в США, когда попытались подогнать картинку своей версии под вкусы американского зрителя — перенесли место действия на границу Мексики и США, а роль главной героини (которая испытывает заметные трудности в общении с людьми) отдали не в меру чувственной Дайане Крюгер.

В итоге неторопливая северная драма не выдержала перемены климата и с треском провалилась.

Создатели российского «Моста» быстро поняли: успех скандинавских сериалов определяет не мастерство актеров или сценаристов, а особая магия, атмосфера, образ жизни и мышления, присущие северным европейцам. И несмотря на то, что погода в Петербурге едва ли лучше, чем в Копенгагене, копировать скандинавскую манеру снимать кино все равно бесполезно. Скорее всего,

в российской версии «Моста» не будет неторопливой скандинавской ритмики, зато психологизма человеческих отношений и внутренних драм — с избытком.

Отношения между героями Дапкунайте и Пореченкова — лучшее, что есть в этом сериале. Столкновение широкой русской души и неторопливой эстонской отстраненности непременно ведет к появлению в сюжете соответствующего юмора. И несмотря на то, что в реальной жизни русские шутки про эстонцев (и наоборот) давно перестали быть смешными,

«Мост» при правильной подаче мог бы стать вполне убедительным жестом примирения.

«В западных сериалах мне не хватает Чехова», — заявил журналистам Михаил Пореченков, имея в виду привычку российских зрителей сопереживать сложным конфликтным персонажам. Судя по всему, российский «Мост» изрядно добавил в оригинальный сценарий человеческой драматургии —

и наблюдать за тем, как Инга Веермаа и Максим Казанцев проходят путь от отчуждения к дружбе, зрителю будет куда интереснее, чем следить за развитием детективной линии.

Перед журналистами актеры не играют: они такие на самом деле. Ингеборга, женщина-оркестр, подвижная, быстрая — улыбается так, что в комнате, где только что снимали допрос, становится светло. Их отношения с Пореченковым нежно-братские: за десять минут пресс-брифинга он дважды целует Дапкунайте в плечо. «Я не устану повторять, что я не могла мечтать о лучшем партнере, чем Михаил. Я не могла себе представить, что…», — начинает Ингеборга. «Что русские бывают такими?», — заканчивает за нее Пореченков.

Между тем, роль Дапкунайте — самая сложная в сериале. Своей напряженной атмосферой шведско-датский «Мост» во многом обязан образу Саги Норен (ее играет София Хелин) — детективу отдела убийств полиции Мальмё.

Сага — та самая трудолюбивая социопатка: коллеги посмеиваются за ее спиной, пока она разглядывает расчлененные трупы с тем же энергично-влюбленным выражением лица, с каким это делал Бенедикт Камбербэтч в роли Шерлока.

Эти два героя вообще очень схожи в своем раздражающем обаянии, одна беда — асоциальные гении в кинематографе всем порядком поднадоели. Сыграть эту роль, не превратив ее в очередное клише, кажется, могла только Ингеборга Дапкунайте: сложно представить себе другую российскую актрису, которая могла бы сыграть одновременно красавицу и аутистку, не вызывая при этом жалости и не смущая излишней сексуальностью.

Ее Инга Веермаа сохраняет свою инопланетную отрешенность, но при этом является куда более близкой и понятной зрителю: она не сверхличность с впечатляющей работоспособностью, но женщина-загадка, которую русскому зрителю точно захочется разгадать.

Да и сам «Мост» останется загадкой до того момента, пока не появится на экранах (конкретной даты создатели российского сериала пока не называют). Первый сезон целиком снял Константин Статский, известный работой с сериалами «Как я стал русским», «Мажор» и «Агент особого назначения». Пока к выходу готовится первый сезон, над вторым сейчас работает Максим Василенко, в портфолио которого гораздо меньше крупных работ. Несмотря на кадровые перестановки, а также избитую всеми возможными способами тему полицейского расследования, у российского «Моста» есть неплохие шансы резко выделиться из тематической сетки канала НТВ. Так, зрители шведско-датской версии были довольны тем, что

убийца из первого сезона затрагивал острые социальные вопросы, взятые прямиком из реальности:

от неравенства людей перед законом до безразличия общества к умирающим от холода бездомным. Если в российском римейке «борец за правду» попробует привлечь внимание к проблемам коррупции, несменяемости власти или отсутствия свободы слова — сериал явно будет иметь успех.

Новости и материалы
В «Ахмате» прокомментировали видео с расстрелом «Азовом» российского бойца
Судебные приставы повесили на первоклассницу долги и требуют от нее 700 тыс. рублей
Слуцкий посоветовал сбавить тон Зеленскому после зазывания РФ на «мирный саммит»
Нефтяной танкер перевернулся у берегов Омана
Названо имя умершего в Киеве военного советника США
Сборная Испании провела в Мадриде чемпионский парад после Евро-2024
Стало известно содержание письма Орбана Мишелю после мирового турне
Подростки сломали витрину магазина самокатом, чтобы украсть алкоголь, и попали на видео
Названы самые умные фигуристы
Полиция взяла с поличным наркодилера, который продал свой товар 15-летнему подростку
Трамп официально стал кандидатом на выборы от Республиканской партии
Стало известно, почему нельзя пить кофе сразу после пробуждения
Назван тип тренировок, снижающий риск развития рака
Байден поручил предоставить охрану Кеннеди-младшему после призыва Трампа
Клаудиньо отказался от улучшенного контракта «Зенита» ради «Фламенго»
«Нужно набраться опыта у России»: в Госдуме переживают за организацию Олимпиады
В Удмуртии молодые люди заблудились во время катания на сапбордах
Стало известно о намерении Запада обвинить Россию в применении химоружия
Все новости