«Хотел бы я сыграть обезьяну? Конечно!»

Вуди Харрельсон рассказал о своей работе в фильме «Планета обезьян: Война»

Вуди Харрельсон в фильме «Планета обезьян: Война» (2017) imdb.com
Вуди Харрельсон в фильме «Планета обезьян: Война» (2017)

Актер Вуди Харрельсон рассказал «Газете.Ru» о работе над ролью Полковника в фильме «Планета обезьян: Война», а также о сходстве героя с полковником Курцем, подготовке к «Прирожденным убийцам» и желании сыграть обезьяну.

В начале года Вуди Харрельсон представил публике режиссерский дебют — картину «Потерянный в Лондоне», основанную на его собственных приключениях. Актер не только сыграл сам себя, но и устроил беспрецедентный эксперимент: фильм снимался одним кадром в реальном времени и транслировался в несколько сотен американских кинотеатров.

Реклама

С основной профессией Харрельсон, впрочем, тоже не завязал и подтвердил свой статус одного из лучших характерных актеров США ролью злодея Полковника в заключительной серии франшизы «Планета обезьян», которую и обсудил с «Газетой.Ru».

— Вы смотрели предыдущие части «Планеты обезьян» перед тем, как получили приглашение на роль Полковника?

— Когда я посмотрел первую часть, я немедленно захотел посмотреть вторую. Которая оказалась — к моему удивлению — еще лучше! Ну а дальше вы знаете — я большой счастливчик (улыбается). При этом просмотр «Войны» был отдельной радостью — по-моему, это лучшая часть из трех.

Mark Blinch/Reuters

— А участие в фильме не испортило удовольствие от просмотра?

— Ну, разумеется, я думал, что вот это и это можно было сделать лучше или даже совсем по-другому — это неизбежно. И конечно, мне сейчас кажется, что многое можно было сделать лучше, и если бы только представилась возможность… В общем, все как обычно. К сожалению, это не фильм Джона Кассаветеса. У него актеры, как известно, смотрели уже готовую сцену, а потом шли ее переснимать — и так до победного конца. Но должен сказать, что все это — мелочи по сравнению с тем, как меня в результате захватило это кино.

Редчайший случай — у меня нет ни единого сомнения в том, что каждый зритель застынет на краешке сиденья своего кресла и получит огромное удовольствие. Серьезно, я вообще не сомневаюсь, все очень круто.

— Я вижу, что вы настоящий фанат трилогии. Легко согласились попробоваться на роль злодея?

— Ну, я, конечно, сразу согласился. Все было как обычно — сценарий, пробы. А, вы имеете в виду, не хотел ли я сыграть обезьяну? Ну конечно хотел!

Но образ Полковника мне тоже понравился. Он во многом основан на полковнике Курце из «Сердца тьмы» и «Апокалипсиса сегодня».

Я немного, правда, переживал, что мой герой получится слишком одномерно злым, и вот тут я столкнулся с замечательной чертой Мэтта (Ривза — режиссера. — «Газета.Ru»). У него миллион дел каждую минуту, но при этом он для каждого находит время. Мы много говорили про характер и нашли, как объяснить его злобу, как сделать его более человечным.

— Мэтт Ривз легко пошел вам навстречу?

— Да. Знаете, мне очень понравилось то, с чем он ко мне пришел, но там были понятные сложности. Я, конечно, видел какие-то наброски перед съемками, но это не давало никаких гарантий. Когда мы смотрели отснятый материал, это было по-своему интересно, но с наложенными эффектами и финальным звуком получилось просто ослепительно.

Я вообще считаю, что Мэтт — настоящий гений, при этом выглядит и ведет себя он как совершенно нормальный парень.

То же я, кстати, могу сказать и про Энди Серкиса. Кроме того, они оба еще и потрясающие трудоголики. Именно благодаря им двоим эта история состоялась.

— Вы же впервые работали с технологией захвата движения. Тяжело было?

— Ну, поначалу это просто довольно странно: актеры ходят в этих серых трико — как будто на аэробике, на них все эти датчики и на каждом еще и болтается камера, снимающая лицо. Но на самом деле примерно через день я полностью привык. Тем более что актеры — потрясающие, а Энди, повторюсь, вообще сегодня один из лучших в мире. Они же не просто ходят в этих костюмах, они двигаются, разговаривают как обезьяны — это очень сложная задача. Честно говоря, раньше я не верил во все эти технологические штуки, но сейчас вынужден признать, что они работают, сами увидите.

— А как вы готовились к роли Полковника? Изучали биографии сумасшедших военных? Читали что-то? Может, вас заставили пойти в спортзал?

— Нет, к счастью, в зал меня идти никто не заставлял! (cмеется) На самом деле, я как-то в этот раз сразу понял, почувствовал Полковника. Конечно, что-то читал по теме, но без фанатизма. Такого, чтобы я решил, что мне надо изучить других психопатов с оружием, не было.

Помню, когда я готовился к «Прирожденным убийцам» — зарылся в биографии всех серийных убийц, до которых смог добраться.

Это было чудовищно! Но бывает, что такой опыт необходим, он помогает проникнуть в характер. Здесь же мне сразу было понятно, что я знаю, кто такой Полковник и каким он должен быть на экране.

— Вы же недавно сами стали режиссером. Это как-то изменило вашу оценку деятельности других постановщиков?

— Не думаю, что мой опыт в режиссуре показателен —

мы же снимали «Потерянного в Лондоне» одним кадром, в реальном времени да еще и транслировали онлайн.

Это был не совсем нормальный тип съемки, я не мог сказать, мол, этот ракурс был бы удачнее, а эту сцену хорошо бы вырезать. Хотя я очень надеюсь, что на следующем фильме буду иметь такую возможность! (улыбается) Короче, я не думаю, что могу судить другого режиссера… Вернее, не так. Я могу судить его вне зависимости от того, что я снял! (смеется) На самом деле, не хочется быть никому судьей, хотя от суждений такого рода никто из нас не застрахован. Скажем так, я с огромным уважением отношусь к самой профессии постановщика — особенно сейчас. Ведь вот я — актер. Я могу пойти к себе в вагончик между сценами, книжку почитать. А у режиссера такой возможности нет никогда, это всегда колоссальная ответственность. Кажется, кстати, я даже говорил об этом Мэтту.

— Ну и последний вопрос. Вы бы согласились, представься такая возможность, вернуться в мир «Планеты» в качестве обезьяны?

— Конечно. Правда, люди могут узнать меня по голосу — он у меня довольно характерный… Хотя могут и перепутать с Вуди Алленом — такое случалось пару раз, имена похожие (смеется). Но если говорить серьезно, я большой фанат этого мира и этой истории, она меня по-настоящему зацепила. И я, конечно, хотел бы сыграть хорошего мохнатого парня. Другое дело, что шанс вряд ли представится. «Планета обезьян» — это трилогия, а «Война» — третья, заключительная часть. С другой стороны, кто знает. Главное, чтобы возвращение, если оно состоится, было правильно обставлено, и тогда я с радостью поучаствую!