Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Хочу открыть в ГИТИСе кафедру изучения будущего театра»

Григорий Заславский о том, зачем он идет на выборы ректора главного российского театрального вуза

Иван Акимов 11.11.2016, 09:00
Александр Пчелкин/Григорий Заславский/facebook.com

15 ноября в ГИТИСе пройдут выборы ректора. С 16 мая 2016 года, когда в отставку с этого поста ушла Карина Мелик-Пашаева, обязанности руководителя этого вуза исполняет Григорий Заславский — театральный критик, многолетний сотрудник «Независимой газеты», основатель журнала «Станиславский», один из идеологов движения «Новая драма». Заславский рассказал «Газете.Ru» о том, что этот вуз делает для своих студентов, чего ожидать от него на посту ректора и куда податься после его окончания.

— Григорий, вы известны как театральный критик, и вдруг весной приходит новость о вашем назначении и.о. ректора ГИТИСа. Как так вышло? Было ли у вас какое-то внутреннее стремление к этой работе?

— Внутреннее стремление у меня было исключительно скромное: мне очень нравился ГИТИС, и хотелось преподавать на театроведческом факультете. Однако пришло вот такое предложение — стать исполняющим обязанности ректора. Я решил его принять ровно по той же причине, по которой прежде соглашался занимать руководящие посты — в отделе культуры «Независимой газеты» или в службе новостей радио «Культура», которую я недолго возглавлял.

Не потому, что мне с детства хотелось чем-то руководить, просто мне казалось, что такое решение будет лучшим развитием событий.

Работа меня вполне захватила — я меньше времени провожу со своей семьей (и очень сожалею об этом), но время на работе провожу с удовольствием и пользой.

— А что вы уже успели сделать, чем похвастаетесь?

— А я должен хвастаться? Окей. Три недели назад я обратился к различным деятелям культуры, выпускникам ГИТИСа, с предложением учреждать персональные стипендии для студентов. Откликнулись даже те, к кому я еще не успел обратиться. На сегодняшний день три стипендии для актеров и две для режиссеров учредил продюсер и режиссер Игорь Угольников, две — Евдокия Германова, еще две — Виктор Винокур, четыре — Максим Виторган (одна из них — для сценографов), четыре стипендии — от «Квартета И»; есть договоренности с Мариной Зудиной. Еще несколько стипендий учредили спонсоры. Это около миллиона рублей в год. Я восхищаюсь этими людьми. Я очень надеюсь, что знаменитые «щепкинцы» (выпускники училища им. Щепкина. — «Газета.Ru») и выпускники Школы-студии МХАТ последуют нашему примеру.

Чем еще похвастаться? Мы начали ремонт Учебного театра ГИТИСа в Малом Гнездниковском. С этим вышла целая история. Нам пришлось усиливать фундамент знаменитого дома Нирнзее, в котором он находится. Делать это отдельно от остального дома, понятно, невозможно. Мы договорились с жителями, обратились к вице-мэру Леониду Печатникову, и благодаря его участию весь дом был подвинут в очереди на капремонт с какого-то далекого года на 2017-й. Я вице-мэру за это страшно благодарен. Нам, правда, пришлось попросить у Минкультуры дополнительно 10 млн рублей, и мы эти деньги получили — за что тоже испытываем благодарность.

Новое здание учебного театра Российской академии театрального искусства ГИТИС, 2009 год Сергей Пятаков/РИА «Новости»
Новое здание учебного театра Российской академии театрального искусства ГИТИС, 2009 год

Ну и еще мы занялись бытом студентов в общежитиях — но там достижения совсем частные: поставили теннисные столы, перекрасили репетиционный зал и разрешили репетировать после 23.00… А, вот еще что: мы договорились с несколькими зарубежными театрами о том, что наши выпускники будут ставить там свои спектакли — это площадки в Таллине, Сухуми и еще нескольких городах. Минкульт учредил 10 грантов для режиссеров-дипломников (не только для ГИТИСа, но и для остальных театральных школ), которые поедут в региональные театры с постановками — каждая из этих площадок получит около 500 тысяч, это бюджет небольшого спектакля.

— Хорошо, а у вас есть программа, с которой вы идете на эти выборы?

— Если коротко, то моя программа в том, чтобы вывести ГИТИС в пятерку лучших театральных вузов мира.

— Отличный план, а по каким критериям вы будете определять эту «лучшесть»?

— Критерий очень прост: востребованность на мировом рынке, а индикатором ее является наличие иностранных студентов. К нам, слава богу, постоянно приезжают с Украины и из Белоруссии. Но хотелось бы, чтобы к нам приезжали учиться драматическому театру из Европы и США, а на балетмейстерский факультет — будущие танцовщики из Азии. У нас есть все предпосылки к этому — мы на данный момент чуть ли не единственный в мире театральный университет. Наш несомненный авторитет должен быть известен и очевиден остальным, всему миру. Вообще, у ГИТИСа очень мощный и известный бренд. Но именно на этапе брендирования какие-то вещи были пропущены. Думаю, мне этим надо заняться.

— Благоустройство и обеспечение — это хорошо, но есть ли у вас какая-то академическая стратегия как у ректора?

— Вы знаете, моя стратегия прежде всего в том, чтобы сохранить уникальный преподавательский состав, который сейчас есть в ГИТИСе. У нас действительно лучшие педагоги и мастера — не только знающие, но и просто выдающиеся.

Из каких-то смысловых преобразований — я хочу на улице Гарибальди, где находятся корпуса нашего института, сделать самую большую площадку экспериментального театра в России — на месте довольно нелепого зала, который есть сейчас, и малоиспользуемого поля для мини-футбола.

И еще — мне бы хотелось открыть в ГИТИСе кафедру изучения будущего театра.

Изучать не только то, что будет на сцене через пять-десять лет, но и тех, кто будет в зале через эти пять-десять лет, что они захотят увидеть. Взять хотя бы театр site-specific (спектакли, действие которых привязано к площадке — как правило, нетеатральной. — «Газета.Ru») — он существует уже добрые полвека, однако еще двадцать лет назад никто не мог предугадать, что спектакли «на натуре» станут в какой-то момент популярны и востребованы.

— Иммерсивный (то есть интерактивный по отношению к зрителю) театр, театр-квест, театр site-specific — вы будете учить будущих артистов этим формам театра или вы, наоборот, консерваторы и будете давать им «самые основы»?

— Наша задача более общая и широкая — оснастить артистов всеми инструментами, для того чтобы они могли сыграть в любой форме театра, предложенной им режиссером, будь то иммерсивная постановка, спектакль по документальному материалу, игровой театр и тому подобное.

— Еще недавно ГИТИС был чуть ли не единственной дверью в театральное образование. Сейчас у вас много конкурентов — взять хотя бы Московскую школу нового кино, которая активно вкладывается именно в подготовку актеров. Какой вам видится сейчас ситуация с театральным образованием в нашей стране?

— Вы знаете, с одной стороны, я конкурентов не чувствую. С другой стороны — самым глупым в моем положении было бы думать, что их нет, или, мол, «не знаю и знать не хочу». Я должен следить за ними и все время помнить, что любой из них может обойти нас по качеству подготовки, уровню ответа на вызовы и запросы, предъявляемые театром и кино по отношению к образованию. Сохраняя базовые вещи и методики и основы, нужно все время следить за современной средой — чтобы студент знал, что он придет к нам и потом сможет сыграть где угодно — в «Практике», в Театре.doc, в МХТ, в кино, стационарном мюзикле.

— Еще лет десять-двенадцать назад выпускники ГИТИСа были самыми несчастными на свете, и многих отговаривали поступать туда — мол, где же потом работать. Расскажите будущим абитуриентам, насколько перспективно поступать к вам именно сейчас?

— Ну, для начала статистика: на данный момент 92% выпускников актерского факультета работают по специальности; сопоставим с ним и процент трудоустроенных режиссеров.

А теперь пример: выпускник курса Олега Кудряшова артист Григорий Добрыгин поставил со студентами спектакль, который будет идти в театре «Практика». И это только начало — уже, кажется, подписан договор о том, что и другие спектакли Мастерской Кудряшова будут идти на сцене «Практики» и курс станет своего рода резидентом этого театра. Думаю, что такого интереса бы никто не проявлял, если бы не было уверенности в качестве материала. Я напомню, кстати, что Добрыгин был удостоен приза за лучшую мужскую роль в фильме «Как я провел этим летом» на Берлинском кинофестивале, еще будучи студентом.

— То есть учиться у вас — это перспективно?

— Если бы это было не так, у нас бы не было конкурса 400 человек на место.