Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Служить бы рад

Вышел новый роман Джоан Роулинг на русском языке

Татьяна Сохарева 27.04.2016, 09:03
Джоан Роулинг и обложка русского издания романа «На службе зла» Издательство «Иностранка», Bill Haber/AP
Джоан Роулинг и обложка русского издания романа «На службе зла»

На русском языке вышла книга «На службе зла» — третий криминальный роман Джоан Роулинг, написанный под псевдонимом Роберт Гэлбрейт, который впитал в себя, кажется, все возможные сентиментальные клише.

Серия детективов, якобы написанная Робертом Гэлбрейтом, бывшим сотрудником отдела спецрасследований Королевской военной полиции, началась романом «Зов кукушки» (2013). Это была история выброшенной из окна топ-модели, которую расследовал Корморан Страйк, чересчур романтизированный герой-ветеран Афганской войны, вместе со своей секретаршей Робин. Продолжил ее «Шелкопряд» (2014), в котором в роли жертвы появился замученный гневливый писатель, так и не сумевший поладить с британским литературным серпентарием.

Первый критиковали в основном за неуместные винтажные виньетки, отмечая при этом удивительную смесь дурновкусия с прорывающейся сквозь него самоиронией. Второй и вовсе выглядел 500-страничной криминальной истерикой с участием свихнувшихся графоманов, которые предпочитали теток с плетками и облитых серной кислотой трупов. Казалось, садистский аттракцион призван был наконец увести автора от волшебных мальчиков, которые выжили, в изначально травмированный мир условного Дэвида Линча.

В начале нового романа помощница сыщика Робин, которая со дня на день выйдет замуж, получает посылку с женской ногой, отпиленной каким-то упырем.

Страйк, ошарашенный не то нависшей над ней угрозой, не то предстоящей свадьбой, которая грозит отобрать у него Робин навсегда, выдвигает сразу три версии, кто бы мог это сделать, и берется за расследование.

Несуразность завязки, правда, сразу рискует превратить роман в скверный анекдот, а точнее, в ромком, в который детектив со всей его ядреной расчлененкой втиснут с гениальным простодушием.

К тому же фокусируется Роулинг в первую очередь не на интриге (надо сказать, слегка перемудреной), а на характерах, вырисовывая целую галерею психов: один связал и порезал собственную жену на Кипре, второй, будучи отчимом Страйка, в наркотическом угаре порешил его мать, а третий и вовсе оказался педофилом-эпилептиком. Таким образом, зло, за которое каждый из подозреваемых по-своему отвечает, оказывается представлено карикатурными психопатами, разгуливающими по Лондону в нашпигованной ножами жилетке.

Из них складываются три сюжета в диапазоне от массового растления малолетних до фрейдистской драмы с участием Страйка и его позера-отчима, обладающего «магнетической властью над женщинами».

Такой неотфильтрованный хоррор, конечно, выглядит несколько наивно. Особенно если учесть, что ни один из маньяков не претендует на внутреннюю сложность, а прямая речь настоящего убийцы и вовсе утверждает его в статусе городского сумасшедшего, брюзжащего перед телевизором. К тому же

сюжетным топливом романа становятся не подробности раскрытия дела, а утомительный самоанализ, которым сыщик занимается при виде белокурой помощницы вот уже третью книгу подряд.

Прущая через край жестокость и абсурдная конкретность в изображении, например, отрезанной мочки уха с пластмассовой серьгой-колечком в результате наводит на мысль, что это Дэвид Линч взялся за постановку школьного капустника.

Однако если вычистить из романа Роулинг всю экзальтированную свадебную ерунду, останется похабный детектив на раз. Она же предпочитает лавировать между откровенно фрейдистской линией и натужным экшеном с зарезанными в подворотне проститутками, выписывая на самом деле очередной служебный роман. Такие прыжки из ромкома в триллер, пожалуй, единственное, что делает книгу по-настоящему захватывающей.

Хотя, надо сказать, что в сравнении с предыдущими романами из этой серии «На службе зла» даже выигрывает. Если раньше Роулинг громоздила миры, собранные из постмодернистских отходов, пытаясь скрестить проблематику журнала «Космополитен» с психологизмом Достоевского, то на этот раз детективный сюжет по крайней мере не надо извлекать из-под груды инсайдерских шуточек и филологических подмигиваний.