Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Прокатное удостоверение национальной безопасности

Минкульт предлагает не допускать к прокату «неблагонадежное» кино

, ,
Не допускать к прокату фильмы, «порочащие национальную культуру» и «создающие угрозу национальному единству», — такие изменения предложило Минкультуры в регламент выдачи прокатных удостоверений. Эксперты «Газеты.Ru» назвали их «безумными».

Материалы, порочащие культуру

На фоне успеха «Левиафана» завершение обсуждения документа под названием «Порядок выдачи, отказа в выдаче и отзыва прокатного удостоверения» прошло, можно сказать, незаметно. Хотя одно из нововведений в нем впрямую касалось практически всего киносообщества и (если брать в самом широком смысле) всех жителей России, смотрящих, производящих и прокатывающих кино. И, в частности, картины Звягинцева, критикующей нравы власти и церкви в российской провинции.

В случае принятия нового порядка,

Министерство культуры может отказать в выдаче прокатного удостоверения фильму, который «содержит материалы, информацию, сведения, порочащие национальную культуру, создающие угрозу национальному единству и национальной безопасности Российской Федерации, а также подрывающие основы конституционного строя Российской Федерации».

По данным «Интерфакса», разработали новый регламент в Минкультуры, и он должен был вступить в действие с 1 января 2015 года. Помимо спорного пункта о подрывающих конституционный строй материалах в перечень оснований для невыдачи прокатного удостоверения вошел и пресловутый мат: фильмы с обсценной лексикой были запрещены еще летом 2014 года, когда вступили в действие соответствующие поправки в ряд законов. Но согласовать документ до наступления нового года не успели: по словам источника агентства, часть министерств не представила отзывы.

Судьба нового запрета

Примечательно, что документ, в полном соответствии с принципами «открытого правительства», был доступен сразу после разработки, в ноябре 2014 года, и уже тогда в нем имелся пункт о невыдаче прокатных удостоверений «порочащим национальную культуру» фильмам. Но в то время на него мало кто обратил внимание:

он был добавлен не в самом конце перечня (как, допустим, пункт о запрете мата в кино), а в его середине, между двумя пунктами-долгожителями, имевшимися там, кажется, еще со времен его первой редакции конца 90-х.

Но нововведение незамеченным не осталось — один из участников обсуждения (предложения не подписаны) на правительственном портале размещения информации указал, что

критерии отказа носят оценочный характер и под них можно подвести любой российский или зарубежный фильм;

он предложил убрать это положение, но при составлении итогового регламента его пожелание учтено не было.

Глава департамента кинематографии Минкультуры Вячеслав Тельнов в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» рассказал, что текст регламента сейчас находится в ведомстве и в правительство еще не передан. Он указал, что в нем возможны изменения, и

не исключил, что для утверждения будет передан документ без указанного пункта. «Министерство культуры твердо стоит на позиции недопустимости цензуры», — подчеркнул чиновник.

В этом же духе выдержан и официальный комментарий Минкульта, полученный в ответ на запрос «Газеты.Ru»: «Мы обязательно всесторонне и внимательно изучим разработанный документ, проведем консультации с экспертным сообществом и постараемся учесть все мнения при его доработке. Говорить о том, что именно эта редакция будет утверждена, нельзя». Как пояснили корреспонденту издания в министерстве,

консультации будут проходить в виде заседаний рабочих групп, в которые пригласят представителей кинокомпаний, режиссеров, продюсеров, а также специалистов по законодательству и праву.

По словам источника «Газеты.Ru» в правительстве, знакомого с ходом работы над документом, предполагалось, что рассматривать фильмы на предмет элементов, «порочащих национальную культуру» и «подрывающих основы конституционного строя» и «национальное единство», будет экспертный совет при органе, который выдает прокатные удостоверения, то есть при департаменте кинематографии Минкульта.

При этом источник сообщил, что юридически точных критериев соответствия фильма инкриминируемым обвинениям у авторов документа нет,

и предположил, что в спорных случаях Минкульт сможет руководствоваться определениями «подрыва» и «порочащей информации» из Административного и Уголовного кодексов РФ.

История прокатного удостоверения

Внутренний регламент Минкультуры по регулированию кинопроката когда-то интересовал исключительно кинематографистов и чиновников самого ведомства — первые по нему собирали необходимые документы для получения прокатного удостоверения (и включения картины в госрегистр), а последние проверяли наличие необходимых виз и выдавали разрешение на показ в кинотеатрах и видеосалонах и выпуск DVD.

Впервые порядок получения прокатных удостоверений оказался в центре внимания при предыдущем министре культуры Александре Авдееве: тогда в том самом государственном регистре вдруг обнаружились порнографические опыты Сергея Прянишникова с весьма фривольными названиями.

Тогда Минкультуры выходило из ситуации довольно долго — после череды судов подобная кинопродукция лишилась права на прокат и была исключена из регистра.

Последующие события связаны уже с новым составом министерства. В августе 2012-го прокатного удостоверения был лишен фильм сербского режиссера Майи Милош «Клип» — на основании закона о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию (что, кстати, не является основанием для невыдачи удостоверения на прокат и даже не указано в соответствующем параграфе регламента). В 2014 году появился закон о нецензурной лексике, который заодно ужесточил порядок выдачи прокатных удостоверений и установил ответственность за показ картин, такого удостоверения не имеющих.

Были опасения, что это может привести к срыву ряда кинофестивалей, но Минкультуры пошло навстречу кинематографистам, и все намеченные смотры были проведены в срок.

По словам Вячеслава Тельнова, предложенная его ведомством поправка к закону, разрешающая фестивалям показ ряда видов картин без прокатного удостоверения, сейчас находится на рассмотрении в Госдуме и еще не принята.

Фактически норма нового закона была использована чиновниками ведомства лишь единожды — во время демонстрации в «Театре.doc» фильма «Сильнее, чем оружие» украинской творческой группы «Вавилон 13». Показ, проходивший 30 декабря, был прекращен сотрудниками МВД (пришедшими по сигналу о якобы заложенной в здании бомбе). Приехавший вместе с правоохранителями чиновник Минкульта Георгий Сытенко вручил представителям театра протокол об административном правонарушении и вызвал директора театра Елену Гремину для дачи объяснений.

Нельзя так просто взять и запретить «Левиафан»

Триумф «Левиафана» на зарубежных киноконкурсах неожиданно расколол российское общество. Фильм основан на сюжете библейской Книги Иова и истории американского сварщика Марвина Химейера, но действие перенесено в российскую глубинку и рассказывает о противостоянии главного героя и мэра города, который задумал построить на месте его дома церковь. Кто-то посчитал, что картина правдиво отображает отечественную действительность, а кому-то «Левиафан» показался клеветой, снятой как раз в расчете на западные кинонаграды.

Сторонники последней точки зрения, активисты различных православных организаций, даже обратились в Минкультуры с призывом запретить прокат фильма Звягинцева (он должен появиться в кинотеатрах 5 февраля).

Правда, и министр Владимир Мединский, который поначалу отзывался о «Левиафане», мягко говоря, совсем не восторженно, смягчил свои формулировки после полученного картиной «Золотого глобуса».

Сам режиссер призвал не политизировать его фильм, и официальные представители РПЦ, видевшие картину, мнения радикалов не разделили.

Также сообщалось о том, что против проката «Левиафана» выступили власти Мурманской области (в которой и снималась лента), но потом эти сообщения были опровергнуты официально.

Фактически сейчас на прокат фильма Звягинцева может повлиять только то, что с начала января в интернете на пиратских торрент-трекерах оказалась копия картины, украденная, видимо, у одного из членов Американской киноакадемии. Но создатели «Левиафана» отказались преследовать пиратов.

Мнения режиссеров

Документалист Виталий Манский в разговоре с «Газетой.Ru» не удивился тому, что Министерство культуры предложило именно такие условия получения прокатного удостоверения:

«Можно вообще никак искусство не оценивать, а выполнять еще более одиозным образом политические и репрессивные функции — наверно, это единственное, чем нынешний министр войдет в историю».

Автор фильмов «Труба», «Николина гора» и «Родные» является руководителем крупнейшего фестиваля документальных фильмов «Артдокфест». В этом году киносмотр и сам Манский попали в немилость к Владимиру Мединскому, прямо заявившему, что режиссер «наговорил столько антигосударственных вещей», что должен сам искать финансирование для своих мероприятий.

«Минкульт теперь пытается отслеживать не только то, что делают кинематографисты, но и то, о чем они думают.

Это тотальный контроль над людьми, которые создают кинематографические произведения», — считает Манский.

При этом, полагает режиссер, «без прокатного удостоверения прорваться к аудитории становится близким к невозможному», но подстраиваться под эти «достаточно безумные», по его выражению, законы считает бессмысленным. «Нужно будет искать какие-то решения, которых у меня на сегодняшний день нет», — заключил Манский.

Режиссер Юрий Быков считает, что обсуждение такого вопроса возможно только при условии, что его будут вести сами кинематографисты. «Если это будут просто чиновники, то это неправильно с точки зрения прагматики. Они не будут объективны», — считает автор фильма «Дурак», бытовой производственной драмы, обличающей коррупцию в российской провинции. Фильм вышел в конце 2014 года и вызвал большой резонанс в обществе и СМИ.

«Если мы начнем затыкать рты людям, которые говорят то, что думают, мы дойдем до Северной Кореи. Мы же не находимся в положении войны с Западом, чтобы определять самосознание народа, как, допустим, сплачивали сознание советских людей против Гитлера, — размышляет режиссер. — Я не очень понимаю, для чего это делается. Разорвать общество на части? Может, это просто провокация?»

«Я свою страну люблю и уважаю, — резюмирует Быков, — и отношусь к ней критически потому, что хочу, чтобы в ней что-то изменилось. Ну что поделать... Если что — пойдем, значит, работать на бензоколонке или учить детей русскому языку».

Наталья Мещанинова, режиссер «Комбината «Надежда», рассказала «Газете.Ru», что считала эту новость фейком.

«Я совершенно не понимаю, что такое национальная идея и как ее можно опорочить.

По-моему, это вещь, которую опорочить нельзя в принципе. Может, и есть где-то такой угодливый кинематографист, который всегда понимает, что в каждую секунду он никого не порочит, но это совершенно невозможно представить. Пока у нас министр культуры — Мединский, я туда просто не ходок: мне деньги Минкульта не нужны», — отрезала Мещанинова.