Двенадцать в неисправном самолете

В прокате новый фильм Альмодовара «Я очень возбужден»

В прокат вышел новый фильм Педро Альмодовара «Я очень возбужден» — комедия про аварийную ситуацию на борту авиалайнера.

Отправив самолет из Мадрида в Мехико, парочка работников аэропорта (Пенелопа Крус и Антонио Бандерас) исчезает с экрана, уступая место тем, кто находится на борту. Двум пилотам, трем бортпроводникам и семерым пассажирам бизнес-класса предстоит непростой полет без шанса на мягкую посадку. Обитателей эконом-класса отправят в спячку при первых признаках беды в целях предупреждения паники.

Что делать, если с техникой что-то не в порядке, разрешения на посадку не дают, а строптивые обитатели дорогих мест в носовой части начинают подозревать, что от них скрывают важную информацию? В фильме-катастрофе пришлось бы поэтапно отрывать от авиалайнера детали, делить персонажей на героических и давших слабину, жертвовать кем-то не слишком значительным, а может, и наоборот.

В фильме Педро Альмодовара ничего подобного не происходит, а

близость катастрофы становится двигателем для череды абсурдных ситуаций, откровенных признаний и всеобщего раскрепощения.

В первую очередь сексуального. Каждое новое признание тянет за собой следующее, язык за зубами темпераментные испанцы держать не умеют, старший бортпроводник и вовсе не способен ничего скрывать вследствие пережитой травмы.

Те, кто знают и ценят испанского режиссера за полные драматических сплетений судеб фильмы «Все о моей матери», «Возвращение», «Женщины на грани нервного срыва», «Высокие каблуки», «Кика», могут быть неприятно удивлены незамысловатостью новой картины.

Но те, кто видел ранние «Пепи, Люси, Бом и остальные девушки», «Лабиринт страстей» и «Нескромное обаяние порока», скорее примут ее как возвращение к истокам.

Альмодовар собирает обычных для своего творчества героев, запирает в салоне самолета и превращает полет в кабаре.

Все три стюарда оказываются геями, один состоит в связи с женатым пилотом, второй пилот слишком гетеросексуален для того, чтобы остаться вне подозрений, пассажиры тоже хороши: среди них есть медиум, порнозвезда и человек, транспортирующий наркотики в заднем проходе.

Представьте самые очевидные шутки, которые можно придумать с этим набором исходных данных — именно они и заполняют экранное время. Плюс выдающегося бесстыдства танцевальный номер на песню коллектива The Pointer Sisters «I`m So Excited» (именно она дала название фильму) в исполнении пытающегося развлечь пассажиров гей-трио. Когда Альмадовар учинял подобное в 1980-е, он подрывал устои консервативной родины, в 1990-е адвокат любви без гендерных и прочих границ продолжал разговор на те же темы, но стал, что ли, серьезнее, в 2000-е стало казаться, будто тема окончательно раскрыта и постепенно сходит на нет, а автору остается почетная пенсия и достойная старость.

Автор, кажется, предпочитает подурачиться.

Наиболее глубоко копающие критики разглядели в сюжете про неисправный самолет, который бесцельно кружит над Толедо, метафорическое описание современной Испании, находящейся в перманентном экономическом и политическом кризисе. Если это и так, то ответ жизнелюбивого режиссера предельно прост. Мы падаем? Доставайте шампанское и таблетки, снимайте одежду!