Подписывайтесь на Газету.Ru в Telegram Публикуем там только самое важное и интересное!
Новые комментарии +

Умер Алексей Балабанов

Ушел из жизни кинорежиссер, автор картин «Про уродов и людей», «Мне не больно» и дилогии «Брат»

На 55-м году жизни скончался кинорежиссер Алексей Балабанов. Автор картин «Брат» и «Брат-2», «Про уродов и людей», «Мне не больно», «Груз 200» и других показывал время, людей и страну такими, какими они были.

В финале ставшего последним фильма «Я тоже хочу» он появляется на экране сам (подобное по воле продюсеров случилось ранее лишь раз в новелле «Трофим» из альманаха «Прибытие поезда» 1995 года), представляется «режиссером, членом Европейской киноакадемии», говорит, что тоже хочет счастья, и умирает на безучастном снегу под небесами, которые не хотят забирать. О том, что это последний фильм Балабанова, зашла речь в прошлом году перед участием картины в параллельной конкурсной программе «Горизонты» Венецианского кинофестиваля: доходили слухи, что режиссер во время съемок много говорил о смерти, а затем он и сам подтвердил существование страшного диагноза. Затем сообщалось, что то ли опасения не подтвердились, то ли болезнь отступила, но

картина, в которой герои шли на поиски счастья к колокольне, отправляющей избранных прямиком на небо, провоцировала на дальнейшие рассуждения о подведении итогов.

Увы, отогнать этот мотив уже не могли ни опровержения, ни объявленное в какой-то момент намерение снять новый фильм — про молодые, революционно-террористические годы Иосифа «Кобы» Джугашвили — хотя и сценарий в итоге, кажется, был написан. Хотелось поверить даже в такой диковатый план, но Балабанов словно между делом ронял в интервью: «Я просто ласты собрался склеить» и вновь возвращался к той самой колокольне.

Умевший быть удивительным камертоном смурной российской реальности 1990-х Алексей Октябринович Балабанов — выходец с Урала, наследник бажовских сказок, создатель нового героя — Данилы Багрова из дилогии «Брат». В середине 1980-х он работал ассистентом на Свердловской киностудии, учился на Высших курсах сценаристов и режиссеров, снимал своих друзей: Вячеслав Бутусов и группа «Наутилус Помпилиус» появились на экране уже в учебной работе «Раньше было другое время» 1987 года, год спустя тот же Бутусов и другие участники Свердловского рок-клуба снялись в короткометражке «У меня нет друга, или One step beyond» и перекочевали в следующий короткий метр «Настя и Егор» про певицу Настю Полеву и ее мужа, гитариста группы «Урфин Джюс» Егора Белкина.

Самые удачливые герои того рок-клуба перебрались в Петербург, там же образовался тандем молодого режиссера Балабанова и ушедшего из режиссуры в продюсирование Сергея Сельянова.

Снятые в Питере полнометражные «Счастливые дни» сразу оказались в конкурсе «Особый взгляд» Каннского фестиваля, но фестивальная карьера не задалась: ни снятый по Сэмюэлю Беккету эстетский дебют с пустынным городом на Неве, ни ставший в России народным «Брат», который участвовал спустя шесть лет в той же программе, призов не получили.

Между «Счастливыми днями» и «Братом» была не замеченная на Западе, да и у нас мало кем виденная интересная версия «Замка» Франца Кафки, в 1998-м «Про уродов и людей» попал в «Двухнедельник режиссеров», но частью фестивального мейнстрима Балабанов не стал.

Его взгляд на действительность, в том числе родную страну оказался не экспортируем, вопреки расхожему мифу про востребованность «чернухи» про Россию, а ей не попрекали режиссера разве что за комедийные «Жмурки». Что уж говорить про жуткий, радикально поделивший зрителей на враждующие лагеря (критики даже премию без скандала не смогли присудить) «Груз 200».

Однако видеть в этих фильмах, равно как и в «Кочегаре» или «Морфии» по мотивам Булгакова, только живописание мрака — все равно что журить за «чернуху» Босха или Гойю.

Есть художники, чья оптика подобна «очкам смерти» Савонаролы, которые предлагалось надевать, чтобы всегда помнить о бренности и смертности всего сущего и человека, в первую очередь.

Такие очки могут быть, как мастерски используемым инструментом, так и врожденным даром, ну если даром можно назвать нечто очевидно травмирующее. В неожиданной мелодраме «Мне не больно» (название похоже на самовнушение) проговаривался спасительный принцип жизни: «Найти своих — и успокоиться». Свои у Балабанова были: тот же «Наутилус Помпилиус», трагически погибший Сергей Бодров-младший. А успокоение? Звучащий в последнем фильме «Аукцыон» тоже можно отнести к балабановским «своим» с песнями про слуг огня, сумрачных коней, траву державную и смерти час напрасный. «Пол головы нет, пол головы яд...», — впевает в голову голос, жутко, конечно, но в монотонности заговора есть и успокоение страшной колыбельной. Спите спокойно, Алексей Октябринович, зимы не будет.

Новости и материалы
Выступавшая за вещание СМИ на русском языке министр культуры Латвии ушла в отставку
Украинский беспилотник атаковал село в Белгородской области
«Ростелеком» встроит в «Аврору» искусственный интеллект
Россиянам рассказали, сколько нужно съесть моркови, чтобы стать оранжевым
Путин назвал цель США и их сателлитов в отношении России
Усс назвал антироссийской пиар-акцией арест в Италии сооснователя «Право.ру»
Россияне ценят честность в бизнесе больше всего
В московском метро планируют избавиться от ларьков
Руководители готовы доплачивать за работу летом
Лидеры ЕС пока не достигли договоренности по кандидатуре будущей главы Еврокомиссии
Россия и КНДР будут развивать взаимный туризм
Эксперты подсчитали, сколько стоит собраться на выпускной в 2024 году
В Омской области ликвидировали открытое горение на складе
По Крымском мосту возобновилось движение автомобилей
Ученые нашли останки древнейшего морского динозавра в Южном полушарии
Россия и КНДР будут развивать неподконтрольные Западу механизмы расчетов
В России подорожал кофе, но спрос на него не падает
Путин заявил об открытости России для диалога по самым сложным вопросам
Все новости