Пенсионный советник

Шум за сценой

Поворотный театральный сезон-2012/2013: события, премьеры, назначения и увольнения минувшего года и планы на вторую половину сезона

Николай Берман 05.01.2013, 12:02
Кирилл Серебренников Станислав Красильников/ТАСС
Кирилл Серебренников

Поворотный театральный сезон-2012/2013 — новые режиссеры, новые форматы старых театров, новые назначения и премьеры: «Газета.Ru» вспоминает самые громкие театральные события прошлого года и строит прогнозы на будущее.

Прошедший год стал для российского театрального процесса во многом поворотным. Редкий случай, когда, подводя его итоги, кажется самым важным говорить не о громких премьерах, а о сущностных переменах в театральной конъюнктуре, во всей системе координат, в которой существует российская сцена.

Происходит полная смена театральных ориентиров. Одним из явных её знаков стали результаты прошедшего весной фестиваля «Золотая маска»:

в главных номинациях премию получили Андрей Могучий, Кирилл Серебренников и Юрий Бутусов. То есть режиссёры, начинавшие в период с конца 80-х и до середины 90-х, но до 40—50 лет продолжавшие числиться в «молодых».

Для каждого из них, кроме Серебренникова, это была уже не первая «Маска», но впервые в истории награды они оказались её лауреатами все вместе. Решение жюри во главе с Римасом Туминасом, худруком Театра Вахтангова, выглядело осмысленным и концептуальным: режиссёрское поколение, которое долго не могло найти своё место и воспринималось театральным сообществом как волна новая и экспериментальная, окончательно получило официальное признание.

Те, кто так или иначе бунтовал против традиционной театральной системы, стали частью мейнстрима и стали наконец перестраивать её изнутри, делаясь образцом для других.

Ведь, когда главную театральную премию страны получают сложнейшее мультимедийное «Счастье» Могучего, агрессивные остросоциальные «Отморозки» Серебренникова по «Саньке» Захара Прилепина и сочетающая в себе десятки возможных интерпретаций Чехова «Чайка» Бутусова, это совсем другая история, чем когда лауреатом становится очередной спектакль, сделанный по всем канонам психологического театра, который мог выйти сейчас, а мог и 20 лет назад в точно таком же виде.

Главным же символом театральных перемен стали новый глава департамента по культуре Москвы Сергей Капков и его заместитель по театрам Евгения Шерменева, пришедшая на чиновничью должность после многолетней работы на фестивале NET. В 2012 году началось кардинальное переформатирование трёх московских трупп — Театра Ермоловой, Театра Гоголя и Московского театра кукол. Ясно, однако, что это пока только первые опыты и дальнейшие реформы не за горами.

Суть преобразований Капкова—Шерменевой в том, что он пытается не просто сменить худруков в театрах, где десятилетиями не происходило никаких значимых событий, а полностью видоизменить всю московскую театральную среду и застоявшуюся систему репертуарного театра.

Создаются максимально открытые, подвижные и готовые к любым экспериментам театральные организмы, каждый из которых будет осуществлять чётко продуманную и запланированную на несколько лет концепцию своего руководителя. Олег Меньшиков в Театре Ермоловой, Кирилл Серебренников в будущем Гоголь-центре, возникшем на месте Театра им. Гоголя, директор Театра кукол Григорий Папиш действуют разными методами, но каждый из них стремится почти с нуля построить новый театр, который со старым будут объединять только площадка и (правда, не во всех случаях) труппа. Театр, который станет говорить со зрителем на языке сегодняшнего дня, не прячась за пыльными кулисами и давно потерявшими смысл клятвами в верности Станиславскому.

У только начавшихся реформ Капкова, о результатах которых говорить ещё рано, тем не менее, уже есть один эталон — Театр Маяковского, который еще в позапрошлом году возглавил Миндаугас Карбаускис.

Поначалу действия Карбаускиса казались, возможно, слишком осторожными. Он не снял с репертуара почти ни одного спектакля, а первая его премьера — «Таланты и поклонники» — была хорошим примером добротного и лёгкого традиционного театра, предсказуемого в каждом своём ходе. Тем не менее именно этим спектаклем ему удалось раскрепостить ведущих актёров Маяковки, избавить их от штампов и научить существовать с простотой и непринуждённостью, редкой для академической сцены.

Работа Карбаускиса была важна, как первый шаг, без которого вряд ли был бы возможен самый интересный и удачный на данный момент проект театра.

28 октября Маяковка в непривычном формате отметила своё 90-летие: «Юбилей-off» проходил весь день, причем в праздничном представлении было задействовано все здание театра. Можно было посмотреть на репетиции нового спектакля Карбаускиса, встретиться со Светланой Немоляевой, которая рассказывала о своей роли в легендарном «Трамвае «Желание» Андрея Гончарова, выпить чаю с народными артистами и покататься на поворотном кругу в декорациях «Талантов и поклонников».

Но главным моментом юбилея был спектакль «Девятьподесять», специально созданный режиссёром Никитой Кобелевым и драматургом Сашей Денисовой и теперь вошедший в репертуар.

«Девятьподесять» играется в гардеробе и рефлексирует о всей истории театра начиная с прихода туда великого новатора Всеволода Мейерхольда в 1922 году. Великий режиссёр сидит перед табличкой со своим именем и все время жует жвачку. Рядом с ним представляющие его труппе нарком Луначарский и завлит Алперс;

так первая сцена почти один в один повторяет пресс-конференции Капкова—Шерменевой по театрам Гоголя и Ермоловой.

Дальше актёры Маяковки разыгрывают эпизоды из жизни театра, абсурдные, смешные и трогательные, перевоплощаясь в худруков, помрежей, костюмеров, буфетчиц и даже своих старших коллег. Спектакль, в котором театр пишет ироничный автопортрет, делается символом его обновления, поиска собственной идентичности, попыткой нащупать нерв современности и понять тот путь, по которому ему идти дальше.

«Девятьподесять» нагляднее всех интервью, статей и встреч с журналистами показывает то, к чему в идеале стремится новая московская культурная власть.

Первым крупным драматическим театром, преобразованным при Капкове, стал открывшийся в декабре после ремонта Театр Ермоловой. Олегу Меньшикову удалось превратить обшарпанное здание на Тверской в стильное и современное пространство, где классические детали интерьера сочетаются с аскетизмом и хорошим вкусом. В отличие от Карбаускиса он оставил в репертуаре всего четыре спектакля, так что жизнь театра начинается, по сути, с нуля.

Две вышедшие премьеры, «Самую маленькую большую драму» Родиона Овчинникова и «Язычников» Евгения Каменьковича, критики поспешили разругать, но не пожелали воспринять их как часть процесса, пока ещё далёкую от того, каким должен быть результат.

В театре, куда за последние 20 лет не ступала нога почти ни одного театроведа и разборчивого зрителя, вряд ли может сразу получиться шедевр, особенно с учётом практически полного сохранения труппы. И если действительно доисторический во всех отношениях спектакль Овчинникова выглядит скорее финалом эпохи старого Ермоловского, чем началом новой, то куда более современные «Язычники» при многих несовершенствах всё-таки дают театру направление, в котором он мог бы двигаться.

Главное, чтобы после довольно прохладного приёма Меньшиков не испугался и не отказался вообще от задуманных им перемен, а, наоборот, ускорил их темп. Пока дальнейшие планы внушают оптимизм: в январе впервые в стенах репертуарного театра пройдёт возникший в прошлом сезоне на сцене Центра им Мейерхольда проект «Театральный альманах», в рамках которого восемь молодых режиссёров поставят 20-минутные спектакли с актёрами труппы. А в феврале выйдет «Портрет Дориана Грея» ученика Серебренникова Александра Созонова, в котором Меньшиков сыграет роль лорда Генри.

В начале февраля произойдёт ещё одно ожидаемое событие: после нескольких месяцев реконструкции наконец откроется Гоголь-центр Кирилла Серебренникова — наверное, самый радикальный пример переформатирования театра в нашей стране за многие годы.

Серебренников превращает репертуарный театр в мультикультурное пространство, где бок о бок будут существовать все виды искусства. Три группы резидентов театра (родившаяся из курса Серебренникова в Школе-студии МХАТ «Седьмая студия», «Саундрама» Владимира Панкова и костромская компания «Диалог-данс») будут и показывать свои старые спектакли, и участвовать в новых проектах вместе с актёрами труппы, работая с российскими молодыми режиссёрами и приглашёнными европейскими хедлайнерами. Постоянно будут проходить концерты, показы артхаусных фильмов, презентации книг, дискуссии и лекции.

От удачи Серебренникова будет во многом зависеть формат всех дальнейших театральных реформ. На фоне масштабного скандала, устроенного актёрами Театра Гоголя из-за назначения нового худрука, Капков и Серебренников не имеют права на ошибку.

Среди всех начинаний департамента по культуре прошедшего года Гоголь-центр — наиболее сложный и амбициозный проект, и его успех может открыть дорогу для будущих кадровых решений, многие из которых сейчас кажутся невозможными. Ещё год назад вряд ли кто-нибудь мог бы себе представить Серебренникова в Театре Гоголя, а Меньшикова в Театре Ермоловой, и это значит, что от 2013-го можно ждать любых, самых невероятных сюрпризов.