Пенсионный советник

Заслуженный и народный

Скончался Илья Олейников

«Парк культуры» 12.11.2012, 10:39
__is_photorep_included4849113: 1

В воскресенье, 11 ноября, на 66-м году жизни скончался актер, народный артист России Илья Олейников.

Илью Олейникова очень сложно воспринимать вне «Городка» — телевизионного сборника анекдотов, разросшегося до небольшой медиаимперии, программы, которую он вёл вместе с Юрием Стояновым девятнадцать последних лет, и которая пользовалась заслуженной любовью зрителей и коллег:

«Городок» трижды получал ТЭФИ как лучшая развлекательная передача сезона, а его ведущие были отмечены этой наградой дважды.

За время работы над «Городком» Олейников стал народным артистом России, был отмечен орденом Почета.

В таком долголетии есть много удивительного: многочисленные эпигоны, которые делали примерно то же самое — показывали инсценировки известных анекдотов, то довольно быстро исчезали с экранов, то просто теряли своеобразный «статус», переставали быть интересными. Например, приснопамятный «Аншлаг», который старше «Городка», показывают уже четверть века, но за это время ему удалось лишь стать притчей во языцех в самом нехорошем смысле этого выражения — синонимом шуток плохого качества.

Сравнить «Городок» можно, наверное, лишь с хитами советского телевидения — «Кабачком «13 стульев» или альманахом «Вокруг смеха»: максимум смеха и минимум пошлости.

Умение удерживать внимание аудитории — видимо, первое, чему учат будущих артистов эстрады. Уроженцу Кишинева Илье Кляверу было 22 года, когда он закончил московское училище циркового и эстрадного искусства. Выпускник отделения клоунады, речевых и музыкально-эксцентрических жанров попал в «Ленконцерт», много выступал, даже стал лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Правда, широкая публика — под этим словом обычно подразумевается телеаудитория — его практически не знала.

Артист считал, что на телевидение его не пускали из-за еврейского происхождения, и имел для этого основания: выступление комического дуэта Клявер--Бронштейн было вырезано из телетрансляции.

Но в результате столь странного решения теленачальства появились знаменитый Роман Казаков (Рувим Бронштейн) и не менее знаменитый Илья Олейников — по совету Владимира Винокура они взяли псевдонимы. Вместе они выступали на эстраде, вместе участвовали в «Вокруг смеха» («Вопрос, конечно, интересный»), вместе стали популярными. А в 1986 году Казаков-Бронштейн умер, и Олейников остался без партнера.

Несколько лет он искал замену — пробовал выступать с Винокуром, с другими артистами. Но нашел только в 1990 году, когда его позвали в фильм «Анекдоты» на роль Максима Горького —

на съемочной площадке Олейников познакомился с Юрием Стояновым, вместе с которым у него и получился новый дуэт.

Тот фильм, кстати, оказался в своем роде знаковым: еще недавно за рассказанную не вовремя и не к месту смешную историю можно было попасть под пристальное внимание компетентных органов. Теперь словно кто-то молчаливо разрешил «травить анекдоты», а Олейников--Стоянов этим разрешением воспользовались. Они вели соответствующую рубрику в легендарном «Адамовом яблоке» Кирилла Набутова, попробовали делать свою передачу «Кергуду!» — но она прошла малозамеченной и была закрыта после первого выпуска.

А вот вышедший в апреле 1993 года на ленинградском телевидении «Городок» нашел удачный формат. Его довольно быстро перетянули на центральное телевидение, на РТР-«Россию», Олейников и Стоянов делали на его основе различные проекты — от малометражного » В городке» до воскресных дайджестов лучших номеров программы.

Конечно, выпуски «Городка» — а за 18 сезонов было выпущено более 280 серий — не были одинаково хороши. Олейников в одном из интервью признавался, что «Городки» бывают «лучше-хуже», потому что «авторы тоже живые люди, и они устают».

Однако, так или иначе, собранные вместе, их миниатюры представляли из себя своего рода энциклопедию типажей русской жизни

— типажей смешных и нелепых, от которых в жизни реальной хочется выть, а на экране — можно и посмеяться.

На вопросы о телевизионном долгожительстве своего дуэта со Стояновым он отшучивался — мол, живем в разных городах, работаем параллельно в разных проектах, а вместе собираемся только ради «Городка». Он действительно многое успел с того времени, как прославился на всю страну: играл в спектаклях Театра Сатиры, написал несколько песен для группы своего сына Дениса «Чай вдвоем» и выпустил с женой сольную пластинку, создал музыку к мюзик-шоу «Пророк».

В его актерском багаже — около 30 персонажей, сыгранных на большом экране. Но кино и серьезные сериалы не баловали его значительными ролями, на которые он, кажется, вполне был способен — в трэш-комедии «Гитлер капут» играл Сталина, в «Мастере и Маргарите» Бортко — финдиректора Римского, в «12 стульях» Максима Паперника — Кису Воробьянинова. Но стоит заметить, что если к другим артистам в этих картинах у критики могли быть вопросы, то вот к его ролям — никаких: на широком поле комического жанра, в границах от клоунады до абсурда, он чувствовал себя абсолютно свободно.

Жаль только, что не дождался для себя серьезной драматической роли, о которой мечтает любой комик.

И все же он останется в памяти зрителей героем — не масштабным титаном актерского искусства, эгоистичной «звездой», а скромным тружеником с уникальным даром перевоплощения — на пару со Стояновым они сыграли в «Городке» около 6 тысяч ролей. Артистом, безусловно, и народным, и заслуженным — хотя бы тем, что вместе со Стояновым поднял уровень «смеховой культуры» в нашей стране от уровня заплеванного тротуара до уровня человеческого роста.