Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Немцы в городе

Год Германии в России открылся выставкой «Немцы и русские. 1000 лет истории, культуры и искусства» в Историческом музее

Велимир Мойст 21.06.2012, 16:09
Рельефные панели с изображением русских охотников и бортников. Штральзунд. (1360–1370-е) ГИМ
Рельефные панели с изображением русских охотников и бортников. Штральзунд. (1360–1370-е)

Масштабной выставкой «Немцы и русские. 1000 лет истории, культуры и искусства» в Государственном историческом музее открылся перекрестный Год России и Германии.

В ближайшие двенадцать месяцев в нашей культурной жизни будет звучать заметный немецкий акцент. Программа стартовавшего Года России и Германии включает почти тысячу всевозможных мероприятий, из которых как минимум половина пройдет на российской территории, причем не только в Москве и Петербурге, но и в регионах. Официальный старт затяжному двустороннему фестивалю, получившему оптимистический лозунг «Вместе строим будущее», был дан в среду в бывшем музее Ленина, где сейчас располагается выставочный комплекс Исторического музея.

Экспозиция «Немцы и русские» готовилась пять лет: этот проект ГИМ совместно с Фондом прусского культурного наследия инициировали задолго до того, как две страны договорились о проведении перекрестного года.

Обретенный статус титульного мероприятия в программе года принес выставке и дополнительный бюджет, и организационные преференции. Изначальный замысел ощутимо разросся: в нынешнем виде проект включает в себя около семисот экспонатов, позаимствованных из 75 музеев, архивов, библиотек, кстати не только российских и немецких: свой вклад внесли культурные институции из Австрии, Италии, Швейцарии и Латвии. В Москве выставка будет демонстрироваться до 25 августа, а в октябре в берлинском Новом музее откроется ее немецкая версия.

Как бы амбициозны ни были намерения устроителей и сколь широкими ни оказались бы возможности, заранее было понятно, что обзор тысячелетней совместной истории двух народов обречен на фрагментарность.

Проект построен по принципу гипертекста, где каждый экспонат следует воспринимать как ссылку на некий развернутый сюжет, подробности которого остаются «за кадром».

Будущим посетителям выставки стоит заранее приготовиться к тому, что культпоход на «Немцев и русских» не станет легкой прогулкой. Придется по максимуму включать эрудицию и даже мобилизовать смекалку, поскольку целый ряд показанных предметов далеко не сразу обнаруживает свою связь с контекстом. Скажем, увидев чучело аллигатора из Алтайского краеведческого музея, начинаешь судорожно перебирать варианты, почему вдруг этому экспонату нашлось место на выставке про германо-русские отношения. Ключ к пониманию дает мелкая подпись на этикетке «Из коллекции Г.Ф. Геблера». Если пошарить глазами по сторонам, неподалеку отыщется короткая аннотация, из которой можно узнать, что Фридрих Вильгельмович Геблер (надо полагать, что Г.Ф. Геблер – это его сын), выходец из Саксонии, был врачом, естествоиспытателем и географом на русской службе.

Прочие биографические подробности – это уже задание на дом. Зато аллигатор весьма убедительный.

Подобных мини-загадок на выставке немало. Впрочем, природа их возникновения объяснима: музейщики стремились сделать акценты на малоизвестных фактах и редких экспонатах, оставив за рамками проекта многое из очевидного и хрестоматийного. По этой причине, к примеру, тема двух мировых войн практически не затронута. Едва ли не единственным напоминанием о трагических страницах общей истории оказывается круговая фотоинсталляция «Поля войны», с кадрами поисковых раскопок на месте сражений Великой Отечественной. Но бог с ними, с войнами: может, и впрямь не стоило бередить лишний раз. А вот почему в разделе культурных связей отсутствует даже намек на Кандинского, игравшего выдающуюся роль в мюнхенском художественном объединении «Синий всадник», а впоследствии преподававшего в знаменитом Баухаусе – вопрос более чем закономерный.

Возможно, устроители слишком увлеклись собиранием раритетов, порой упуская из виду само собой разумеющееся. Зато с раритетами действительно все в порядке.

Чего стоит хотя бы подлинная метрическая книга протестантской общины Марбурга с записью о бракосочетании Михайло Ломоносова с девицей Элизабет Кристиной Цильх. Горделиво взмывает вверх деревянный лучник, некогда украшавший носовую часть транспортного парусника «Гиляк», построенного в Германии по российскому заказу. Красуются в витринах средневековые рыцарские мечи и ганзейские монеты из новгородских кладов. Целый зал отведен под портреты и парадные мундиры российских монархов и монархинь – тут даже и спрашивать не приходится насчет «германского следа». Обильно представлены произведения французских и итальянских художников, приобретенные Екатериной Великой для Эрмитажа из немецких собраний. Карта Московии, составленная Сигизмундом Герберштейном в 1549 году, рукопись «Бесов», написанных Достоевским в Германии, подлинник договора 1939 года о ненападении между Германией и СССР, картина Дмитрия Врубеля с изображением поцелуя Брежнева и Хонеккера… Мозаика столь же внушительная, сколь и пестрая. Широта русской натуры переплелась с немецким педантизмом крайне причудливо — даже и не поймешь, чего здесь больше. Зато никто не упрекнет организаторов проекта, что они не проявили достаточных стараний или что задействовали мало источников. Изобилие – залог успеха.