Пенсионный советник

Распутин по версии Дюма

В Царском Селе завершились съемки фильма «Распутин»

Иван Чувиляев (Санкт-Петербург) 19.05.2011, 14:03
ИТАР-ТАСС

Незадолго до завершения съемок нового проекта канала «Россия» «Распутин», корреспондент «Парка культуры» побывал на расположенной прямо в Царском Селе съемочной площадке картины, в которой задействованы как лучшие актеры российского кино, так и исполнитель главной роли Жерар Депардье.

Пусть проект формально и русско-французский (совместное производство с ВГТРК), почти вся съемочная группа во главе с режиссером Жозе Дайан — французы. Наши же соотечественники в основном актеры. Которых, по словам Дайан, отбирал сам Депардье: она полностью доверилась его вкусу и знанию местного ландшафта. В результате играют здесь все те, кто на виду: ну а кого еще Депардье отбирать? Владимир Машков, с накладной окладистой бородой и в кителе, играет последнего императора (ну да, только ленивый тут не шутил про Давида Марковича Гоцмана на троне), Анна Михалкова шелестит юбками в образе фрейлины Анны Вырубовой, Константину Хабенскому досталась роль личного секретаря Распутина, Филиппу Янковскому – Феликса Юсупова, Даниле Козловскому – великого князя Дмитрия Павловича.

Дайан всю жизнь снимает костюмные драмы, экранизирует Дюма и биографии великих, и вполне ясно, что ее как режиссера привлекла в истории Распутина именно богатая фактура и экзотика.

И трактует она ее исключительно как красивую историческую драму. И пусть напрямую сама этого не признает, этот «Распутин» — такой, каким бы его написал Дюма. Так что в фильмографию Дайан он вписывается идеально. К тому же от каких бы то ни было связей с прошлыми бесчисленными экранными воплощениями Распутина – от британского хоррорного с Кристофером Ли до диснеевского анимационного – создатели нынешнего фильма всячески открещиваются. Это ее и Депардье Распутин — и ничей больше. Их видение персонажа в частности и мировой истории двадцатого века вообще.

«И меня, и Жерара Распутин привлекает именно как страстная, могучая историческая фигура, с которой, по сути, начался двадцатый век. И которая на ход истории очень сильно повлияла. Хотя роковой фигурой я бы его не назвала. У нас он не безумец и не злодей, он против вступления России в Первую мировую, он пытается спасти страну, но не может», — говорит режиссер.

Дайан ничуть не скрывает, что проекта не было бы без Депардье – это полностью его инициатива, но на бенефис актера происходящее мало похоже. Хотя на съемочной площадке он и правда ведет себя как хозяин – сразу понятно, кто тут главный. Не только щеголяет в хромовых сапогах, шароварах и косоворотке (дополняя их время от времени черной кепкой с золотым российским гербом – уже из нашего времени), но и громогласно повторяет все команды режиссера (особенно ему нравится, судя по всему, крик «Тихо!»), периодически норовит усесться в кресло Дайан, а в перерывах между дублями раздает подзатыльники путающимся под ногами праздношатающимся и кокетничает со второй французской звездой, занятой в фильме, – Фанни Ардан.

Особенно гордится вся съемочная группа тем, что все сцены снимают в месте реальных событий, которые легли в основу фильма.

Еще до начала съемок ходили слухи (и Дайан с Депардье их подтвердили), что исполнитель главной роли даже получил лично от премьер-министра Путина разрешение на съемки на месте реальных событий. Даже тело Распутина сбрасывают в прорубь ровно там, где это произошло на самом деле. Что уж говорить про главную царскую резиденцию последних лет существования империи – Александровский дворец. Съемки начались очень вовремя – чуть ли не сразу после того, как его, наконец, отреставрировали, привели в порядок и передали музею-заповеднику «Царское Село» (до сих пор там располагалась военная часть). Так что декорации для съемок – лучше не найдешь. Императрица-Ардан провожает императора-Машкова на фронт ровно на том месте, где это реально происходило, сцену бала снимают в парадной анфиладе.

Смотрительницы строго требуют, чтобы съемочная группа ни в коем случае не наступала на подлинный паркет.

Правда, подлинность паркета, учитывая все реставрации, примерно та же, что и у пыльных кринолинов, шинели императора и бороды старца на Депардье. Пока все это выглядит скорее как игры в реконструкцию в музее-заповеднике, который вряд ли способствует оживлению изъезженного сюжета о Распутине. Он уже существует в массовой культуре, укоренился в ней, и любому, кто за сюжет возьмется – хоть Депардье, хоть де Ниро — кажется, ничего не остается, кроме как множить эту бутафорию и каждый раз заново отряхивать ее от пыли. Впрочем, кто знает, может быть, на этот раз Распутину удастся-таки выйти за пределы героя масскульта и пресловутого диско-хита Boney M.

Премьера картины запланирована каналом «Россия» на конец этого года.