Пенсионный советник

Принцессу Диану убили в Канне

На Каннском кинофестивале показали «Незаконное убийство»

Игорь Карев 14.05.2011, 16:44
Reuters

В Канне разразился скандал в благородном семействе: в рамках проходящего здесь кинорынка показали «Незаконное убийство» — документальный фильм о смерти принцессы Дианы, в который британские юристы потребовал внести 87 поправок.

Документальная лента «Незаконное убийство» вызывала повышенный интерес еще до начала кинофестиваля: её автор, актер и режиссер Кит Аллен, обещал рассказать всю правду о смерти принцессы Дианы. В картине, по его уверениям, он использовал неизвестные широкой публике фотодокументы и свидетельства, что смерть леди Ди была хладнокровным убийством, совершенным спецслужбами по заказу британской королевской семьи.

Премьера долгожданной ленты состоялась вечером в пятницу, 13 мая. На пресс-конференции режиссер предупредил журналистов, что они увидят его взгляд на события 14-летней давности, но заявил, что «у сделанных лондонским судом выводов концы не сходятся с концами». Он также описал свое творение как «аналитическое, а не сенсационное». Правда, судя по первым отзывам в западной прессе, полностью отказаться от сенсационности автор не сумел, а с аналитикой просто не получилось.

Наиболее шокирующими для зрителей стали показанные впервые снимки еще живой принцессы, сделанные сразу после аварии.

Большую же часть полуторачасовой картины занимает очередное изложение известных фактов. Газета Guardian отмечает, что интервью, в котором психолог Оливер Джеймс называет мужа королевы принца Филиппа психопатом, или заявления о том, что члены королевской семьи – «гангстеры в диадемах», как раз и работают на сенсационность.

Кое-что интересное в «Незаконном убийстве» всё-таки есть. Помимо фотографий умирающей Дианы были показаны интервью с актером Тони Кёртисом и телеведущими Пирсом Морганом и Кити Келли, которые подводят зрителя к мысли о заговоре британского истеблишмента против принцессы.

Сговор британских журналистов в картине объясняется тем, что они «отвечают перед редакторами, которые отвечают перед владельцами, которые все хотят получить звание рыцаря».

Еще одним ключевым доказательством заговора стала констатация, что британские адвокаты перед вступлением в должность клянутся быть преданными короне, что исключает беспристрастность в отношении королевской семьи. В фильме было показано только интервью Майкла Мэнсфилда, оказывающего адвокатские услуги Мухаммеду аль-Файеду (отец погибшего вместе с принцессой Доди аль-Файеда, ее возлюбленного), который тоже «королевский», но в данном случае, видимо, преодолел данную когда-то клятву. Появление именно этого юриста в картине как раз понятно: финансировал ленту сам миллиардер. Стоимость производства составила $4,1 млн. Но режиссер отрицает, что спонсор как-то влиял на то, что будет изложено в картине

«Я не знаю, в каком месте фильма я сказал зрителям, что он финансировался аль-Файедом», — отшутился Аллен.

Впрочем, основной вывод, который сделал режиссер, – принцесса Диана погибла в результате заговора королевской семьи, который возглавлял герцог Эдинбургский Филипп, – очень согласуется с неоднократно публиковавшимися соображениями аль-Файеда.

В результате многолетних судебных разбирательств был сделан совсем другой вывод: Диана погибла из-за ошибки водителя, который, видимо, накануне принимал алкоголь и антидепрессанты. Определенную долю вины несут и папарацци, которые преследовали «Мерседес» с Дианой и Доди. Вопрос, каким образом к перевозке высоких особ был допущен человек с такими привычками, остался за рамками вердикта.

В любом случае шумиха пойдет картине на пользу. «Незаконное убийство» не входит ни в одну из конкурсных программ Каннского кинофестиваля — его показали в рамках проходящего одновременно кинорынка, на котором режиссеры и продюсеры пытаются продать свои произведения для проката. По слухам, фильм не может быть показан в самой Великобритании из-за угрозы многочисленных судебных исков: верные короне адвокаты потребовали внести 87 поправок, прежде чем они позволят выпустить картину в местный прокат. «Многие могут сказать, что Британии повезло», — написала по этому поводу Guardian.