Пенсионный советник

Не Борат ты мне

Казахи снимают своего Бората

Игорь Карев 06.08.2010, 16:31
aceshowbiz.com

Казахские кинематографисты решили адекватно ответить на фильм «Борат» и затеяли съемки картины, в которой всё будет ровно наоборот.

Режиссер из Казахстана Еркин Ракишев снимет фильм под названием «Брат мой Борат». В картине будет рассказана история американца, который приехал в Казахстан, чтобы проверить подлинность истории местного журналиста Бората Сагдиева.

Разумеется, в полный голос будет сообщено, что Борат и Казахстан не имеют ничего общего.

По сюжету, американец найдет младшего брата Бората в психиатрической больнице, уговорит сбежать и отправиться в родной Боратов град Кусек. Вот только находится этот самый Кусек отнюдь не в Казахстане, а в какой-то другой стране, да и сам Борат только выдавал себя за казаха, а на самом деле был чистокровным англичанином. Сниматься в фильме будут молодые актеры расположенного в Алма-Ате Русского театра драмы имени Лермонтова Антон Митнов и Роман Хикалов, а озвучат их для западного зрителя некие англичане, переговоры с которыми еще не закончены.

На экраны «Брат мой Борат», как ожидается, выйдет весной 2011 года.

Источник вдохновения для Ракишева — псевдодокументальный фильм, полное название которого выглядит как «Борат: культурные исследования Америки в пользу славного государства Казахстан» — появился в 2006 году. Снял его режиссер Ларри Чарльз, но славен фильм не этим, а участием британского комика Саши Барона Коэна, для которого казахский журналист Борат Сагдиев является одной личин наравне с англичанином Али Джи и австрийским гомосексуалистом Бруно. Правда, в финансовом плане именно Борат принес актеру наибольший успех:

рассказ о журналисте из далекой неизвестной страны, который приехал в Америку, чтобы изучить её культуру, собрал в мировом прокате $260 млн при бюджете $18 млн.

Кроме того, фильм вызвал просто шквал наград и номинаций на различные кинопремии, а вот на родине Сагдиева власти отнеслись к картине резко отрицательно.

Поскольку Борат по ходу своего путешествия неоднократно упоминает свою «родину» в различных неприятных контекстах, то и реагировать на картину пришлось едва ли не всему казахскому бомонду. Например, президент страны Нурсултан Назарбаев в одном из выступлений сказал, что исполнитель главной роли британский комик Саша Барон Коэн «никогда не был в Казахстане, фильм снимался в бедной румынской деревне, в роли казахов выступали нищие цыгане, а в роли пьяных казахов — пьяные американские студенты». Казахский МИД выступил с довольно резким заявлением, в котором заявил, что фильм «оскорбителен для народа Казахстана» и выразил надежду, что «компании-прокатчики проявят ответственность и не будут показывать этот фильм».

Не менее жестко высказался и посол Казахстана в Великобритании Ерлан Идрисов, который в английской Guardian во всеуслышание назвал Бората «свиньей».

«Самые поразительные черты характера Бората — это его грубость, невежество, расизм и шовинизм, — писал дипломат. — Это свинья, а не человек — тупой, враждебный, отвратительный».

И хотя поначалу фильм запрещать не собирались, «Борат» не получил прокатного удостоверения не только в Казахстане, но и в России.

Правда, это никак не помешало казахским деятелям шоу-бизнеса искать возможность нанести сокрушительный ответный удар на своей территории.

Казахский артист и продюсер Жантемир Баймухамедов собирался запустить телешоу, в котором он сам будет рассказывать о «подлинном» Казахстане, загримировавшись под одного из братьев Бората Сагдиева. К сожалению, он не сообщил, под которого именно: как следует из фильма, у Бората их два — Било и Вило. У первого «в голове живет демон», а второго вообще держат в клетке.

Казахским «ответом» на «Бората» считается и эпос «Кочевник», совместный казахско-американский проект, бюджет которого составлял $40 млн. В этом фильме рассказывается о героической борьбе казахов с джунгарами и о сложном положении небольшого гордого народа между великими державами – Китаем и Российской империей; кроме того, фильм окаймляет речь Назарбаева. Правда, коммерческого успеха картине добиться так и не удалось: её сборы со всего мира составили всего $3 млн.

Но это всё было по горячим следам, в пылу, так сказать, праведного гнева.

Сейчас, спустя четыре года (или пять — если учесть, когда фильм будет готов) после того, как Коэн расстался с образом Бората, а самого казахского журналиста все если и не забыли, то основательно запамятовали, делать «ответы» как-то бессмысленно. Тем не менее Ракишев не скрывает, что ему хотелось бы «проехаться» на успехе «Бората».

«Воспользовавшись популярностью картины на Западе, покажем на этой волне зарубежному зрителю истинный, а не придуманный Сашей Бароном Коэном Казахстан», — заявил он.