Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Три луны над хрущевской Украиной

Премьера «Майской ночи»

Фото: Вадим Лапин
Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко представил премьеру «Майской ночи» — дивную смесь из Николая Васильевича, Николая Андреевича и Никиты Сергеевича.

Через восемьдесят лет после Станиславского нынешний главный режиссер Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Александр Титель вновь обратились к опере Римского-Корсакова «Майская ночь». Опере из золотого фонда русской классики, столь любимой в раннем СССР за народность и простоту и по той же причине позже практически сошедшей с отечественной сцены. Поэтому почитающему классику Александру Тителю никакие реминисценции не помешали прочитать Гоголя и Римского-Корсакова, как в первый раз.

За открывшимся занавесом все вертикальное пространство авансцены занимает экран – водная гладь, по которой бегут черно-белые кадры кинохроники шестидесятых, отражающие достижения всесоюзной житницы — Украинской Советской Социалистической республики.

Сердце радуется – и лирическим пейзажам с кониками в ночном, и колосящимся бескрайним полям, и подсолнухам с кукурузой, и комбайнам, набирающим ход под стремительную, с чертовщинкой, коду увертюры, и поросям, и гарбузам…

Экран уползает вверх – и перед нами «тиха украинская ночь»: окаймленное темными контурами пирамидальных тополей на фоне черного неба озерцо, заросшее осокой и камышом. Высоко справа, за верхушками тополей, движется внушительных размеров месяц, а слева – уходящая вертикально под колосники лестница (помните, у Гоголя: «… у бога есть длинная лестница от неба до самой земли»?). Этой сказочной красоте, оказывается, есть место и в эпоху соцреализма – в русалочьем озере, под кваканье лягушек, кряканье уток, трель соловья и обильно падающие звезды жизнедействуют не только русалки, но, по сути, и все гоголевско-хрущевские персонажи. Этническую их принадлежность художник Владимир Арефьев обозначил венками, вышиванками и шароварами, в эпоху развитого социализма еще встречающимися на селе, хотя уже комбинирующимися с элементами одежды «как у городских»; особый шик — с пиджаками, увешанными медалями, и портфелями (у руководящих работников).

В этом геоисторическом пространстве существуют параллельно три жанра: лирический, комический и фантасмагорический.

Лирический обеспечен, конечно же, невероятной красоты и свободы тенором – Михаилом Векуа, выдающимся голосом которого, кажется, можно физически наслаждаться, даже слушая, как он поет гаммы. «Спи, моя красавица» — оперный хит на все времена, эталоном исполнителя которого стал когда-то Сергей Лемешев, — в дивном исполнении Векуа проникновенен буквально до слез.

Комедийно-бытовые эпизоды — не самое простое для оперных артистов – замечательно удались и «троице собутыльников» во главе с Головой («ворчащий» бас Леонид Зимненко), и Свояченице (Веронике Вяткиной) с косой-короной а ля Тимошенко, и особенно Каленику – Феликсу Кудрявцеву, чей великолепный бас ничуть не пострадал от самозабвенного гопака. Вообще, в мягкий украинский юмор зрителя погружают еще до спектакля, когда объявления про мобильные телефоны и третий звонок начинаются с «шановни пане и панове». Продолжается все в том же стиле: во время любовного дуэта из озера выплескивается громадный рыбий хвост, камень в Голову летит из оркестровой ямы, во время попойки с ополовиненной бутылкой горилки под капустку-огурчики-помидорчики в небо выплывают аж три месяца, а руку Комиссара в записке узнают по форме записки-пятерни.

Наконец, в финале озерцо, обрамленное с двух сторон сплошным витражом битых окон полуразрушенного дома, являет свою колдовскую суть: «застеколье» выпускает на берег хор русалок. А светящийся месяц, оказавшийся в руках у Левко вместо бандуры, и три его собрата на небе окончательно превращают лирическую комедию из колхозной жизни в фантасмагорию.

И колхозники братаются с утопленницами, а из болота вырастают розовые фламинго.

Новая «Майская», безусловно, хороша – зрелищна, занимательна и волнующа. Модно это или нет – мы подготовлены для музыки, замешанной на славянском фольклоре, на генетическом уровне. И в этом смысле музыку Римского-Корсакова можно считать азами восприятия оперы для начинающих меломанов. А песню парубков «Хлопцы, слышали ли вы» в исполнении Михаила Векуа, хора и танцевальной группы «ВОРТЕКС» люди, умученные агрессией англо-американской культуры, могут и посчитать предметом первой необходимости.