Пенсионный советник

Мария Дэви Христос ответила за базар

Выходит фильм «Скалолазка и Последний из седьмой колыбели»

Сергей Синяков 29.10.2007, 14:26
skalolazka.ru

На экраны выходит фантазийный блокбастер «Скалолазка и Последний из седьмой колыбели», включающий в числе прочего сцену непорочного зачатия земной женщиной от камня через ладонь.

Для полного адского счастья некой могущественной корпорации, базирующейся, как заведено у мирового зла, в необыкновенно готично снятых небоскребах Нью-Йорка, не хватает только одного. Собрать и уничтожить семь древних колыбелей, оставленных древней расой пралюдей потомкам на всякий пожарный, — они призваны спасти человечество, когда все станет совсем плохо. А дело, видимо, к тому. Создавая у зрителя нехорошее предчувствие, ему периодически показывают недорого нарисованную пылающую планету и зловеще кружащий в космосе спутник.

По хитрым соображениям создателей, колыбели вопреки названию представляют собой не стилизованные люльки для младенцев, а камушки с ладонь, которые отличаются от других камушков только формой, напоминающей морскую раковину. Закономерно не желая прощупывать весь горный шлак на побережье бывшей Финикии, и вообще имея привычку таскать шашлыки из угля чужими руками, агент корпорации полковник Бейкер (Дмитрий Нагиев) и позорящий науку доктор Грин вызывают для этой цели из Москвы доверчивую работницу архива Алену Овчинникову (Анастасия Панина). Лингвистку, альпинистку и красавицу, знающую толк в горных тайниках и указующих на них древних наскальных письменах и не умеющую отказываться от халтур, что, имея в виду некрупные архивные оклады, по-человечески понятно. Шпарящий по-английски Нагиев вкупе с суетящимися вокруг головорезами заставит усомниться в законности мероприятия даже человека, бесконечно далекого от уклада научных экспедиций, а потому нет ничего удивительного, что Алена, почуяв неладное и притырив один из семи найденных камней, довольно быстро пускается в бега.

Создатели определенно вдохновлялись «Ларой Крофт, расхитительницей гробниц», однако получившееся зрелище, сколь энергичное, столь и травоядно-гуманистическое, духом напоминает скорее приключения несколько модифицированной Алисы Селезневой со спортивными повадками Нины из «Кавказской пленницы».

Удостаиваясь от врагов комплиментов вроде «ты чертова мартышка» или совсем уж маниакального «ты на ощупь, как сливки с молоком», девушка козой скачет по взгорьям и небоскребам, а в тяжелые моменты приговаривает: «Я пушинка, я маленькая пушинка». Таких моментов хватает, однако экшн, как в «Лиловом шаре», здесь сугубо детсадовский. Когда недруг предлагает Алене карамельку и она ее мигом проглатывает, угощение действительно оказывается конфетой, а не, к примеру, снотворным, как у нормальных людей. Вполне, казалось бы, уместным, поскольку спустя пару минут мужчина попробует нейтрализовать ее с помощью пуль. Пули, однако, девушку не берут. Вообще, несмотря на зловещие обещания героя Нагиева кого-нибудь непременно убить, подкрепленные должной свирепости взглядом, в «Скалолазке» нет ни одного трупа. Даже когда в камеру обнадеживающе летят ошметки чего-то розового с белым, на поверку это оказывается разбитым о вражескую голову неспелым арбузом.

Все это вроде бы позволяет провести фильм по сугубо детской категории (хотя нет уверенности, что детвора хлынет на гуманистический боевик с арбузом вместо мозгов), когда б не бойкая фантазия сценариста Алексея Тимма, которому мы обязаны, в частности, сюжетом комедии Рязанова «Привет, дуралеи!». Обработав и без того не грешащий чрезмерной внятностью роман фантаста Синицына (в очереди на экранизацию — еще два), он заменил Алене мужа-алкоголика компьютерщиком-трезвенником, творчески развил сцену мытья главной героини в турецкой бане и до неузнаваемости подрихтовал собственно главный замысел. Если в книжке требовалось воссоздать в каких-то глобальных целях по кусочкам разбитую древнюю статую, то Тимм устраивает в финале что-то и вовсе невероятное. Всего не перескажешь, но достаточно заметить, что в ответственный момент девушка, давая уже не Алису Селезневу, а какую-то Марию Дэви Христос, ответившую за базар, натурально беременеет от камня через ладонь, после чего миру становится хорошо, но не до такой степени, чтобы не о чем было поведать в сиквелах. Названия которых — «Скалолазка и мертвая вода» и «Скалолазка и Камень Судеб» — тоже не сулят, что будет легко.