Пенсионный советник

Если вы читаете эти строки, вас уже нет в живых

23.10.2018, 08:14

Юлия Меламед о том, что было бы, если бы не было социальных сетей

Одна моя знакомая отказалась проходить МРТ головного мозга. Нет, говорит, не боюсь, что обнаружат опухоль. Боюсь, говорит, что не обнаружат мозгов.

Реклама

Не так уж и комично это опасение.

Ученые утверждают, что у людей, страдающих интернет-зависимостью, уменьшен объем серого вещества в префронтальной коре, что приводит к ослаблению способности осмысливать свои действия, удерживать внимание и запоминать, влияет на скорость принятия решения...

Ну и что, подумаешь!.. Невежество еще никогда не мешало пищеварению. Глупость еще никому не мешала высказываться о мировых проблемах. Не зафиксировано еще случая, чтоб безмозглость мешала продвижению по службе.

У больных Альцгеймером мозг выглядит как сушеный орешек. Визуально. Вот прямо выглядит так, как будто мозг высох и превратился в сухую скорлупку. Но Альцгеймер довольно быстро выдает себя. В отличие от нашего с вами случая... Иногда бывает, что изменения незаметны. (Кстати, у Канта правая половина мозга пребывала в зачаточном состоянии (она отвечает за образное мышление). И выглядела, как сушеный орешек, именно-именно. А что, кантианцы! Не знали об этом? Читали его работы по эстетике всерьез?)

В связи с трагедией в Керчи (и другими эпизодами подростковой жестокости) стали много писать о том, почему новое поколение страдает «эмоциональной тупостью». Пишут, что целое поколение растет с «синдромом робота». Что их наиболее характерная черта — снижение чувствительности ко всему живому. Пишут, что подростки не умеют устанавливать социальные контакты и стремятся уйти в мир технологий, что им свойственна неразвитость, огрубление чувств, и это ведет к жестокости. Похоже на правду, похоже...

Я часто слышала, как разные люди приводят один и тот же пример, якобы случившийся с их собственным ребенком (скажу сразу, я в это верю) —

как ребенок привычным движением пальцев пытался увеличить живую бабочку, чтобы разглядеть, а она никак не увеличивалась, не увеличивалась, и у дитя началась истерика.

Если б я сама сочиняла эту историю, то вынуждена была бы придумать жестокий финал. Согласно логике развития событий, ребенок в приступе злости на мир, не поддающийся манипуляции, должен размозжить бабочку кулаком.

Моя подруга переживает за дочь подростка... Дочь вдвоем с другом готовила эпизод для школьного капустника. Месяц готовили. Писали сценарий. Репетировали. За день до премьеры друг вспомнил, что занят. И прислал смс. Оказывается, я не могу в четверг. Точка. У меня концерт. Точка. И все. Никакого разговора между ними не было. «Общаются» дальше. Точка.

Целый день подруга пыталась добиться от дочери, что она чувствует в связи с этим. Как она понимает, почему друг так поступил, обижена ли она или не обижена. Понимает ли его? Или злится? Или расстроена? Что?! Был ли между ними хоть какой-то разговор? Хочет ли дочь этого разговора? Молчит подросток. Темны воды его сознания. Штиль в его эмоциональности.

«Ну... я думаю, что он не может в четверг», — выдавила из себя в результате дочь.

Нет, у дочери прекрасный контакт с матерью. У дочери нет никакого контакта с собственными чувствами.

Мой приятель ходит с подростками в походы, он говорит, что они не поют песен, не трепятся, ничего не обсуждают, а молча сидят рядом с палатками (в лесу ведь нет интернета)...

Я очутился в сумрачном лесу...

Они перекидываются информационными сообщениями без эмоций.

Что такое человек? Человек — это некоторое количество информации. Разве не так?

Подруга говорит, они странные... И зарезать, говорит, могут или пристрелить в любой момент. Если что не так. Вон соседи купили замок, запираются от собственного ребенка.

Ну, ладно. Нет у меня дочери-подростка, нечего и настроение людям портить. Не буду апокалиптические картинки малевать. Нечестно это. Хотя, конечно, и соблазнительно. Хороша картина... Сидят юные люди у своих палаток, не спорят о политике (сама спрашивала, смеются, политика, говорят, это для дедушек), не выпивают, а сидят рядом с палатками. Целое поколение оживших лазарей. Но не слушают Лазари, как течет река, как растет трава, как шуршат листья. А просто сидят. Интернета ведь нет.

Марина Цветаева когда-то ворчала, вот, мол, автомобили своровали у нас пейзаж. Ворчунья. Не понимала ничего в научном прогрессе. Прочь ее с корабля современности! Впрочем, она сама спрыгнула.

Что бы она сказала о том, что именно своровали у нас соцсети? Первая мысль, что душу своровали. Но и неверная первая ваша мысль. Нелепо все валить на соцсети. Сети существовали всегда. Сети — это просто синоним общества. Сети это и есть общество.

Если общество не помрет — не помрут и соцсети. Сети благополучно существуют и без интернета в разных видах. Накручивание (лайков) всех показателей существует и без соцсетей. Девальвация ценностей существует и без соцсетей. Но в электронном виде оно, конечно, происходит активнее и нагляднее...

И конечно, в основе принципа пирамиды (а значит, в основе всех кризисов) лежит сетевой принцип. Откуда все трагические мыльные пузыри современности? От переоцененности! И блогеры с десятками миллионов подписчиков (за которыми ничего не стоит, их даже конвертировать ни во что нельзя) — главное условие социальной деградации. И если вы сейчас читаете эти строки, вас уже нет в живых. Ведь одно из значений слова «виртуальный» – «несуществующий».

«Древнюю дружбу богов мы не слышим в азарте гонки, в потоке машин», — сказал Рильке. «Наши кафе, игрища наши и крики их оглушили».

Божемой, божемой, эти люди пред-ужасались тому, чего еще не видели их глаза.

«Спешкой задушены,
Вздыблены, взвихрены...
О, если б стихли мы!»

Моцарта как-то спросили, что всего важнее в его музыке, он ответил: «Паузы!»

Леонардо как-то спросили, почему он приходит в церковь и ничего не делает. «Художник больше всего работает тогда, когда ничего не делает». Григорий Померанц как-то сказал: «Лидерами станут страны, которые сумеют включить паузу созерцания в череду дел, избавиться от лихорадки деятельности, от «блуда труда, который у нас в крови» (Мандельштам)».

Уж не знаю, какие такие страны он имел в виду... Как создать эту паузу в суете? Национальное наше тело интуитивно пятится назад — уж больно вперед неохота — но находит только сгнившие останки, вроде увлечения неосталинизмом и коммунизмом. Ведь пути назад не бывает...

Я вот сейчас преподаю подросткам. Ничего такого странного в них я не нахожу. Кто такой Тарковский, не знают. Что такое теракт 9/11, не знают. Кто такие «репрессированные», не знают. Что такое флешбэк, знают отлично. Пока не решила, как это понимать. Пока решила собирать коллекцию из их незнаний.

Но мы с ними вместе занимаемся творчеством. А творчество — территория спасительная. В творчестве странность незаметна. В творчестве мы все одинаковые. И если придется нам как-нибудь встретиться на узкой дорожке с врагом, ну, или с инопланетянином, например, то не меч мы обнажим и не Декларацию прав человека в нос сунем — а «замутим» (как говорит молодежь) что-нибудь творческое. На творческой почве я даже и с инопланетянами совершенно бесконфликтно схожусь.