Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пусть они, наконец, уберутся!

Марина Ярдаева о том, почему в нашей стране родители хотят жить отдельно от детей

Борис Лео

У нас давно говорят о том, что дети должны становиться самостоятельными как можно раньше и отчаливать жить отдельно сразу по достижении совершеннолетия. Это поразительно, потому что говорят об этом те же самые люди, что душат своих детей гиперопекой. Вместо того чтобы учить своих детей самостоятельности, они пытаются эту самостоятельность им купить. Причем обеспечивают ее часто в ущерб себе.

В моей фейсбучной ленте уже которую неделю гуляет одна любопытная статья. О том, почему на Западе взрослые и даже очень взрослые дети продолжают жить с родителями. Но еще любопытнее комментарии к ней. Наши люди не верят. Ругаются, злятся, спорят.

— Да не может быть, чтоб 40% тридцатилетних американцев жили на шее у родителей!
— Что, в России таких лузеров всего 32%? Не смешите мне мои тапочки. Вранье!
— Ха-ха, прям многопоколенческие семьи у них там. Прям какая-то «мизулинская тема».
— Точно, это патриоты накреативили, народ, не ведитесь на фейк.

Вот только это не фейк. Больше того, я могу расширить статистику — рассказать про немцев, британцев, французов, которые не попали в сводку. Так вот: в Германии с родителями живут 43% молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет, в Великобритании и Франции — около 34%. В среднем по Евросоюзу таких Питеров Пэнов — 48%. И это, товарищи, евростат.

Но откуда такая реакция на цифры? Откуда это голое отрицание?

У нас давно говорят о том, что дети должны становиться самостоятельными как можно раньше и отчаливать жить отдельно сразу по достижении совершеннолетия. Это поразительно, потому что эти разговоры ведутся на фоне царящего у нас же детоцентризма, и говорят об этом те же люди, что душат своих детей гиперопекой. До семи лет кормят с ложечки, до двенадцати лет провожают до школы, до шестнадцати покупают им одежду на свой вкус, до двадцати решают, чем им заниматься и увлекаться.

И вот при всем при этом многие уверены, что выросшие дети лет так с 18, максимум с 21, должны — того. Ну, отправиться в гордое свободное плавание. Проще говоря, свалить.

А чем аргументируют? Да Западом же! Вот, дескать, уж там никто ни с кем не церемонится, уж там-то все такие рановзрослеющие, с младых ногтей ответственные и независимые. Уж там-то, мол, дети с 15 лет работают на бензоколонках, чтоб накопить на образование, в 17 уезжают за сотни километров учиться в колледж, в 20 съезжают из общежития и снимают квартиру-студию, в 25 арендуют приличный дом, в 30 берут ипотеку. Я не знаю, откуда народ у нас этого нахватался, но я сталкиваюсь с такими рассуждениями постоянно.

Впрочем, суть не в этом. Самое занимательное то, во что это в конечном итоге выливается. Удивительно, как адепты бескомпромиссного отделения детей от родителей (они же махровейшие детоцентристы) идут к своей цели.

Вместо того чтобы учить своих детей самостоятельности (это долго и трудно), они пытаются эту самостоятельность им купить. Причем обеспечивают ее часто в ущерб себе.

Особенно красноречиво это проявляется в феномене «сами недоедим, а ипотеку на студию для сыночка вытянем». Подчеркну, я вовсе не об инвестиционных развлечениях состоятельных граждан на рынке недвижимости повествую, а о потугах на них своих средне-бедных соотечественников (а нас таких в стране большинство).

Хотите примеров? Да на здоровье.

Вот, допустим, живет молодая семья в двушке: мама-папа-карапуз. Платежи за квартиру в 15 тысяч съедают треть семейного бюджета, платить еще лет двадцать — в общем, не разгуляешься. Вдруг случается в семье пополнение, в смысле, становится семья счастливым обладателем маткапитала. Казалось бы, вот им бы погасить часть кредита, облегчить, так сказать, бремя долга, вздохнуть свободнее. Тем более на время маминого декрета бюджет семьи еще сократится. Но это слишком тривиально! Семья придумывает кульбит похитрее. Семья таки несет маткапитал в банк, но как первоначальный взнос под новый кредит. А берется он на комнату в коммуналке. Зачем? А деткам на вырост, чтобы было им потом с чего стартовать в независимость. Это ничего, что кроме как на еду и на одежду с распродаж в семье денег ни на что не хватает, о будущем же надо думать!

Есть и более экстравагантные варианты. Бывает, что живут вчетвером в однушке, перебиваются кое-как, но берут ипотеку на отдельную студию. И тоже деткам на взрослую самостоятельную жизнь. У меня знакомые есть, у которых вообще своего жилья нет, вся жизнь — вечная аренда, но и там мысли уже вовсю вокруг того, как бы там детям к их совершеннолетию каких-нибудь метров организовать. Те, у кого еще нет денег на первый взнос, застревают в мечтах, кто наскреб — застревают в настоящей бетонной гонке. Ведь какой-нибудь комнатой или студией не ограничиваются. Раз попробуют и подсаживаются: выплатят один кредит, возьмут новый, а потом опять, а затем снова. Без отпусков и выходных ради этого пашут. И сами жизни не видят, и детям посмотреть не дают.

Что это — можно только гадать.

Может, это такая усталость от замороченного современного родительства, что все мысли о том, чтоб спиногрызы в определенный срок гарантированно убрались? Ведь невозможно не устать от режима: отвели в школу — забрали из школы — покормили дома сложно приготовленным правильно сбалансированным обедом — отвели в школу обратно на факультатив — снова забрали — повезли в музыкалку — вечером после сложного витаминного ужина два часа над уроками вместе. Это ж каторга какая-то.

А может, это наша российская вечная потребительская неутоленность? Мы помним, как при социализме родители наши жили со свекрами в тесноте и обиде, мы познали на собственной шкуре, как надо пахать за угол в новостройке при капитализме, ведь цены бешеные, а зарплаты все равно что слезы. Все это так грустно и тяжело, что хочется, чтоб было и немножечко впрок.

И может, это даже правильно? Ведь средняя обеспеченность жильем в России все еще очень далека от того же показателя в благополучных западных странах. Злополучные США с их 75 метрами на душу опережают нас раза в четыре. Может, это очередная эпоха первоначального накопления у нас такая? А то, что материальное заслоняет все остальное, то это просто пока вот так?

А может, это страх жизни? Может, мы боимся расслабиться, не умеем радоваться тому, что есть?

Ведь так расслабишься да вовремя не спохватишься и вдруг — зима. Как в басне. А у тебя, дурака, ни норки, ни зернышка, и дети бедные от голода пищат, надрываются. Зато если ты добропорядочный муравей, то вроде бы и спокойно на сердце. И некогда отвлекаться на ерунду. Несешь себе и несешь свою травинку, крутишь и крутишь свое вечное колесо, тащишь и тащишь свою сизифову ношу. Ну а потом...

А потом очередь наших детей. И для их «потом» вариантов не так уж и много.

Одни с удовольствием въедут в подаренные студии и однушки. Въедут, будут копить долги, которые погашать придется родителям-пенсионерам. Въедут, приведут жену/мужа и любезно позволят все тем же родителям подкармливать уже их двоих. А потом и не только их двоих, но и внуков.

Вторые окажутся более совестливыми. Эти будут подлинно благодарны родителям. Они продолжат упорно крутить запущенное некогда колесо. Они точно так же будут себе во всем отказывать. Мама-папа ведь так старались, теперь надо и им постараться — укрепить, сохранить, приумножить. Этих послушных невротиков ждут очень серые и унылые судьбы.

Третьи — наоборот, взбунтуются. Они, возненавидевшие все это паскудное бюргерство еще в детстве, изъеденные обидой за то, что их не любили, а только обеспечивали, что их не учили жить, а только подавали жизнь в готовом виде, пустят все по ветру, промотаются в прах, будут скитаться по городам и странам, будут без конца сходиться и расходиться с бесчисленными возлюбленными, будут бегать от мечты к мечте. У них никогда не появится ничего своего, ничего крепкого и настоящего.

И это уже происходит. Двадцатилетние уже въезжают в однушки, коммунальные счета по которым оплачивают родители, двадцатипятилетние уже пускают нажитое непосильным трудом по ветру. И ужас в том, что они вроде как и не виноваты. Просто все живут как умеют или как получается.

Я знаю, верить в это не хочется. Потому что как же так? Получается, мы неправильно живем? Поверили, понимаете ли, в какой-то заокеанский рай, вовсю стараемся создать такой же, а в мире опять все поменялось. А делать-то чего?

Вы не поверите, этим же вопросом задаются и там, за океаном. Я тут почитала комментарии к статье в The Wall Street Journal. Мама дорогая! Там народ в точно такой же растерянности. Кто ругает правительство и экономику, кто «латиносов», отобравших работу у американской молодежи. Кто говорит, что нечего жалеть «этих проклятых детей», ибо они «хотят жить как короли», ибо «они могут сосать родителей до пенсии», а кто винит самих родителей, избаловавших отпрысков, — подтирали, мол, сопли до двадцати лет, и вот результат.

Но что делать-то предлагают?

Я думаю, что надо перестать психовать и рвать жилы.

И думаю, что все, что получается улучшить, стоит улучшить для сегодня, а не для какого-то отдельного завтра.

И улучшить, уж если выпадет такая возможность, для всех, а не по принципу «все лучшее детям». Так или иначе, все сегодняшнее сохранится и для будущего. И мне думается, это лучшая стратегия в условиях, когда мы не знаем, куда движется современная семья, какое еще неожиданное выражение получит старая как мир проблема отцов и детей и какие нам еще откроются удивительные экономические модели взаимодействия поколений.