Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вооружены и очень опасны

Как отличить героев от бандитов

«Газета.Ru» 13.07.2015, 17:01
bizimyol.info

В украинском военном конфликте, все еще очень далеком от разрешения, появился новый драматический сюжет: откроет ли радикальная военизированная организация «Правый сектор» второй фронт против киевских властей? Впрочем, проблема превращения героев войны в обычных бандитов касается не только Киева, но и Москвы.

В понедельник части подразделений «Правого сектора» по приказу главы организации Дмитрия Яроша стали отходить из зоны антитеррористической операции в Донбассе, чтобы принять участие в бессрочном митинге возле здания администрации президента Украины, сообщают СМИ со ссылкой на военачальников ДНР.

Обострение случилось после горячих выходных. 11 июля бойцы «Правого сектора» в далеком от линии фронта закарпатском городке Мукачево вступили в перестрелку с украинской милицией.

Попытка решить силой криминальный бизнес-конфликт привела к тому, что в спокойный регион Украины пришлось стягивать силы спецназа и национальной гвардии.

Глава «Правого сектора» Дмитрий Ярош отдал приказ стрелять на поражение в украинских милиционеров и нацгвардейцев, если те начнут штурм позиций «правосеков» в Мукачево. Премьер-министр Арсений Яценюк, реагируя на конфликт, поручил уволить всех сотрудников Закарпатской таможни (бизнес-конфликт был связан с контрабандой). Теперь «Правый сектор» пытается силой и угрозами добиться отставки главы МВД Украины Арсена Авакова, а в худшем для украинских властей случае может попытаться повернуть оружие и против президента.

Инцидент на выходных лишний раз показал, сколь непроста ситуация на Украине даже без всякого «российского вмешательства». Западные регионы, про которые сначала говорили, что они не будут воевать за Донбасс, затем, что они вообще не будут воевать, мечтая лишь о том, чтобы тихо отползти в Европу, внезапно стали новым и серьезным фактором украинской политики.

В российских политических кругах уже чуть ли не сочувствуют украинскому президенту, дескать, «если Порошенко начнет выполнять минские соглашения, он улетит через несколько дней, он скован в своих действиях и почти ничего не может сделать без угрозы быть сметенным другими силами».

Украина вплотную столкнулась с классической проблемой отсутствия государственной монополии на насилие, опасности выхода из-под контроля государства маленьких независимых армий, возникающих явочным порядком в ходе гражданской войны.

Одной из таких параллельных армий и стал в последние месяцы «Правый сектор».

Подобные армии, естественно, хотят политической и бизнес-компенсации за участие в боевых действиях. Жаждут конвертировать статус героев нации, истинных патриотов и защитников отечества в политические и финансовые привилегии. А когда их пытаются вернуть в правовое поле, грозят военным путчем. Как пел в знаменитой песне Леонид Утесов, «за що ж мы проливали нашу кровь?».

России проблема возвращения незаконных вооруженных формирований из лесов и с гор в правовое поле тоже знакома не понаслышке.

В начале 2000-х годов был взят курс на интеграцию части чеченских боевиков, воевавших против российских войск, в мирную жизнь и в процесс управления Чечней. Так был создан, в частности, чеченский батальон «Восток», позже сыгравший важную роль в войне с Грузией в 2008 году.

Сегодня часть бывших чеченских боевиков входит в личную армию Рамзана Кадырова, и спустя десятилетие до конца не подконтрольную российским федеральным силовым структурам. О чем ярко свидетельствует недавний конфликт со ставропольским ОМОНом в Грозном, когда Кадыров в ответ на убийство при задержании в Грозном чеченца, которого федералы подозревали в опасном преступлении, пригрозил открывать огонь на поражение полицейских из других российских регионов во время проведения в Чечне спецопераций без уведомления чеченского руководства.

Впрочем, на Украине ситуация гораздо опаснее той, что сложилась в России на излете второй чеченской войны.

Украинским властям, если они не хотят потерять контроль и над другими регионами страны, придется жестко решать проблему «Правого сектора» и прочих военизированных радикальных формирований.

Причем делать это в условиях замороженной, но готовой возобновиться в любой момент войны и крайне тяжелой экономической ситуации. Интегрировать часть активистов «Правого сектора» в легальное политическое пространство и жестко разбираться с теми, кто ставит себя выше закона.

Секретарь Совета безопасности Украины Александр Турчинов высказался на этот счет предельно ясно: «Когда ты стреляешь из автомата или гранатомета по врагам на фронте — ты герой, но когда начинаешь стрелять из этого же оружия в глубоком тылу и при этом гибнут люди, — ты бандит и убийца. И тут без вариантов. Бандиты и убийцы должны отвечать перед законом. Государство обязано защитить своих граждан».

Игоря Коломойского, финансировавшего батальон «Днепр» и в бытность главой администрации Днепропетровской области не позволившего создать там аналог ДНР и ЛНР, президент Петр Порошенко уже вынужден был снять с должности. А теперь пытается «отжать» его из некоторых государственных бизнесов, в частности от фактического контроля над компанией «Укрнафта», дочкой «Нафтогаза Украины».

Командующий добровольческим батальоном «Донбасс» Семен Семенченко (кстати, он поддержал позицию «Правого сектора» по событиям в Мукачево) стал депутатом Рады.

С «Правым сектором» все гораздо сложнее – как политическая партия в Раду он не прошел и пока шансов пройти не имеет. Стать частью регулярной украинской армии отказывается, больше тяготея к анархии, чем к порядку. По сути «Правый сектор» стал на Украине зонтичным брендом, под которым скрываются политические и криминальные авантюристы разных мастей, пытающие нажиться на войне.

В таких условиях

разоружение, в том числе в прямом смысле, незаконных и полузаконных вооруженных формирований остается для Украины важнейшей задачей для сохранения государственности. Не менее важной, чем в тех же ДНР и ЛНР борьба с их местными нецентрализованными вооруженными отрядами.

В России «Правый сектор» признан экстремистской организацией и предусмотрительно запрещен законом. Но нет никаких гарантий, что и мы не столкнемся в будущем с возвращающимися с фронта «добровольцами», которые привыкли к простым способам решения проблем и неконтролируемому праву на насилие. В условиях падающей экономики такой риск особенно возрастает просто потому, что сотни и тысячи здоровых мужчин остаются без работы и не могут ее найти. Когда же на южной границе страны еще и происходит военный конфликт, это создает, получается, уже не двойную, а тройную угрозу безопасности собственных граждан.

И чем дольше длится замороженный, но не разрешенный конфликт на юго-востоке Украины, тем больше таких то ли героев, то ли бандитов может появиться в обеих странах.