Достали инновациями

Инновации по-прежнему остаются данью моде

В монополизированной экономике, где вопросы конкуренции решаются с помощью административных рычагов, спрос на новшества по определению не может быть высоким.

Власти и вправду несколько достали инновациями в том смысле, как они все это дело понимают.

Это символично, что страна в один день узнает об очередной серьезнейшей неудаче с запуском спутника связи (спутник «Экспресс-АМЧ», который сначала потерялся, а потом, вроде как, нашелся, но на другой орбите) и о «прорывных» достижениях в виде отечественной светодиодной лампочки за 1000 рублей и планшетнике для учащихся, в который можно закачать все учебники.

Да и не планшетник это никакой, как оказалось, а просто электронная книжка. А тут еще обескураживающе неудачный запуск космического корабля «Прогресс М-12М».

Нет, согласитесь, есть в этом некий символизм.

Так и хочется спросить: «Вам «шашечки» или ехать?». Вот лампочки, планшетники, ё-мобили, суперкомпьютер (чего-то о нем в последнее время не вспоминают), инноград Сколково жилищно-строительной направленности и т.д. и т.п. – это все «шашечки».

А сохранение и развитие достижений по тем научно-технологическим направлениям, где мы еще надеемся на лидирующие позиции, создание по-настоящему высококонкурентной экономической среды, стимулирующей спрос на инновации – это «ехать».

Скажите, что сегодня получается с избытком и чего явно не хватает? Ответ очевиден.

Вернемся к потере спутника. Конечно, от неудач никто не застрахован. Это техника, которую делают и эксплуатируют люди. Но когда такие неудачи следуют чуть ли не подряд, впору говорить о системной проблеме.

Еще свежи впечатления от падения трех спутников навигационной системы ГЛОНАСС 5 декабря 2010 года. Тогда, как обычно у нас бывает в таких случаях, были даны поручения разобраться, наказать и т.д. Разобрались и наказали.

А еще раньше, в феврале 2006 года, похожая неудача была с запуском отечественным «Протоном-М» арабского спутника Arabsat 4A, когда космический аппарат так и не заработал.

Только не надо говорить, что все это из-за «лихих» 90-х годов. За последние 12 лет, когда России так подфартило с мировыми ценами на нефть, вполне можно было восстановить потери 90-х и заиметь настоящую, а не показушную инновационность в экономике.

Инновации, к сожалению, по-прежнему во многом остаются данью моде. Ну, нравится это нынешнему руководству страны, что же тут поделаешь. Если нравится, будем изображать, что и нам нравится. Помню, года три назад позвонил мне старый знакомый, работающий в одной из крупнейших российских компаний. Позвонил и просит: «Слушай, у тебя есть что-нибудь про модернизацию и инновации? Дай, а?» Поясню: когда с наших компаний-чемпионов при подготовке очередного нормативного акта или заданий правительства правительственные чиновники начинают требовать соответствующих предложений, последние пытаются что-нибудь придумать.

Проблема в том, что в монополизированной экономике, в экономике, где вопросы конкуренции решаются не с помощью научно-технологических новшеств, а с помощью административных рычагов, спрос на инновации по определению не может быть высоким. Вот и мучаются представители бизнеса при подобных вопросах.

А правительство решает проблемы инновационного развития по-простому: в каждой крупной госкомпании должны быть вице-президенты по инновациям (кого только не назначают на подобные должности, замечу), компании эти должны утверждать планы инновационного развития и т.д.

И снова не удержусь от одной яркой картинки из личного опыта: на совещании в крупной российской госкомпании ответственный вице-президент докладывает как раз по инновациям и соответствующим планам. Его спрашивают: «А как вы понимаете, что такое «инновация»?». Ответ: «Это есть в наших регламентах». Снова: «Хорошо, в регламентах, вы-то можете сказать?». Ответа не последовало. Вот это все и есть реалии построения инновационной экономики в современной России.

Кстати, на одном из правительственных заседаний так «вдруг» и прозвучало «чистосердечное признание»: нет ясности с определением того, что такое есть «инновация».

Казалось бы, это элементарно: только тогда, когда инновации становятся аргументом в конкурентной борьбе, появляется настоящий спрос на них. Только в этом случае можно говорить об инновационности экономики.

Естественно, что государство и за счет собственных ресурсов старается поддержать фундаментальные и поисковые исследования, а также образование - являющиеся инфраструктурными опорами инновационной экономики.

Хорошо, согласились, конкуренция важна. Ну, так почему ею в должной мере не занимаются. Во-первых, потому что развивать конкуренцию – это дело муторное и хлопотное. Результат в момент не появляется, а ведь что-то хочется уже и продемонстрировать. Вот и появляются у нас отчетно-показательные картинки по ТВ с демонстрацией успехов развития инновационной экономики в виде лампочек и планшетников.

Во-вторых, заниматься развитием конкуренции для власти в современной России просто политически опасно. Да-да, как это ни покажется странным и натянутым…

Есть интересные данные Федеральной антимонопольной службы: от 50% до 60% дел, возбужденных в связи с нарушением законодательства о защите конкуренции – это дела в отношении органов власти всех уровней. Я эти цифры уже неоднократно приводил (ФАС «почему-то» старается их особо не афишировать). Следовательно, первый враг конкуренции в нашей стране – это государство. Я просто обязан сделать такой вывод из данных ФАСа. Что же получается: чтобы развивать конкуренцию в целях построения инновационной экономики, власти необходимо бороться с собой, ограничивать саму себя. Согласитесь, что это трудная и весьма нетривиальная задача. Чтобы пойти на ее решение, требуется профессионализм, понимание существа проблемы и политическая воля.

Есть хороший, признанный во всем мире показатель инновационной продвинутости страны – индекс конкурентоспособности Всемирного экономического форума. За 5 лет (с 2006-го по 2010-й год включительно) положение России в страновом рейтинге по данному индексу практически не изменилось (были на 63-м месте, стали на 62-м).

Если учесть, что эксперты при составлении рейтинга учитывают и разного рода соответствующую нормотворческую активность, становится ясно, что практические результаты при той трескотне про инновации, которую мы наблюдаем, более чем скромные.

Так и хочется сказать: право, достали инновационностью, и уточнить: такой инновационностью.

Автор - директор департамента стратегического анализа ФБК (организация включена Минюстом в список иноагентов)

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть