Компромисс или поражение

Серьезных аргументов против создания новой правой партии в союзе с Кремлем нет

Леонид Гозман 14.11.2008, 12:11
ИТАР-ТАСС

Те, кто призывают к изменению власти путем уличной борьбы, переоценивают собственные силы и трагически не понимают ситуации в стране.

Я очень долго колебался перед тем, как согласиться на участие в проекте по созданию новой правой партии (на базе «Союза правых сил», «Гражданской силы» и «Демпартии России». – «Газета. Ru»). Я понимал, какие будут имиджевые последствия, какая будет атака на меня лично и моих друзей.

Как традиционный русский интеллигент я разделяю свойственное нашему общественному классу представление о том, что сотрудничество с властью часто приводит к моральному поражению. Согласился под воздействием аргументов моих товарищей и существующей реальности.

За время работы оргкомитета (по созданию новой партии. – «Газета. Ru») прошли бурные дискуссии с десятками и сотнями людей в СМИ, самом СПС. Эти дискуссии убедили меня в том, что мое решение было правильным. Я реально не вижу серьезных аргументов «против». Я вижу предрассудки и опасения многих людей. Предрассудки есть предрассудки, а вот опасения оправданны. Действительно, и обстоятельства могут измениться, и проект может постигнуть неудача. Но я считаю, что шанс есть, и его надо использовать.

Сейчас сложилась удивительная ситуация, редкая для нашей страны: среди высшего руководства страны возникло понимание, что в России должна быть правая партия. И есть структуры, в частности, СПС, которые способны эту функцию выполнять. Можно сколько угодно говорить о том, что это полное безобразие, что партии должны создаваться сами, что не дело власти в это влезать и т. д. Это все правда. Но мы живем не в Норвегии, не в Швейцарии, а в России.

Наша жизнь такова, что без сотрудничества с властью и без одобрения властью сделать или поддерживать жизнеспособность партии невозможно.

Уж мы в СПС это знаем лучше, чем кто-либо другой. И наши собственные ошибки, и, главное, массированная атака на нас – аресты, клевета в эфире, информационная и финансовая блокада – привели к тому, что мы стали не партией, а клубом. Мы не можем выполнять свою основную задачу – проводить своих людей в парламенты разных уровней. Сейчас у нас появляется шанс, и не исключено, что последний.

С моей точки зрения, наша страна политически и культурно в последние годы развивается в основном не туда. И сейчас, в условиях кризиса, это становится еще более опасно. Сегодня мы стоим перед очень серьезным выбором: либо выходить из кризиса по пути рыночной экономики, демократизации и свободы, либо закручивать гайки, выстраивать уже железобетонную властную вертикаль, а закончится это посадками, как это уже много раз в нашей стране бывало. Это реальный выбор. Выбор, который будет совершен в ближайший год. И мне кажется,

не слишком морально, не говоря уж о том, что непатриотично не участвовать в этом выборе, не попытаться сделать так, чтобы был выбран первый путь – путь свободы, а не второй – путь диктатуры.

Потому то, что мы делаем, мне кажется нужным. Гарантировано ли это? Конечно, нет. Надо ли идти на компромисс? Конечно, надо. Придется общаться с не очень приятными людьми? Да, а что делать? Многие наши оппоненты говорят: «Как ты можешь иметь с ними дело – они разрушают демократию, они держат в тюрьме не только Ходорковского, но и беременную женщину – Светлану Бахмину, да и тебе они руку сломали…» Хорошо, а с кем иметь дело? С королем Швеции или с канцлером Германии? Мы живем здесь, и для нас это не тот проект, который мы можем попробовать сделать, а если не получится – пойдем лекции читать, книги писать или бизнесом заниматься – для нас это дело жизни.

Допустим, мы не будем иметь с властями дела, мы не будем подавать им руки, сохраним в чистоте свои знамена. А страна будет идти не туда. И я как гражданин страны, видя, что моя страна идет не туда, не попробую ее остановить, не попробую изменить ее путь.

Я не вижу альтернативы, потому что альтернатива, которую нам предлагают наши оппоненты, означает просто отойти в сторону. Митинговать можно еще 10 лет — и ничего не изменится.

Людей, которые поддерживают это движение, очень мало. И я скажу совсем крамольную вещь – это хорошо, что таких людей мало. Если их будет много, если выйдут сотни тысяч, как выходили во время «оранжевой революции» в Киеве или у нас в 91 году, то сегодня победителем в этой борьбе будем не мы, а Лимонов, Анпилов или кто-нибудь, рядом с кем Лимонов и Анпилов покажутся белыми и пушистыми – например, Рогозин. Чтобы проверить это, бросьте лозунги «Демократия и права человека» и «Россия для русских», «Олигархов всех в тюрьму» и угадайте с трех раз, у какого из них окажется больше сторонников.

Время изменилось. И те, кто призывают к изменениям власти путем уличной борьбы, во-первых, трагически, а может быть, комически переоценивают собственные силы (что еще полбеды) и точно трагически не понимают ситуацию в стране.

Поэтому

я бы хотел, чтобы изменения в нашей стране, которые абсолютно назрели и перезрели, шли эволюционным путем.

Мне очень многое не нравится в нынешней политической системе, и боюсь, что в каких-то вещах она еще изменится к худшему. К примеру, будет увеличен срок пребывания президента у власти, что я считаю глубоко ошибочным и вредным решением. Но это ведь как климат: скажем, мне не нравится долгая зима в Москве и вообще в России. В Италии зима существенно лучше. Я бы хотел, чтобы в России климат был, как в Италии, но живу-то я здесь и климат изменить не могу. Политическую систему мы, конечно, изменить можем. Но она меняется медленно.

Нужны какие-то действия, направленные на то, чтобы эта система стала лучше. Действия, предпринимаемые в рамках сегодняшней, плохой, политической системы.

Другого пути нет. Кроме революции. Революция 91-го года прошла мирно и без крови, как праздник. Но второй такой удачи, я уверен, у нас не будет.

Наши оппоненты спрашивают, зачем ликвидировать партию самим, даже если это представляется неизбежным? Здесь есть несколько соображений. Во-первых, я бы хотел, чтобы кто-нибудь из наших оппонентов выплатил зарплату аппарату партии. Я понимаю, что перед теми, кто это говорит, такая проблема не стоит, но аппарат партии – это люди, которым без зарплаты будет нечего есть. Это самый мелкий и простой вопрос, но и на него никто не отвечает.

Кроме того, мне интересно, с какой стати люди, выбравшие себе свой собственный путь – протест (правда, в основном совершенно безопасный – в интернете), решают судьбу других людей – например, наших депутатов в регионах. Какое у них право говорить: ребята, вы больше никогда не будете депутатами, потому что мы этого не хотим, потому что нам это не нравится, потому что мы считаем это неправильным?

Единственный способ решения этого вопроса: голосование. За кем большинство – тот и выигрывает. Если большинство нашей партии скажет, что надо идти в этот проект, надо распускать партию, значит, так и будет. Если большинство скажет – не надо этого делать, значит, этого не будет. И если именно таково будет решение съезда, тогда мы меняем повестку дня: ставим вопрос о перевыборах руководящих органов партии и выбираем новый политсовет партии, в который лично я баллотироваться не буду. И тогда уже новое руководство партии будет решать, что делать с этим комплексом проблем. Может быть, у него это получится лучше.

Есть еще одно обстоятельство. Создание новой организации – это серьезный компромисс. Нам пошли на уступки, и мы пошли на уступки. Представление, будто можно чего-нибудь добиться, о чем-нибудь договориться, не пойдя на уступки партнерам по переговорам, инфантильно. Это компромисс. И если этот компромисс будет поддержан двумя третями съезда, значит, он будет принят.

Участвовать в этом проекте в личном качестве я не буду. Я в нем представляю исключительно «Союз правых сил». Я в этой партии с момента создания и ни в какой другой партии быть не собираюсь. Я буду в новом проекте только в том случае, если он станет правопреемником СПС и ДВР.

Правда, я уверен, что без «Союза правых сил», без наших структур, без наших интеллектуальных ресурсов, без нашего политического опыта, во многом негативного, но во многом и позитивного, новая партия не получится.

Без нас она будет фарсом. И те, кто предложил нам участие в этом проекте, тоже это понимают. Именно поэтому они обратились именно к нам, хотя могли найти для себя гораздо более удобных партнеров.

Автор – и. о. председателя партии «Союз правых сил»