Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Война еще не кончилась

21.06.2011, 19:48

Слава Тарощина о фильме «22 июня. Роковые решения»

К 70-й годовщине начала войны Алексей Пивоваров выпустил свой новый фильм «22 июня. Роковые решения». С каждой новой работой Пивоварова у меня крепнет убеждение: когда-нибудь на его родине будет установлен памятник героическому автору, который в одиночку при колоссальном, почти всеобщем сопротивлении сражался на телеэкране с лживой советской историографией.

Тут сразу необходимо небольшое отступление, обращенное к подлинным и мнимым знатокам военной истории: не спешите хвататься за револьверы. Последняя ремарка навеяна печальным опытом, связанным с моими скромными впечатлениями о работе того же Пивоварова «Ржевская битва». Тогда некоторые особенно кровожадные комментаторы жаждали немедленно отдать меня вместе с автором фильма под трибунал или, еще лучше, расстрелять. Так вот, ответственно заявляю: я не анализирую ход войны, а лишь пытаюсь понять конкретный документальный фильм, его цели, задачи и методы.

Два года назад мастера разоблачений с родного пивоваровского канала НТВ поставили вопрос решительно: «Кто «прошляпил» начало войны?». И так же решительно на него ответили: кто угодно, только не Сталин. Сочинение режиссера Сергея Крауса состояло из давно примелькавшейся старой хроники в сопровождении говорящих голов из числа явных поклонников вождя. Их версия такова: Иосиф Виссарионович белый и пушистый, только его оклеветал в 60-х завистник Хрущев. А еще виноват Тухачевский. По его инициативе были разработаны многобашенные танки и безоткатные орудия, не пригодные для ведения боя. Тот факт, что маршал был расстрелян в 1937-м, историков вроде Сергея Брезкуна (Кремлева) и Арсена Мартиросяна ничуть не волновал. А еще виновата извечная российская безалаберность... Главное — обозначить мишени. Историки своего кумира обеляли истово, отрицая давно и хорошо известные факты. Они нашли для него даже подобающий термин в юриспруденции — «ответственность без вины».

Фильм Пивоварова всю ответственность возлагает на Сталина. Историки, участвующие в «Роковых решениях», Михаил Мельтюхов и Марк Солонин, во многом оппонируют друг другу, но сходятся в одном: Сталин сам планировал напасть на Германию, просто Гитлер его опередил. Наверное, для знатоков темы здесь нет ничего нового. Но у рядового обывателя вроде меня многое вызывает шок. Оказывается, советская разведка пребывала в глубоком обмороке — никто ничего толком не знал о конкретных гитлеровских планах. Оказывается, сообщение легендарного Рихарда Зорге о точном дне начала войны, то есть о 22 июня 41-го, — очередной миф. Оказывается, важнейшие документы последних предвоенных месяцев до сих пор засекречены.

Автор в отличие от зрителя не дает выхода своим эмоциям. Удивительное дело, но у Пивоварова начисто отсутствует пропагандистский пафос. Ровным, спокойным голосом он рассказывает открывшуюся ему правду о первых днях войны. В «Роковых решениях» автор гораздо осторожней, чем в своих предыдущих фильмах. Наиболее важные слова произносит не он, а другие. Его и так уже достали, наверное, Вольтеры из фельдфебелей от исторической науки. Не только они, но и рядовые потребители, привыкшие получать исторические знания исключительно в обертке мифа. Но Пивоваров не сдается. Он становится более жестким и собранным. Скупой, отжатый текст; блистательный бесшовный монтаж; бережная историческая реконструкция, выдающая отменное знание источников; филигранная работа с компьютерной графикой плюс точно найденная интонация — все это приметы уникальной журналистской работы, аналога которой сегодня на ТВ просто нет.

В фильме есть потрясающие кадры — хор тонкошеих пионеров срывающимися от хрупкости голосами непривычно тихо поет «Интернационал»: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…». Вдруг с какой-то первозданной свежестью осознаешь, что «затем» длится по сей день. Война еще не окончена для тех, кто подобно Анастасии Прудниковой, вдове красноармейца, погибшего в 41-м, и сегодня рыдает по нему так, словно вчера попрощалась. Да и для остальных тоже — пока под грифом «секретно» пылятся документы 70-летней давности, а любая попытка анализировать цену победы вызывает шок в обществе, инфицированном неистребимой бациллой сталинизма.