Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тени забытых идей

17.06.2009, 10:27

В идеологической практике в нашей стране все чаще используются изощренные технологии «оживления идей прошлого».

Случаи, когда старые политические теории, казалось бы, уже давно отжившие свой век и позабытые, неожиданно снова оказываются востребованными, встречаются в истории довольно часто. Причем это

обращение к творческому наследию прошлого преследует вполне конкретные цели — не особенно утруждая себя размышлениями над сложными и противоречивыми фактами современности, дать простое объяснение окружающей реальности, а если нужно, и обосновать ее безальтернативность.

Дескать, нездорово, конечно, получается, но по-другому-то никак нельзя! В этих условиях теории неизбежно превращаются в идеологии.

Таковы в настоящее время постоянные апелляции официальной пропаганды к разным геополитическим концепциям начала ХХ века, объясняющим мир через призму борьбы великих морских и континентальных держав, попытки оживить евразийство, обосновать коварность современного Запада ссылками на позднеславянофильские идеи Николая Данилевского. Тем не менее подобные идеологические приемы, несмотря на кажущуюся эффективность, далеко не всегда достигают цели. Объяснения зачастую выглядят примитивно и не действуют на образованную аудиторию, особенно если она тяготеет к самостоятельным размышлениям. Поэтому

в идеологической практике в нашей стране все чаще используются более изощренные технологии «оживления идей прошлого». Например, когда меняются термины, идеологические знаки, но остается внутренняя логика, система аргументов, которые, получив иную оболочку, осовремениваются и начинают походить на некие абсолютно новые теории.

Тем, кто помнит брежневскую эпоху, должно быть, памятна теория социалистической ориентации. Она утверждала, что отсталые в социально-экономическом плане страны третьего мира, недавно освободившиеся от колониальной зависимости, могут, если, конечно, возьмут на вооружение правильную социалистическую идеологию, лучше — в ее марксистско-ленинском, советском варианте, сразу попасть в прекрасное будущее, минуя капитализм, как de facto еще существующую, но морально устаревшую стадию развития человеческой цивилизации. Эта теория, возникшая на пике противостояния СССР и США за влияние в третьем мире, была призвана идеологически обосновать справедливость претензий Советского Союза на политическую экспансию в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Ведь надо же помочь освободившимся от колониального ига народам, которые сразу из архаического состояния обществ захотели попасть в социализм.

Казалось, уже давно нет СССР, да и бывшие его друзья, в свое время громогласно заявлявшие о своем социалистическом выборе, уже нашли себе иные ориентиры развития. Но вот советская логика неожиданно возрождается в совершенно иных идеологических построениях, посвященных судьбам демократии, как в глобальном масштабе, так и у нас в стране. Новаторы-пропагандисты вдруг начали обращать внимание на то, что, оказывается, и на Западе традиционные институты демократии переживают глубокий кризис. В условиях глобализации и господства новых видов массовых коммуникаций утрачивают влияние традиционные политические партии и политика, процесс принятия решений все больше обретают элитарный характер, средний класс размывается, а демос из великого самостоятельного актора превращается в легко манипулируемый властью объект управления. И нынешний глобальный финансово-экономический кризис лишь усугубляет эти негативные для мировой демократии тенденции. Решения принимаются в Давосах, на «восьмерках» и «двадцатках», а массы в отличие от былых времен даже осмысленного антикапиталистического движения создать не смогли. Только на подачки со стороны власть имущих и рассчитывают. При этом, как водится, подобные заключения делаются со ссылками не на собственные изыскания, а на труды маститых западных авторов. Вывод из подобных рассуждений напрашивается сам собой.

Неожиданно признается, что современная Россия не преуспела в строительстве институтов современной демократии. Ну, так незачем на это занятие и силы попусту тратить! Ведь это уходящая реальность, так сказать «ускользающая красота». Нужно устремить взор в туманное будущее и вместе с другими передовыми странами и народами искать контуры нового политического и социального порядка.

А он, как знать, может оказаться очень похожим на современные российские реалии с их элитарностью и презрением к массовым слоям населения.

Словом, одним махом снимаются поводы для критики общественной системы современной России, которая, таким образом, уравнивается с западными демократиями. Нет и вечно болезненной для российского сознания темы отставания страны от наиболее развитых государств мира. Словом, из нынешнего состояния, минуя капитализм, сразу в пока неясное, но, скорее всего, все-таки прекрасное будущее, где правит несменяемое меньшинство и такой порядок признается всеми и как справедливый, и как вполне оправданный экономически и политически. Звучит вполне убедительно, тем более что и западные теоретики действительно признают массу проблем у институтов классической демократии. Но при этом в нашем дискурсе как-то незаметно исчезает главное. А именно, что, несмотря на кризис традиционных институтов, остаются незыблемыми принципы функционирования западных демократий, такие как свободная конкуренция идей, субъектов политического действия, подконтрольность властей и их обязательная сменяемость, приоритет прав личности над интересами государства. Следовательно, никакого тотального отрицания прежней стадии развития не происходит. Она встраивается в новую реальность. А раз так, то

теорию перехода в светлое будущее, минуя дискредитировавшую себя «буржуазную демократию», скорее всего, ждет та же судьба, что и ее предшественницу.

Как известно, у стран третьего мира не получилось перепрыгнуть из родоплеменного и феодального строя сразу в социализм. Теперь они стремятся наверстать упущенное и с большим трудом пытаются освоить когда-то недооцененный ими социальный опыт.