Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Как заике стать радиоведущим

06.04.2000, 16:52

Неймется же, черт побери, санкт-петербургским ученым. Опять выдумали очередной прибор, излечивающий от заикания. Говорят, надо при помощи проклятой машинки синхронизировать дыхание с сердцебиением, и сразу заикание пройдет. Я же, будучи заикой с тридцатилетним стажем, убежден, что нет ничего вреднее для заик и губительнее для общественной нравственности, чем изобретение нового прибора или новой методики излечения от заикания.
       Сколько было в моей жизни этих приборов и методик! Десятки! Первые двадцать лет моей жизни прошли под знаком излечения от логоневроза. Меня лечили в логопедическом детском садике методом выучивания скороговорок. Безрезультатно. Лечили гипнозом. Лечили аппаратом АОН, который надо вставлять в ухо, чтобы слышать собственную речь с небольшой задержкой. Собирались лечить микродозами ЛСД по какому-то там методу Тимоти Лири, но это оказалось противозаконно. Еще лечили иглоукалыванием, пением, играми, сценречью, психоаналитическими группами. Бред это все собачий. Выкачивание денег и трата времени. Я мучился от заикания страшно. Не мог пофлиртовать с девушкой, сдать экзамены, спросить на улице, который час. Более того, каждое лечение от заикания, неизменно приводившее к неудаче, оставляло в моей душе неприятный осадок. Я чувствовал себе ущербным. Все более и более ущербным.
       И сколько же я видел вокруг себя ущербных людей. Девушку, например, окончившую биофак МГУ с красным дипломом и работающую на витаминном комбинате чернорабочим. Юношу с дипломом адвоката, который работает секретарем в суде и самым трудным в своей работе считает тот момент, когда надо сказать: «Встать, суд идет».
       Видимо, заика чувствует себя ущербным точно так же, как человек маленького роста, если изо всех сил пытается вырасти. Или толстяк, отчаянно старающийся похудеть. Или еврей, притворяющийся русским.
       Разумеется, я, как и всякий нормальный человек, ненавижу гербалайфщиков, спекулирующих на чужой полноте, модельные агентства, подбирающие людей по росту, и националистов, про которых даже говорить нечего, а надо сразу бить морду. Однако же, стоит только коротышке перестать носить высокие каблуки, стоит толстяку прекратить считать калории и стоит только еврею перестать показательно есть свинину, как проблема снимается сама собой.
       Да, я коротышка, толстяк, еврей, негр, гомосексуалист и заика. Ну и что? Прекратите меня от всего этого лечить, поскольку это не болезнь, а индивидуальная особенность.
       Я считаю, что люди, лечащие заик, ничем не отличаются от людей, перекрещивающих евреев в православие или заставляющих гомосексуалистов жениться на девушках. Толерантнее надо быть, вот что я вам скажу, уважаемые санкт-петербургские ученые. Вы можете часами слушать по телевизору бессмысленный бред двенадцати кандидатов в президенты. И совсем не напрягаетесь по этому поводу. А вот лекцию профессора Гаспарова вам слушать трудно, потому что, видите ли Гаспаров заикается. Так не все ли это равно, что предпочитать музыку ресторанного лабуха музыке Луи Армстронга лишь на том основании, что последний негр?
       На мой взгляд, проблема заикания должна решаться не методом излечения заик, а методом воспитания общества. Приучили же мы народ спокойно относиться к гомосексуалистам. Добились же американцы равноправия для негров. Так вот, пусть теперь все поймут, что в случае человеческого общения надобно обращать внимание не на то, насколько складно человек брешет, а на те мысли, которые он высказывает, пусть даже и заикаясь.
       Я понял это в двадцать лет. Сейчас мне тридцать. Вот уже десять лет я работаю журналистом, то бишь делаю по два десятка телефонных звонков в день, что в принципе для заики смерть, беру интервью, анонсирую свои заметки по телевизору в программе «Пресс-экспресс» и даже работаю радиоведущим в программе «Клиника 22» на «Нашем радио». Потому что мне наплевать, заикнусь ли я на трудном для заики сочетании глухой и звонкой согласной в слове «клиника». Ну и заикнусь! Ничего, пусть слушают, пусть приучаются к толерантности. Может, заодно меньше будут негров линчевать и реже будут устраивать еврейские погромы.
       А братьям-заикам хочется напоследок сказать вот что. Братья, не бойтесь! Не надо стыдиться своего заикания. Пусть все остальные стыдятся недостатка терпения, воспитанности и толерантности по отношению к инакоговорящим нам. И вообще — мы говорим нормально. Так и знайте — заики говорят нормально. Это все остальные тараторят, как шимпанзе.