Гламур как зеркало мирового кризиса

25.07.2008, 16:23

Знаете, как приходит экономический кризис? Он является в образе брюнетки 50-го размера, вскормленной на пастбищах обильного (русскими олигархами) британского Суррея. Деву-валькирию зовут Хлое Маршал. 17 лет при росте 177 см и весе 80 кг. Вы еще не видели, не знаете, не поняли, не следите за итогами региональных конкурсов красоты? Сейчас поясню. Хлое Маршал, девушка обильная телом и богатая душой, заняла второе место на конкурсе «Мисс Англия». А именно из Англии, как известно, и попадает к нам все самое модное и передовое (при случае оно, передовое, там же и прячется).

Мисс Маршал – это вам не какая-нибудь героиновая истеричка типа Кейт Мосс. Хлое утверждает, что влезла на подиум не просто так, а чтобы повысить самооценку таким же, как она. То есть все изгои гламура и глянца, чьи бедра не влезают в микрошорты от Роберто Кавалли, должны стать более счастливыми и уверенными. Корона красоты Хлое – это нечто вроде общей награды за смелость. Премированы все, кто игнорировал веллнес, фитнес и прочий детокс.

Можно теперь расслабиться и поедать фиш-энд-чипс? Как бы не так. С точки зрения экономики коронование девушки 16-го английского размера (русский 48-50) означает только одно – ширится, растет заболевание под названием экономический кризис. Обмен веществ в мировой экономике нарушен.

Возьмем ту же Великобританию. Рост ВВП в первом квартале сократился вдвое (0,3% против 0,6% в четвертом квартале 2007 года, см. «Газету.Ru»). Рецессия еще не наступила, но производство уже переживает спад, и даже ослабление фунта не стимулирует спрос на товары и услуги. В Европе процесс уже зашел глубоко – в Испании отчетливый кризис, Италия и Греция сползают в состояние кризиса, во Франции заметная стагнация, в Германии – замедление роста экономики.

Ну и причем тут это, спросите вы – где груди шестого размера, а где ключ от квартиры, где деньги лежат? Нашли, тоже, связь...

А вот и нашли. Американские ученые (не сейчас, еще до ипотечного кризиса, когда грантов было много и потому темы исследований никто не ограничивал) обнаружили, что мужские представления о женской красоте зависят от экономической ситуации в мире. Ученые взяли номера журнала Playboy за несколько десятилетий и открыли следующее: чем меньше денег у мужчины в кошельке, тем красивее ему кажутся большая грудь и пышная попа. И наоборот – чем больше денег прилипает к мужским рукам, тем уже становятся девичьи бедра, тоньше талия, а грудь вовсе сходит на «нет».

То есть красота – понятие экономическое, а не эстетическое, и напрямую зависит от колебаний биржевых индексов.

В тучные 60-е на подиумах и вечеринках царила худосочная модель Твигги, а по киноэкрану порхала хрупкая и нежная Одри Хепберн с глазами лани и талией эльфа — непревзойденный до сих пор символ гламура. Напротив, в кризисные 80-е мир сходил с ума от топ-моделей Линды Евангелисты, Нади Ауэрман и Клаудии Шиффер, красавиц, обладающих вторичными половыми признаками. В начале нажористых 90-х их смела с подиума великая и ужасная Кейт Мосс, гламурный заморыш, вдохновивший не одно поколение анорексичек.

Несколько лет назад в моду стали возвращаться кумиры 80-х – те самые скандальные топ-модели, которые, по выражению Линды Евангелисты, меньше чем за десять тысяч грина с постели утром не встанут. Все тогда радостно приветствовали ренессанс старой доброй женственности и праздновали закат «героинового шика». А надо было не радоваться, а следить за действиями американских экономистов, которые аккурат в это время и начали раздавать ипотечные кредиты кому попало, лишь бы брали.

Вторым мощным сигналом тревоги стала революционная рекламная кампания мирового бьюти-бренда. Производитель кремов и гелей для душа задействовал в своих роликах и постерах девушек, что называется, с улицы, у которых и целлюлит, и лишний вес и размер не меньше 48-го.

Модная индустрия реагирует на изменения в экономике первой. Может быть потому, что в ней больше женщин, а у женщин хорошо развита интуиция.

Теперь уже и экономисты забили тревогу. Обратили внимание на рынок товаров лакшери и обнаружили неприятное. Инфляция предметов роскоши и дорогих услуг за последний год резко уменьшилась, сообщает The Financial Times. Богатые люди, делающие бизнес и ясно понимающие самочувствие мировой экономики, первыми затянули пояса. Aston Martin DBS, если верить источнику, теперь стоит на 55 тысяч долларов дешевле (где тот автосалон?). Спрос упал. Один из экспертов прогнозирует, что богатые потребители, стремясь рационализировать затраты, будут нацелены на «голубые фишки» среди брендов. В переводе на язык гламура это означает, что придется покупать одну сумку «Шанель» вместо пяти сумок «Эскада» или «Армани».

Люди, которые люто ненавидят гламур (а таких много), потирают руки – слава богу, дождались конца эпохи. Но подождите радоваться.

Триумф гламура в мировом масштабе означал (какую бы пошлость он не означал в родных пенатах) экономический рост и социальный оптимизм. Но все зачем-то кидались в гламур камнями, не желая понимать, что он и есть индикатор процветания.

Больше, больше гламура, и макияжа, и маникюра – это формула, описывающая динамику потребления не только всяческого люкса, лимитеда и эксклюзива, но и нашего обычного каждодневного потребления. Лакшери, как флагманское подразделение глобального потребительского универмага, тащит за собой весь остальной шоппинг.

Русские богатые, конечно, еще могут поддержать торговцев счастьем, но и у нас тренд налицо... Всю прошлую неделю я провела в разговорах о конце гламура. О новой скромности, которая пришла на место гедонизма, о новой искренности, которая отменила пафосность и жлобство, о тренде на духовные (прости, господи) ценности. Легкий аскетизм, благотворительность, вода без газа.

В моде поездки к Далай-ламе, ночевки в скитах, собирание произведений искусства, литература, дети, стихи. Следует придерживаться новой приватности. Это значит, что вы сидите с друзьями у камина, листаете книгу и разговариваете с супругой – вместо того, чтобы мычать от счастья, обливая шампанским безгрудых моделей в платьях с пайетками.

Уверена, следующим трендом будет большая собака, мелкие гламурные шавки отменяются по тем же причинам, по которым отменяются худосочные модели и ночные клубы.

Дома у камина проще справляться со страхами. В период экономической бодрости, благополучия и уверенности в собственных силах мужчины хотят куклу Барби – с ней можно играть и зажигать. Так говорят психологи. Когда начинает пахнуть потерей работы, инфляцией и просрочкой выплаты по ипотеке, хочется надежности, жены-матери, богини Кибелы, пышной груди, в которой легко спрятаться от надвигающихся проблем.

На днях Федеральная служба статистики обнародовала цифирь, от которой веет экономическим холодом: инфляция растет, промышленность замедляется, в некоторых отраслях заметный спад, чего не было в аналогичный период прошлого года (например, по вводу в действие жилых домов прирост за полгода составил 2,9%, и это на фоне 34,3% в первом полугодии 2007 года, см. «Газету.Ru»).

Какие уж тут вечеринки, когда хочется снять деньги со счета и спрятаться в каминной трубе вместе со всей семьей.

В общем, сейчас всем нужно внимательно следить за собой. Женщинам – не переедать, мужчинам – не расслабляться. Как только в прессе появятся сообщения о разводах олигархов с худыми моделями и женитьбах на добротных женщинах – это значит все. Приехали. Не дайте страху сломить вас. Любите гламур, в нем залог экономического роста.