Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хождение в офлайн

04.05.2012, 09:24

Не стоит преувеличивать роль интернета: он один не способен управлять городским хозяйством и выигрывать выборы

Обернувшаяся пшиком идея выдвинуть московского блогера Илью Варламова кандидатом на пост мэра Омска очень показательна и очень печальна для общего состояния политики в России. Карнавальный период становления постсоветской российской демократии в отдельно взятой столице между думскими и президентскими выборами закончился. Одолеть путинизм с помощью одного интернет-остроумия не удастся.

Похожее на описание импотенции ленинское определение революционной ситуации «верхи не могут, низы не хотят» на наших глазах вырождается в буквальную импотенцию: не могут и верхи, и низы. Наступает время муторной, непредсказуемой по срокам и последствиям борьбы за власть в стране, но не игры в борьбу, стеба и перформансов. Причем — и это абсолютно принципиально — исключительно мирными, ненасильственными, законными методами, несмотря на дополнительную сложность задачи, когда имеешь дело с шулерским, заряженным на разводки и провокации режимом.

В сущности, милый кудрявый московский блогер и фотограф Варламов совершил очередное в российской истории хождение в народ. В терминах нашего времени — короткое путешествие из онлайна в офлайн. И с тем же неизменным результатом: в «народ» приличным людям лучше не ходить. Между тем

Омск крупный, седьмой по населению город России, здесь живут более миллиона человек. Это достаточно цивилизованный и продвинутый город. Здесь кандидат в мэры, значащийся арт-директором ООО «Леопард, Медведь и Зайка», по идее, не должен был смотреться как Мэрилин Мэнсон в костромской деревне.

К тому же выдвижение в мэры Омска не было исключительно личной инициативой Варламова. Он честно выиграл сетевые праймериз, проведенные омскими гражданскими активистами, набрал 42% голосов и опередил двух местных кандидатов — преподавателя Омского университета Игоря Федорова и лидера омского «Яблока» Сергея Костарева. Но собрать за три недели 10 тысяч подписей, необходимых для регистрации кандидатом, штабу Варламова не удалось. Не удалось собрать даже 3 тысячи.

Слухи о мощной сетевой самоорганизации граждан оказались сильно преувеличенными. Не для того российская власть придумывала технологию сбора подписей самовыдвиженцами на выборах, чтобы реально независимые кандидаты могли пройти через это сито. Да и вообще представить себе мэром Лондона известного светского журналиста Бориса Джонсона легко (он выдвигался практически в шутку, но выиграл выборы, поскольку дело происходило в реально свободной стране), а мэром Омска известного блогера — невозможно.

Для российской несистемной оппозиции наступают очень тяжелые времена. Надо предельно точно выбирать цели и методы их достижения. Одна из очевидных целей — борьба за власть в Москве, городе, где Путин, даже по официальным данным, не набрал 50% на президентских выборах.

На досрочные или «срочные» (полномочия Собянина все равно истекают раньше путинских) выборы мэра Москвы необходимо выдвигать действительно сильного единого оппозиционного кандидата. Тут могут пригодиться и сетевые праймериз. Необходимо добиваться регистрации такого кандидата, а любые попытки отказа должны приводить к организации массовых мирных уличных акций. Необходимо побеждать на выборах мэра Москвы. Плацдарм для такой победы можно заложить уже через год на выборах в Мосгордуму. Это реально главные ближайшие выборы для судьбы российской власти и страны. Победа на них несистемной оппозиции в сочетании с частью системной над «Единой Россией» стала бы необходимым, но недостаточным условием для мирной смены власти в столице.

Омск, правда, однажды в российской истории тоже был столицей оппозиционного правительства — там в 1918 году заседала антибольшевистская «Директория». Но кончилось все очень быстро и очень плохо. Поэтому бороться за власть в Омске или том же Ярославле, при всем уважении к этим городам, с точки зрения изменения общей ситуации в стране не обязательно. Внутри нынешней вертикали никакой оппозиционный мэр или губернатор, за исключением мэра Москвы и губернатора Санкт-Петербурга, не сможет стать самостоятельной политической фигурой и проводить принципиально отличную от федеральной власти политику.

Разумеется, настроения в стране постепенно меняются, меняется и состав населения.

Интернет очень важен как альтернатива государственной пропагандистской телевизионной машине. Но без концентрации интеллектуальных и финансовых ресурсов на ключевых географических и политических точках страны шансов на изменение курса нет.

Заставить нынешнюю власть проводить реформы, делать страну нормальным демократическим государством, пригодным для жизни максимального большинства ее жителей, не получилось. Ввергать Россию в революцию, в силовой передел власти было бы катастрофой — достаточно того, что на месте распавшегося безо всяких революций, из-за предельной неэффективности режима, Советского Союза уже третье десятилетие не удается построить ни одного по-настоящему полноценного государства. Не стала таковым и Россия.

Конечно, теоретически возможна трансформация путинского режима изнутри. Но мирный характер такой трансформации под большим вопросом, поскольку правящий «тандем», который, по сильно оптимистическим словам Медведева, «всерьез и надолго», нацелен исключительно на концентрацию собственности в руках узкого круга приближенных. Никаких других задач эта власть не решает, а значит, ее содержательная смена изнутри невозможна при сохранении Путина в реальной власти.

Российская государственность под сказки о стабильности оказалась в очевидном и пока достаточно беспросветном тупике.

Один из немногих шансов изменить ситуацию, не усугубив ее, — попытаться с помощью выборов получить политический контроль над территориями, где уровень гражданского самосознания выше, чем в целом по стране.

Ментально Москва и в значительной степени Петербург переросли путинизм. С них и надо начинать.

И не стоит преувеличивать роль интернета. Он один не способен управлять современным городским хозяйством и выигрывать выборы. Другую Россию придется создавать в реале, а не в комфортном виртуальном пространстве, где так много «всё понимающих» саркастичных единомышленников.