Будуарная демократия

12.03.2010, 09:50

Налич оказался певцом будуарной демократии, мирно существующей на задворках демократии суверенной

Наделавшая много шума победа милых, интеллигентных и, главное, пока самоироничных людей из «Музыкального коллектива Петра Налича» в национальном отборе на конкурс песни «Евровидение-2010» не только музыкальная, но и политическая. В первом и главном своем шлягере Gitar, раскрученном благодаря интернету и неисповедимости вкусов его пользователей,

Налич пел: «Гитар, гитар, гитар кам ту май будуар». А в результате, возможно неожиданно для себя, оказался певцом будуарной демократии, вполне естественно существующей в авторитарной России на задворках демократии суверенной.

С момента распада соцлагеря «Евровидение» превратилось в сильно политизированный конкурс. Страны неизменно голосуют за песни исполнителей из других стран, как правило, в полном соответствии с межгосударственными отношениями или отношениями бывших провинций распавшихся государств друг к другу. Россия же и вовсе в последние годы постоянно превращала «Евровидение» в демонстрацию своих политических комплексов. То устроит скандал вокруг песни Верки Сердючки с невинной строчкой «Раша, гуд бай» (см. «Верка и правда»), то после кавказской войны не допустит на «Евровидение» в Москву грузинскую группу с песней, где критикуется Путин, то проведет национальный отбор так хитро, что в момент полного раздрая с Украиной «неожиданно» победит не особенно популярная в России украинская певица Анастасия Приходько с песней «Мамо» (см. «Песня о лицемерии»). Нужно же было показать, что Россия на самом деле любит Украину, а не любит только законную на тот момент «оранжевую» украинскую власть.

Каждый раз, когда Россия не выигрывала (большое спасибо, что наконец дали нам победить, чтобы потешить эту инспирированную нашей властью безумную спесь по самым незначительным поводам), в ток-шоу после конкурса журналисты на полном серьезе обсуждали отсутствие первого места в музыкальном конкурсе в категориях очередного заговора иностранных завистников против встающей с колен державы.

И вот сейчас, когда с Украиной и Грузией посредством «Евровидения» воевать оказалось временно незачем, когда Дима Билан со второго раза победил, а Первый канал уже показал в ходе московского конкурса все свои несомненные пиротехнические достоинства, в России вдруг неожиданно провели действительно музыкальный отбор.

Плейлист из 25 исполнителей, которых отобрало жюри для всенародного голосования, можно было показывать в Кремле в качестве образца, как надо проводить в стране политические выборы.

Оказывается, выборы — это когда много разных, а не несколько одинаковых. Свои артисты и иностранцы, голимая серенькая попса и вполне живые проекты (моим фаворитом, конечно же, были дивные «Бурановские бабушки» из Удмуртии, которые в случае победы показали бы наконец на «Евровидении» Россию с человеческим лицом — крайне редкий ее «экспортный» вариант в последние годы). Раскрученные и неизвестные. Бездарные и талантливые. Настоящая демократия. Хотя бы здесь было из кого выбирать.

А в результате еще и победил коллектив, известный прежде всего продвинутой интернет-публике, словно народ и телеканал «Россия-1» хотели сделать приятное нашему главному интернет-пользователю. Ну раз уж Deep Purple, Black Sabbath и Led Zeppelin, любимые группы Дмитрия Анатольевича, все никак не решаются принять участие в российском отборе на «Евровидение».

Между тем полагать, что впервые на «политический» конкурс «Евровидение» поедет группа, играющая альтернативную музыку, было бы сильным преувеличением. Дело даже не в том, что во времена, когда участников «Евровидения» выбирало жюри, а не народ, там засветился куда более радикальный по отношению своей музыки к попсе, чем Петр Налич, Илья Лагутенко и его «Мумий Тролль». Сам «Музыкальный коллектив Петра Налича» уже перестал быть музыкой «индепендент», чертиком из интернета, он вполне стал частью околовластной тусовки, например, отметившись выступлением в «Русском доме» в Ванкувере во время зимней Олимпиады. Ну а про корпоративы и говорить нечего. С другой стороны, и

Петр Лещенко — едва ли не главный музыкальный предок Петра Налича — тоже ведь очень хотел понравиться Сталину, а понравился лишь маршалу Жукову. Что не спасло замечательного артиста от смерти в сталинских лагерях.

Будуарная демократия в России торжествует. Владимир Путин приходит на рэп-шоу «Битва за респект» канала Муз-ТВ, чей рейтинг в России меньше стандартной статистической погрешности при социологических опросах. А что, очень демократично. У Владимира Владимировича в речи проскальзывают рэперские интонации. Дмитрий Медведев часто смотрит в зале КВН, где про наших лидеров даже иногда шутят, но все время очень по-доброму и, главное, не по существу. Политбюро ЦК КПСС на закрытых показах тоже любило смотреть фильмы, которые потом не выходили в широкий прокат. Или даже выходили — с их высочайшего дозволения.

Корпоративы и «Евровидение» — хороший способ раскрутки музыкального коллектива, у членов которого нет родителей из нефтяного бизнеса или дачного кооператива «Озеро».

«Кам ту май будуар», — приглашал Петр Налич. Его приглашение, кажется, приняли в том числе и «нужные» люди. Главное, чтобы у искренне симпатичных мне музыкантов коллектива Петра Налича не снесло крышу от такого развития карьеры. Действия грибоедовской формулы успеха — «минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь» — в России еще никто не отменял.