Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Жизнь без царя

17.09.2004, 14:02

Решение президента России Путина отменить к чертовой матери в богоспасаемом нашем отечестве демократические выборы губернаторов вызвало у неравнодушных подданных плачи негодования и радости. Сторонники жесткого властелина, равно как и критики его чекистских наклонностей, за неделю стенаний утешили себя единственным соображением: судьба страны теперь решена.

Это, воля ваша, странно. По крайней мере потому, что не оплакана пока еще судьба самого по себе автора этого решения – президента Путина. Получилась какая-то глупость: не дав себе за труд опечалиться раздумьем об этом сильном и увлеченном человеке, нельзя утешиться и двинуться дальше. Ведь и по сей день нет ясного ответа на самый существенный вопрос: действительно ли Путин В. В. является творцом истории России, или это сама история нашей страны творит с ним то, что считает нужным вписать в свои полные грусти страницы?

Дабы не извести себя дальнейшим отчаяньем, следует с самого начала признать, что человек по имени Владимир Владимирович Путин оказался незаурядным, фантастически важным российским политиком. Никакие аргументы его противников, отсылки к чекистскому его прошлому, к губам его, в сложенном состоянии напоминающим бритву, к близко посаженным, как дула двустволки, глазам, к тайным планам поработить страну и установить в ней диктаторский режим, к уличной лексике его, к пренебрежению либеральными ценностями, никак не могут даже и в малейшей степени поколебать значимости этой непростой и очень нужной для понимания России фигуры.

Дело в том, что Владимир Владимирович Путин с государственной точки зрения девственно, монастырски непорочен: судя по делам его, он искренне любит свою страну, беззаветно предан только ей и никому боле, он хочет добра ей, стиснув зубы, не жалея сил. Он — цельный, неподкупный, упрямый человек. Допускаю, что который уж год каждый вечер, отходя ко сну, и всякое утро, едва открывши глаза, он искренне думает о том, что на него возложена тяжкая ноша — вершить судьбы не постижимого разумом количества людей. И он до сих пор не напуган, не раздавлен этими мыслями. И это, как ни крути, заслуживает уважения.

Удивительное дело. Россия, страна путаная и неискренняя, никогда не поддававшаяся никаким усердиям своих покорителей, всегда реагирует на искренность самым неожиданным образом. Оказывается, что ключ к ее пониманию до безобразия прост. Надо всего лишь любить ее без оглядки, всем сердцем, и тогда она сама откроет тебе все свои тайны, коды доступа к сокровенным мыслям и поступкам чад своих. Другое дело, стоит ли и пользоваться этим даром и даже приближаться к таким загадкам: многие из пробовавших закончили свой век трагически. Но это уж вопрос ума и чести каждого приближенного. В нашем случае важно другое: за пять лет усердия политик Владимир Владимирович Путин был вознагражден Россией. Ему стало позволено прикоснуться к существенной и, пожалуй, самой болезненной части существа нации: механизму служения граждан своему отечеству.

Тут надо заметить, что многие поколения и даже эпохи русских политиков не заслужили и шанса приблизиться к этому сокровенному знанию. Из-за лицемерия или ханжества своего они были лишены Россией зрения, необходимого, чтобы видеть народную нужду, и слуха, чтобы чувствовать дыхание современности. Смысл служения отчеству был утерян ими еще со времен развитого социализма с человеческим лицом. В перестройку же и уж тем более в либерализацию российским подданным не осталось ничего лучшего, как заняться служением самим себе, интересам своего собственного блага.

К началу XXI столетия население России так и не смогло самостоятельно решить задачу построения государства свободных и богатых людей в отдельно взятой квартире. Держава, благу которой несколько десятилетий кряду никто не служил, исказилась и ужалась в границах, лишилась силы, веры и ума. Оно и неудивительно: со времен ненавистного царизма и революционного большевизма, свергнувшего этот режим, у граждан не было совсем никакого пристойного символа, идеала, способного прояснить им смысл дальнейшего существования России. Ничто и никто в стране не гарантировал подданным государства возможность в случае необходимости пожертвовать всем своим благосостоянием и даже животом ради интересов родины.

Человек по имени Владимир Владимирович Путин первым за долгие годы рискнул сделать это. И как только это произошло, он не оставил себе самому никакого шанса свернуть с этого пути, избежать содеянного. Прекрасный и трагический механизм служения отечеству, за обладание которым в России исстари лились реки крови, ждавший до поры своего часа, теперь уж запущен смелою рукою, и дай нам Господь сил, чтобы пережить момент, когда он без жалости раздавит своего долгожданного освободителя.

Давайте попробуем рассудить, как будут развиваться события. Совершенно абсурдно, мне кажется, в нынешних обстоятельствах даже и предполагать, что Путин теперь вынужден будет заняться возрождением диктатуры коммунистического образца. На это у него не хватит ни денег, ни сил, ни ума, ни целой даже жизни. Ему потребуется для этого глубоко состариться, полысеть, нарастить брови, надеть на костюм три килограмма медалей, открыть повсюду обкомы, горкомы, райкомы, взять на полное содержание все газеты, телевизоры и журналы, заселить каторжниками Сибирь, обеспечить паек и вознаграждение расстрельным командам, организовать голод, мор скота, закрыть границы, запретить водку и разговоры по мобильному телефону. Но даже и эти колоссальные усилия будут тщетны: беззаветно служить интересам любой партии люди в этой стране не будут в ближайшие лет пятьдесят.

Другое дело — попытаться возродить в России некое подобие монархии. Совершенно поразительно, как подготовлена сегодня к этому страна и как немного нужно сделать для восхождения на ее трон. Получив право назначать высочайшим указом губернаторов, не следует на этом останавливаться: надо поскорее распустить Государственную думу и Совет федерации. Эти идиотские и беспомощные учреждения сегодня выполняют сугубо оформительские функции, их работа лишена понятного нации смысла, и, по сути дела, они только мешают нормально управлять страной. Общественный же совет, о создании которого президент объявил в прошлый понедельник, будучи составленным из значительных и уважаемых вельмож, легко возьмет на себя функцию Государственного совета, с которым самодержец мог бы консультироваться по важным для России вопросам.

Так называемый репрессивный аппарат при этом легко приводится в должный работоспособный порядок. Навсегда упраздняется тяжеловесное федеральное Министерство внутренних дел, никак не способное сегодня защитить подданных государя. Все милиционеры становятся полицейскими и подчиняются наконец непосредственно губернским, городским и уездным властям. Из внутренних войск и бывшего КГБ формируются федеральный корпус жандармов с сыском и императорское охранное отделение.

Как ни странно, быстро решается и проблема боеспособности армии. Ее следует всего лишь сделать сословной, то есть ее основу должны составить новые дворяне, функция которых отродясь состояла не столько в организации балов и прожигании роскоши, сколько в ежедневной службе престолу. Вы будете смеяться, но возрождение в современной России института дворянства — вопрос всего лишь смелости сделки. Конечно, приличные люди не горят пока желанием отдавать себя и потомков своих в пожизненное служение государю и отечеству, в том числе и армейское. Но если открыть им казну и по-честному раздать дворцы и имения, разве ж они не согласятся? Многократно упоминаемый в печати губернатор Чукотки Абрамович — чем не действующий пример такого разумного подхода?

Далее останется немногое. Мещане, крестьяне, купцы, священники и военные у нас в наличии имеются, просто в документах они значатся пока еще как народ. Но разве ж народ будет против, когда его освободят от необходимости заниматься самоуправлением, мучительно выбирая себе властителей из непонятных, жуликоватых, сомнительных рыл? Зато в бумагах четко обозначат, какое конкретно положение человек занимает в российской табели о рангах и что именно нужно сделать ему, чтобы заслужить у отечества повышения и признания собственных заслуг.

Как видите, картина нового российского самодержавия волнующе пристойна. Нет в ней никакого изуверства, диктатуры, несправедливости и ущемления свобод. Нет ничего противоестественного: и при царях Россия бывала великой, сильной страной. Все тут красиво.

За исключением, пожалуй, единственной трагической детали. Здесь нет царя. Величества, ниспосланного нам Господом за тяжкие наши прегрешения и невеселые мысли о родине. Ведь Путин не царь нам и никогда им не будет. В этом — суть наших сомнений и настоящее горе нынешнего руководителя страны, честного питерского служащего.

Похоже, хворая Россия даст теперь ему возможность сделать то, чего хочет он. Он продует ей легкие, очистит ее вены, вскроет нарывы, умастит пролежни. Его горячее искреннее сердце толкнет по жилам свежую кровь. И она совершит по телу живительный оборот. И то, что придет к этому сердцу для второго удара, разорвет его на куски.

В сущности, есть только два сценария дальнейшего развития событий. Россия пока слишком велика и непроста для царствования Путина. Либо она в ближайшие годы падет еще ниже, распавшись и съежившись до размеров, способных поддерживать биение горячего сердца нашего первого после эры большевизма самодержца, либо она жестоко и немилосердно расправится с этим человеком, который знает теперь тайны ее, но не имеет достаточно силы, воли, богатства и коварства, чтобы пользоваться таким даром.

Как видите, оба сценария пессимистичны. Но это не лишает нас радости быть неравнодушными очевидцами очередных судьбоносных событий в нашей любимой многострадальной стране.