Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Уроки провинциальных выборов

25.06.2012, 12:34

Слабые результаты оппозиции на выборах в Красноярске и Омске показывают, что потенциал системных партий на местном уровне исчерпан

Результаты недавних выборов мэров Красноярска и Омска заставили многих комментаторов вновь впасть в уныние по поводу перспектив оппозиции на региональных и местных выборах. Действительно, внешне ситуация выглядит не очень – низкая явка ввиду отсутствия реальной интриги на выборах, отсутствие внятных оппозиционных кандидатов, довольно убедительные победы единороссов без видимых фальсификаций.

Пессимизм здесь излишен. В России проходит много локальных выборных кампаний, и далеко не во всех из них можно победить.

Поражения оппозиции в Красноярске и Омске – следствие, прежде всего, того, что в этих городах нет сильных и организованных политических структур оппозиции.

Официальные парламентские партии, как мы в очередной раз убедились, к оппозиционным силам могут быть причислены сильно условно. Вот и еще один повод говорить о том, что наличие таких структур, способных порождать конкурентоспособных кандидатов на выборах, обеспечивать профессиональное ведение агитационной кампании – залог успеха на будущих выборах. И именно на создании таких структур необходимо сосредоточить усилия сегодня.

Можно много говорить и о других причинах поражений – отпускном периоде, отсутствии совмещения местных выборов с федеральными (что всегда способствует снижению явки) и так далее. Неудачное для оппозиции время проведения выборов приобретает особенную актуальность в связи с планами перенести все выборы в регионах на единый день голосования, второе воскресенье сентября, – это означает, что реальную агитацию придется вести фактически в августе, когда избирателей попросту нет дома. Все это не обещает легкой жизни оппозиционным партиям, делающим ставку на участие в региональных и местных выборах в ближайшие годы.

Но одно дело причитать по неудачным для оппозиции итогам выборов в Красноярске и Омске, а другое – суметь сделать из этих историй правильные стратегические выводы на будущее. Региональные кампании уже явным образом превращаются в ключевую арену борьбы за политическое влияние в стране.

С точки зрения перспективы результаты июньских выборов мэров сибирских городов вовсе не так плохи для оппозиции. Во-первых, «Единой России» помогла победить лишь исключительно низкая явка избирателей – в Красноярске она составила 21%, в Омске вообще всего 17%. Даже при столь низкой явке победитель омских выборов Вячеслав Двораковский не смог набрать и 50% — за него проголосовали всего 8,5% от списочного состава избирателей. В Красноярске новоизбранный мэр Эдхам Акбулатов получил всего 14,7% голосов от списочного числа избирателей. Для сравнения, победитель весенних выборов мэра Ярославля Евгений Урлашов набрал в первом туре почти 26% от общего числа избирателей в городе, во втором – более 31%. Все это говорит о том, что

сегодня «Единая Россия» может уверенно побеждать только при очень низкой явке избирателей, а абсолютное число голосов, которые власть в состоянии мобилизовать даже с учетом использования административного ресурса, очень невелико.

Таким образом, поднимая явку всего на несколько процентов, оппозиция в состоянии создавать реальную интригу на региональных выборах, и свою роль будет играть едва ли не каждый голос. В подобных условиях традиционные для части внесистемной оппозиции призывы к бойкоту выборов способны принести ощутимый вред, утверждая избирателей в мысли, что исход выборов в пользу власти предрешен, а значит, туда нет смысла ходить.

Нетрудно догадаться, что для поднятия явки понадобятся реально интересные кандидаты, создание интриги на выборах и хорошая массовая агитация. Ничего этого, в целом, на красноярских и омских выборах не было – довольно блеклые кандидаты от системных партий, неспособные реально пробудить избирателя, даже если бы все они повально отказались от участия в выборной гонке в пользу кого-то одного из своей кампании. Было предположение, что кандидатам от оппозиционных партий нужно поступать именно так, чтобы создать на выборах реальную борьбу. Однако такая схема сама по себе вовсе не обязательно сработает: если единственным оппозиционным кандидатом окажется какой-нибудь скучный коммунист, а его противником – в общем неплохой хозяйственник-единоросс без большого антирейтинга, совершенно не факт, что избиратели захотят менять «шило на мыло». Хотя популярность «Единой России» находится сейчас на историческом дне, «вытянуть» партию в регионах сегодня вполне способны не особенно политически окрашенные, умеренные прагматики с управленческой хваткой. А конкретные региональные политики от КПРФ и других парламентских оппозиционных партий могут и не выглядеть привлекательной альтернативой – с учетом того, что местная политика, в отличие от выборов в Госдуму, сильно персонифицирована и в меньшей степени является борьбой идеологий, это очень важно.

История с агитацией тоже важна – несмотря на блокаду доступа к телевидению, радио, газетам и билбордам, нужно не стесняться активно распространять качественную печатную продукцию, чем оппозиционеры часто пренебрегают. Многие думают, что избиратели сами будут интересоваться списком кандидатов на выборах, разбираться, кто есть кто и т. п. Это не так: нужно довести информацию об альтернативных кандидатах до каждого избирателя, особенно если узнаваемость невелика либо люди не воспринимают соответствующего кандидата как политика (хотя, возможно, знают его как бизнесмена) – с такой проблемой столкнулись кандидат от «Справедливой России» Александр Коропачинский в Красноярске (предприниматель, ранее в выборах не участвовавший) и кандидат «Яблока» Александр Коротков в Омске (более 10 лет назад работавший вице-губернатором области, но уже давно переехавший в Москву и подзабытый избирателями своего города).

Что касается агитации, то местные выборы раз за разом показывают: общих разговоров про «жуликов и воров» недостаточно, эта риторика постепенно теряет остроту, нужно уметь профессионально говорить с избирателем о конкретных местных проблемах на понятном ему языке.

И надо сказать, что в этом плане кандидаты от ЕР на сибирских выборах смотрелись вовсе не так плохо, и это нужно будет учитывать в будущих кампаниях – примитивный антивластный демагогический пафос теряет блеск.

Если появятся хорошие кандидаты с привлекательной местной повесткой и качественной агитацией, вопрос объединения «ежа с ужом» — всех-всех-всех оппозиционных кандидатов – может необязательно оказываться центральным, объединятся по факту вокруг по-настоящему сильного. Все эти споры вокруг оппозиционных праймериз – часто не более чем оборотная сторона реального отсутствия сильного кандидата, хотя сами по себе праймериз являются неплохой идеей, если только к их организации подходят серьезно, процедура включает в себя реальные дебаты между кандидатами, а в голосовании участвуют не профессиональные интернет-бездельники, а непосредственно население территории, где будут проходить выборы.

Откуда взяться сильным кандидатам – отдельный большой вопрос. Проблема состоит в том, что старые системные партии механизмов селекции таких кандидатов абсолютно не создают – в них работа с региональными отделениями построена на подборе исполнителей по критерию наибольшей лояльности условному Зюганову, а не способности победить на выборах (последнее качество в системе координат, построенной на лояльности, как раз воспринимается руководством негативно, отсюда толпы безликих и бессмысленных кандидатов от системных партий на региональных и местных выборах). И тут, как ни странно, пользу способны принести множественно создаваемые новые партии – уже видно, что многие перспективные политики пошли вступать в них, справедливо видя в этих партиях более удобный кадровый лифт наверх. Думаю, о свежих и интересных кандидатах от новых партий на выборах в регионах мы в ближайшее время еще услышим.

Вообще, слабые результаты оппозиции на последних выборах явно свидетельствуют, что потенциал системных партий на местном уровне исчерпан и уперся в потолок, а появление новых сильных независимых кандидатов, рискну предположить, сможет оттянуть у системных партий протестные голоса, раньше достававшиеся им против отсутствия альтернативы.

Есть все основания ожидать обрушения рейтинга старых парламентских партий на ближайших региональных выборах.

Для победы в регионах нужно делать и многое другое – добиваться информационной федерализации кампании (чтобы местным чиновникам было сложнее втихую воровать голоса), обеспечивать покрытие всех участков независимым наблюдением (в отличие от федеральных выборов, на локальных сделать это намного проще). Главное – не слишком отчаиваться из-за отдельных ожидаемых неудач и сосредоточить усилия на приоритетах, которые действительно могут привести к успеху. Таких возможностей в ближайшие месяцы и годы будет еще очень много.