Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Какая разница, кто убил

22.03.2013, 20:39

Юлия Латынина о мировых правозащитных конфузах

15 ноября прошлого года The Washington Post опубликовала на первой странице снимок, на котором был изображен корреспондент «Би-Би-Си» в секторе Газа Джихад Машарауи с мертвым 11-месячным сыном на руках. По словам Джихада Машарауи, тот был убит ракетой израильских оккупантов во время операции «Литой Свинец». Статья Макса Фишера, сопутствующая снимку, заклеймила позором израильскую военщину, убивающую мирных детей.

На прошлой неделе ООН была вынуждена признать, что сын Машарауи был убит самодельной палестинской ракетой, которая ввиду халтурной сборки не долетела до территории Израиля.

После чего г-н Фишер разразился на страницах Washigton Post еще одной статьей, в которой недоумевал, а какая, собственно, разница, «whose army inadvertently killed an 11-month-old infant who was the enemy of neither?»

Реклама

Проблемой, в данном случае, является не Джихад Машарауи, который устроил пропагандистскую ложь из гибели собственного сына (ибо ракета – не пуля, после нее остаются обломки, и чья ракета, было понятно сразу). Проблемой являются именно максы фишеры, которые верят любому вранью террористов. Проблемой является тот факт, что BBC взяло на службу пропагандиста ХАМАСа и разделяло его точку зрения.

8 марта этого года Госдеп США должен был наградить десять женщин наградой International Women of Courage Award. В числе прочих лауреатов была египтянка Самира Ибрагим. Сразу после объявления списка награждаемых СМИ заглянули в твиттер знатной борчихи за права человека и прочли там, по поводу 11 сентября: «Сегодня – годовщина 9/11. Да горит Америка каждый год». По поводу смертника, взорвавшего в Бургасе автобус с израильскими туристами: «Сегодня отличный день с отличными новостями». И т.д., и т.п. Госдеп сконфузился и отозвал премию г-жи Ибрагим до «выяснения обстоятельств», но самое удивительное, что Самира Ибрагим, узнав о том, что ей причитается награда Америки, которая «должна гореть каждый год», вовсе не отказалась от нее с возмущением. Наоборот, она заявила, что твиттер ее взломали враги.

Случай как с Джихадом Машарауи, так и с Самирой Ибрагим совершенно типичен. Современные западные правозащитные организации не просто защищают террористов и их идеологов: они проросли друг в друга.

Правозащитники выдают террористам гранты, черпают от них информацию, клеймят позором сионистских оккупантов, убивающих палестинских детей, а будучи пойманы за руку, восклицают: «Ну какая разница, кто убил мальчика!»

Вот еще одна история, совершенно поразительная. В современной войне против террора – в войне, где по условиям игры нельзя ни рисковать собственными солдатами (парламент дома поднимет хай), ни убивать мирных жителей (поднимут хай правозащитники) главнейшую роль приобрели беспилотники. Они позволяют нанести удар по террористу, не подвергая опасности собственных солдат и минимизируя жертвы среди окружающих террориста лиц. Понятно, что террористическое лобби в правозащитных и международных организациях стало прилагать все усилия к тому, чтобы беспилотники запретить.

И вот недавно Комиссариат ООН по правам человека начал расследование по факту использования беспилотников с целью «установить, не являются ли проистекающие из них гражданские жертвы военным преступлением».

Выдающийся персонаж, некто Бен Эммерсон, адвокат и специальный уполномоченный ООН по правам человека и контртерроризму, заявил, что «пользователи технологии, позволяющей направленные убийства, должны, в случае каждой смерти, стать объектами независимого расследования… Если они откажутся создать подобный механизм, ООН должна организовать подобный механизм через Совет по правам человека при ООН, Генеральую Ассамблению и аппарат Генкомиссара ООН».

Нави Пиллэй, верховный комиссар по правам человека при ООН, заявила: «Беспорядочные убийства и увечья, наносимые гражданским лицам при любых обстоятельствах, являются нарушениями прав человека».

Вообще если бы наблюдатель с Марса изучал историю применения беспилотников по таким высказываниям, у него бы сложилось впечатление, что беспилотники – это такая адская штука, которую кровавые западные режимы употребляют для того, чтобы специально истреблять мирное население. Вы просто не найдете у этих фарисеев упоминаний о том, что беспилотники уничтожают преимущественно террористов.

Я все это пишу к тому, что мне кажется, пора называть кошку кошкой. Международное правозащитное движение выродилось, обюрократилось, и от скрытой поддержки левых перешло к поддержке террористов всех мастей.

Нет никакой возможности доказать что-либо человеку, который на тезис «беспилотники уничтожают террористов» отвечает «это не важно», а когда террористы приносят ему фотошоп с «мирной жертвой беспилотника», кричит, не проверяя, «а вот это самое главное!» И не важно, сознательно или нет, этот человек искажает информацию.

Важно то, что современные правозащитные движения защищают террористов; получают деньги от Саудовской Аравии; оказываются союзниками одиозных диктаторов; выставляют тоталитарные режимы, вроде ХАМАСа, в виде несчастных жертв, и с помощью дотаций обеспечивают их жизнеспособность. А тогда, когда они критикуют режимы, устроенные действительно жутким образом (например – Россию за смерть Магнитского), это можно сделать без всяких ссылок на расплывчатые «права человека», а просто требуя, чтобы в данной стране соблюдался суд и закон.