Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Избирательный национализм

30.11.2012, 18:45

Юлия Латынина о реакции на приговор Мирзаеву

Суд выпустил на свободу дагестанца Расула Мирзаева, чемпиона мира по самбо, который в августе прошлого года в ходе пьяной ссоры у ночного клуба «Гараж» ударил русского Ивана Агафонова, который после этого удара умер в больнице.

Уголовных дел не бывает «вообще». Затем и слушается уголовное дело в суде, чтобы выяснить все обстоятельства произошедшего. В деле Расула Мирзаева было установлено, что он ударил Агафонова после того, как тот начал катать вокруг мирзаевской девушки машинку, чтобы ее снять, а на замечание Мирзаева «это моя девушка» ответил: «Надо будет — и тебя сниму».

В жизни мужчины есть случаи, когда единственным адекватным ответом является удар. Это один из них.

Мирзаев был трезв, а Агафонов пьян. Вообще, несмотря на свои 19 лет, Агафонов имел богатую биографию. Он собирался стать полицейским и учился в колледже полиции № 1, а заодно с другими будущими стражами порядка промышлял грабежами в составе банды (грабили курьеров, привозивших заказанные по интернету товары, было подозрение на разбойное нападение на лотерейный клуб).

Разница в весе и росте была в пользу зачинщика конфликта — то есть Агафонова. Рост Мирзаева — 168 см, а вес — 65 кг. Рост Агафонова — 190 см, вес — 90 кг. Иначе говоря, пьяный Агафонов, занимавшийся тайским боксом, вряд ли понимал, что дерзит человеку сильнее его. Он считал, что безнаказанно хамит щуплому парню, которого уделает одной левой.

Мирзаев явно не собирался убивать Агафонова. Это вытекает именно из того, что Агафонов упал затылком назад. Профессионал может и ударить (и тогда падаешь вперед), и толкнуть (и тогда падаешь назад), но все-таки первое куда вероятней, и, бей Мирзаев в полную силу, Агафонов бы упал вперед. Непосредственной причиной смерти был не удар Мирзаева, а падение затылком об асфальт. Вдобавок выяснилось, что уже в больнице оставленный без присмотра Агафонов снова упал — с каталки, что вряд ли прибавило ему здоровья.

На мой взгляд, судья Федин вынес совершенно справедливое решение. Мирзаев виновен в непредумышленном убийстве, но количество смягчающих баллов в его случае максимально.

Если вы помните, случай Мирзаева произошел через несколько месяцев после другого — убийства кабардинцем Асланом Черкесовым болельщика «Спартака» Егора Свиридова. Оба случая вызвали чрезвычайное возмущение российских националистов. После этого я услыхала: «Путин сказал — Черкесова посадить, Мирзаева отпустить». Должна сказать, что если все произошло так, как велел Путин, то Путин в данном случае решил по справедливости.

Меня чрезвычайно огорчила реакция оппозиции на освобождение Мирзаева в зале суда. Похоже, что половина из тех, кто возмущался, возмущались бы при любом исходе дела.

Меня крайне покоробило сравнение Алексеем Навальным дела Мирзаева с делом Максима Лузянина, которому тот же судья Федин влепил 4,5 года за Болотную и за сколотый зуб омоновца.

Если судья Федин несправедливо посадил Лузянина, из этого еще не следует, что было бы справедливо, если бы он несправедливо посадил еще и Мирзаева.

Подобное надо сравнивать с подобным. Что сделал Лузянин? Напал на сотрудника при исполнении и участвовал в массовых беспорядках. Ну вот и давайте сравнивать с подобным: например, когда нашисты из «Хрюш против» ворвались в магазин «Народный», уронили беременную женщину, укусили мента — и Путин на Селигере велел им продолжать в том же духе. Или с недавним случаем в ауле Гимры, когда брали людей, подозреваемых в сотрудничестве с боевиком номер один Дагестана (уроженцем того же села), и жители закидали омоновцев камнями, после чего задержанных отпустили.

Вывод: членам демократической оппозиции нападать на ментов нельзя. Нашистам и кавказским салафитам — можно. Вот это правильное сравнение.

Что же до дела Мирзаева, то подобное тоже надо сравнивать с подобным. Например, в Самаре в июле ранее судимый таксист и боксер Виталий Панкратов забил до смерти в универмаге рабочего Александра Филиппова. В деле Панкратова нет ни одного смягчающего обстоятельства. Во-первых, Панкратов начал избивать Филиппова после того, как тот заметил, что Панкратов не заплатил за товар. Это вряд ли относится к случаям, при которых Настоящий Мужчина должен дать в морду. Во-вторых, ни о какой неосторожности не может быть и речи. Панкатов ударил Филиппова, ушел из магазина, вернулся и сладострастно и долго избивал, в том числе лежачего, ногами, под видеокамеру, и еще избил пытавшихся оттащить. Между тем в этом деле следователи встали на сторону убийцы, переквалифицировав дело со статьи об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть, на причинение смерти по неосторожности.

Если власть занимается избирательным правосудием в случае Лузянина и принявших свинский образ нашистов, то это не повод оппозиции заниматься избирательным правосудием и орать по поводу отпущенного на свободу Мирзаева, но молчать о Панкратове.