Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Письма издалека

18.07.2006, 10:43

Мастер культуры на то и мастер, чтобы возрождать забытый, как еще недавно казалось, мертвый язык советских обличительных писем и речей

По мере развития и бронзовения «суверенной демократии» мастера культуры все чаще отвечают на вопрос «С кем вы?» утвердительно. Они говорят решительное «да» и обращаются с письмами в различные инстанции, клеймя врагов в рамках языковой советской культуры 1930–1950-х годов. Члены Общественной палаты, включая таких искрометных людей, как адвокат Анатолий Кучерена и политолог Андраник Мигранян, написали письмо Джорджу Бушу и Тони Блэру. Их охватили «чувства недоумения и беспокойства» в связи с посещением конференции «Другая Россия» заместителями госсекретаря США и посла Великобритании в России, им не понравилось «грубое нарушение дипломатического этикета» «вопреки недвусмысленному предупреждению российской стороны». Представители общественности, среди которых в основном известные спортсмены, артисты, почему-то Николай Петраков и — на первом месте — Юрий Башмет, обратились к руководителям зарубежных СМИ («Уважаемые издатели и владельцы иностранных медиаактивов!»), которые «все чаще преподносят Россию» в понятно каком свете.

Столь стремительное и убедительное возвращение к практике советских времен, лишь подтверждающее самым непререкаемым образом наихудшие «спорные реминисценции» издателей «иностранных медиаактивов», началось год назад. Тогда на правах рекламы 50 мастеров культуры как в области балета и художественной гимнастики, так и фигурного катания и моделирования одежды заклеймили в своем обращении всех сомневающихся в адекватности приговора Михаилу Ходорковскому: «…волей-неволей начинаешь задумываться, а так ли те, кто постоянно говорит о несправедливости, заботятся о соблюдении прав обвиняемых? Или они преследуют иные интересы…»

Один из тогдашних подписантов, очень уважаемый человек, весь в регалиях и званиях, объяснял моему коллеге свои мотивы: «Ты ничего не понимаешь! Мне вместе с приглашением на кремлевский прием прислали на подпись это письмо. Как я мог отказаться его подписывать?»

Действительно, как можно пойти на кремлевский прием, не подписав непристойного письма, не пнув вдогонку ногой отправляющегося по этапу человека?!

Это не в традициях советских мастеров культуры. А теперь именно советские традиции надо чтить. Ибо, как сказано в письме руководителям зарубежных СМИ, «Россия тяжело, с трудом расстается с тяжким грузом девяностых годов». И это правда, действительно тяжело, ох как нелегко демонтировать институты демократии, харкая кровью, изменять избирательное законодательство, с натугой, с риском получения пупочной грыжи возвращать государство в экономику. Примерно так же тяжело, как отказываться от подписания письма перед тем, как, отправляясь на кремлевский прием, наденешь строгий итальянский галстук и белоснежную сорочку от Van Laak.

Кто же он, мастер культуры? Как и в советские годы, мастера культуры не надо даже покупать. Государству достаточно продемонстрировать ему перст указующий, и он сделает все как надо. Глубоко в подсознании, глубже, чем даже могли себе представить старики Фрейд, Фромм и академик Лысенко, вместе взятые, лежит у мастера культуры спящий ген — ген поклонения власти и чинопочитания. Уничтожить его не смогли даже 1990-е годы, когда мастер культуры перестал зависеть от государства, а превратился в слугу своего таланта, который вполне удачно и за большие деньги был продан на открытом рынке.

Мастер культуры на то и мастер, чтобы возрождать забытый, как еще недавно казалось, мертвый язык советских обличительных писем и речей.

Один мой приятель обнаружил в польской партийной периодике 1950-х годов изумительную формулу: «Заплеванный пигмей реакции». Еще немного, еще пара-тройка писем общественности — и у нашего мастера культуры есть шанс отточить свое перо и до таких риторических вершин. Пока же достижения более скромные, но вполне удовлетворительные: «Возможно, развернутая в иностранных СМИ антироссийская кампания просто имеет экономические корни, и ее направляют владельцы транснациональных корпораций, деловые интересы которых не сочетаются с активной интеграцией России в мировую экономику».

Ставя, как и положено советскому околовластному интеллигенту, во главу угла материальный интерес, пропуская вперед Маркса, мастер культуры оговаривается по Фрейду: «…все чаще преподносят Россию как страну, погрязшую в коррупции, преступности, разделенную на сферы влияния «правящими кланами», в которой царит ксенофобия и национальная нетерпимость». Нет, я все понимаю: среднестатистический мастер культуры на самом деле не читает не только иностранную прессу, но и российскую, не говоря уже о том, что большую часть времени проводит за границей. Но не заметить того, что страна действительно погрязла в коррупции, действительно поделена кланами, действительно страдает от ксенофобии и национальной нетерпимости, невозможно. Даже если ты чемпион мира по шахматам, олимпийский чемпион и народный артист.

Оставим мастера культуры наедине с кричащими заголовками буржуазной прессы, «муссирующей» свои «умолчания» и «двойные стандарты». И обратимся к фигуре организатора и вдохновителя писем — обобщенного персонажа с неуловимыми чичиковскими чертами, обитающего на Старой площади. Ее воздух сыграл с ним злую шутку, как воздух свободы с профессором Плейшнером. Он вдруг решил, что письма мастеров культуры — это эффективный пиар страны, на который обратят внимание все без исключения. Но едва ли адресат писем, неизвестный буржуй, покается в своих грехах публично, если увидит подпись майстерзингера А.Н. Буйнова, быстрой ножкой ножку бьющей А.Ю. Волочковой или адвоката всея без исключения Руси А.Г. Кучерены.

Эффект, скорее всего, будет нулевой. Если не отрицательный. С равным успехом мастера культуры могли бы написать в «Спортлото».

Чего им и остается искренне пожелать.