Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Молодым везде у нас «Газпром»

23.06.2009, 10:11

Поколение высоких цен на энергоносители мечтает работать там, где эта высокая цена формируется

Опрос Центра развития карьеры Высшей школы экономики (ВШЭ), проведенный среди 900 студентов этого элитного учебного заведения, подтвердил худшие подозрения по поводу поколения, вступающего в жизнь и выходящего на рынок труда в кризис. Некоторые совпадения с недавним исследованием ФОМа по поводу привлекательности работодателей для молодых специалистов кажутся пугающими.

При всех отличиях, первые две строчки и в том и в другом исследовании заняли «Газпром» и администрация президента. Юноши и девушки мечтают работать именно в этих специфических структурах.

Реклама

Так и хочется воскликнуть вслед за мисс Гертрудой Стайн: «Все вы – потерянное поколение!» Студенты и молодые специалисты готовятся «к вчерашней войне» на рынке труда, действуют в соответствии с рефлексами, характерными для людей, живущих в рентоориентированной, экспортносырьевой экономике.

Поколение высоких цен на энергоносители, естественным образом, мечтает работать там, где эта высокая цена формируется – экономическими и политическими средствами.

Отсюда и нечувствительность этого поколения к вопросам, которые мучили генерации, действовавшие 15–20 лет назад, – демократия, свобода слова, права человека, свободные выборы. Действовавшие в эпоху, когда иерархия достижений была принципиально иной. «Он открыл свое дело», — так с придыханием говорили о человеке, который добился успеха в тех давних обстоятельствах. А в последние годы этими словами можно было описывать поведение явного чудака, фрика или авантюриста. По этому пути родившиеся в горбачевскую эпоху идти не желают. Но… правила меняются на ходу…

Среди привлекательных работодателей, названия которых совпадают в обоих рейтингах, значится, например, Первый канал, главная манипулятивная инстанция страны. Оказывается, у поколения тучных лет, генерации конформистов «Первый» – еще и модное для работы место.

Есть и существенные отличия в результатах двух исследований.

Если в опросе ФОМа в первой десятке фигурируют почти исключительно крупнейшие государственные или квазичастные компании типа РЖД или «ЛУКойла», то студенты Вышки, безусловно, отличаются большей рафинированностью: Apple, McKinsey, «Тройка Диалог»

– все это модные компании среди продвинутых, не говоря уже о попадании в первую десятку рейтинга «Студии Артемия Лебедева». У студентов ВШЭ вместо брутального МВД – куртуазный МИД, вместо «Роснефти» – Ernst & Young, а среди государственных работодателей – либеральные Минфин и Минэкономразвития. Но ведь наверху-то все равно «Газпром» с кремлевской администрацией!

С одной стороны, ориентация на маяки прежних лет – это ожидания скорого конца кризиса. С другой – это приверженность узнаваемым символам эпохи «стабильности», сопутствующий эффект которой — небывало высокая, возможно, сопоставимая с советскими годами степень конформизма. Политического, экономического, бытового.

Получается, что даже передовой вуз, который всегда ассоциировался с реформаторским духом, не слишком удачно транслирует в своих стенах ценности модернизации. Среда «стабильности» настолько плотная, что сигналы не проходят – все равно формируются конформистские и подражательные рефлексы: смотрим в телевизор и на экран компьютера – видим по Первому каналу «Газпром» и Кремль. Мечты сбываются…

Восемь тучных лет – это время формирования мозгов у старшеклассников, которые успели стать студентами и теперь готовятся продавать себя на рынке труда. У них завышенные ожидания в целом, завышенные представления о зарплате и завышенное мнение о самих себе в частности. Есть такое понятие savoir-vivre, означающее умение жить и адекватно вести себя. Сформировавшийся у выпускников и молодых специалистов savoir-vivre относится к уходящей эпохе. Не говоря уже о том, что многие работодатели уже потеряли свой лоск и гораздо менее охотно нанимают новых сотрудников, если вообще нанимают.

Перепроизводство юристов и экономистов вкупе с общей инфляцией высшего образования способно несколько изменить ситуацию на рынке труда, который, пожалуй, уже востребовал и иные ожидания, в том числе зарплатные, и другую трудовую этику.

Ситуация примерно такая, как это было описано в некогда популярной миниатюре Михаила Жванецкого второй половины 1960-х: «Хочу вас сразу предупредить: забудьте институт, все, чему вас там учили, никогда в жизни не понадобится». Конечно, эта миниатюра, которую исполнял Аркадий Райкин, относится к инженерной цивилизации. Но ведь, кажется, она сейчас возвращается, только на новом технологическим витке, когда,

если мы хотим преодолеть матрицу догоняющего развития, в первых строчках наиболее привлекательных работодателей должны стоять названия заводов и инновационных фирм.

Потому что инновации – не в начальственном окрике и сопутствующих ему бюджетных деньгах, которые всякий раз рискуют заблудиться в дебрях согласований и исчезнуть, будто их и не было, а в головах. В головах, в институтах и в среде, которые выращиваются в высших учебных заведениях. Но, скорее всего, речь теперь идет, в лучшем случае, о следующих поколениях, а не о сегодняшней образованщине эпохи ресурсного проклятия. Теперь мы видим, как оно, это проклятие, о котором так долго говорили либералы, выглядит в человеческом измерении.

Из той же миниатюры Жванецкого – нереализованная утопия советского времени, снова актуальная, хотя бы как мечта: «Надо мной взяли шефство молодые рабочие, обещали сделать из меня инженера. Они своего добьются». А вы говорите — «Газпром»…