Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Бог в цифре

15.09.2019, 12:25

Аурен Хабичев о том, как мир технологий приближает нас к Всевышнему

Мы часто говорим о том, что будущее лишено духовности, но, кажется, именно будущее предстанет той эпохой, когда люди станут еще ближе к создателю. В период исторического разлома человечество испытывает первобытный страх.

Многие думают, что чем ближе цифровизация, тем дальше мы от бога, тем больше мы уходим от «плоти и крови». Недавно я делал интервью с известным в России астрофизиком. Его слова поразили меня до глубины души. Ученый сказал следующее: «Цель современной науки — найти высший разум».

Эти слова актуальны именно сейчас. Ибо никогда еще в нашей истории наука не была так близка к постижению смысла всего сущего, как сейчас. Ни аграрная, ни научная революции, ни тем более религиозные догмы так не приближали нас к «изначальной сути», как появление искусственного интеллекта или попытки столкнуть элементарные частицы.

Мы можем надменно заявлять о сохранении человеческого сознания в облаке, создании своей цифровой сущности, присваивая эти достижения науке, но давайте искренне ответим себе на вопрос — ради чего мы все это делаем?

Если отбросить весь свой внутренний скепсис, то ответ будет очевиден. Мы хотим в Него верить.

Вы заметили, как именно сейчас человечество ищет бога? Вы заметили, как близки мы к нему именно сейчас? Мы можем называть этот процесс глобальной технологизацией мира, рассуждать о гипотетическом множестве параллельных вселенных, библейской единичности бытия, использовать научный термин «сингулярность». Но все это разные определения одной реальности, одной истины и говорит о том, что мы приблизились «одесную Отца».

В «Евангелие от Иоанна есть такие строки: «Все через Него начало быть и без Него ничто не начало быть, что начало быть». Наш беспокойный разум в итоге так и заключит: все от творческой воли отца — будь то неупорядоченное движение субатомных частиц в остывающей правселенной или создание за шесть дней всего сущего, что есть в пределах нашего мира.

Будущее тем и прекрасно, что стремительно приближает нас к какой-то развязке.

В романе болгарского писателя-футуролога Николаса Димитрова «Дилер реальности», который недавно подвергся тотальным блокировкам в соцсетях, есть одна важная мысль. Человек будущего — с его возможностью создавать искусственный интеллект для удовлетворения своих самых извращенных желаний, способностью погружаться в персональную реальность, человек — почти бог.

Он по-прежнему посещает будки-исповедальни с виртуальными священниками, ведет духовные беседы, ибо именно в такой период ему необходима поддержка свыше. Главный герой сочиняет цифровую религию, которую называет «Трансферизм», получает возможность вечного бытия в виртуальном мире, создает цифровой рай в соответствии с индивидуальными потребностями, но в итоге все рушится, все возвращается на круги своя.

По сюжету люди по-прежнему тонут в разврате, создают самый глобальный в истории человечества порно-эксперимент, но их мир так близок к разгадке, к логическому завершению божественного цикла, когда вселенная схлопнется и в одночасье бытие снова станет «небытийным».

Почти вся футурологическая литература, я имею в виду именно философско-футурологическую литературу, видит в будущем человека, наделенного сверхспособностями и божественной силой. Если говорить о главных и наиболее влиятельных книгах о будущем, то место бога и духовных поисков «маленького человека» в них очевидно.

Кажется, мы на пороге тектонических смысловых сдвигов. Произойдет то, что заставит нас осознать: разница между «духом, что носился над бездной», и постулируемым учеными «большим взрывом» разве что в формулировке.

Человек проделал огромный путь, чтобы вернуться к истокам, излечиться от высокомерия и гордыни.

Не было бы общей теории относительности Эйнштейна, если бы не его духовный опыт знакомства с «Разоблачением Изиды» Елены Блаватской. Не было бы ни одного эпического романа, изменившего моральный и нравственный облик человечества, если бы не вечные библейские сюжеты.

Нам дали возможность выбора, возможность сомневаться и искать другие пути, но каждый раз мы возвращаемся к одним и тем же истинам, а затем начинаем новый путь.